Сестра Татьяна хорошо говорит по-русски, и только иногда в её речи слышится мягкий польский акцент. Подданная другой страны живет в Благовещенске, служит в католическом приходе и дважды в неделю приезжает в городскую больницу, чтобы ухаживать за пациентами паллиативного отделения, в котором лежат онкобольные. Бесплатными помощниками в хосписе работают два десятка волонтёров разных вероисповеданий. 
 
От Гданьска до Благовещенска 

Эльжбета родилась в Гданьске в совершенно обычной семье: папа - автомеханик, мама - бухгалтер, есть старшая сестра и младший брат. По воскресеньям все домашние обязательно ходили в костел - так было заведено в большинстве семей, и никаких вопросов это не вызывало даже в то время, когда Польша являлась социалистической страной. Эльжбета жила, как многие ее сверстники: ходила на дискотеки, в кино, в театр, гуляла с друзьями. После восьмого класса она поступила в медицинский лицей и стала дипломированной медсестрой. А потом решила уйти в… монастырь. Ничего необычного в этом тоже не было, так поступали многие молодые люди, видя свое призвание в богослужении. Поэтому родители не препятствовали желанию дочери, только были несколько удивлены, поскольку Эльжбета отличалась активностью, жизнелюбием и неиссякаемым оптимизмом. Но 20-летняя девушка уже тогда поняла - она хочет служить другим людям. 

Разные монастыри, заочная учеба в богословском университете, преподавание в школах и детских садах - и только через девять лет она дала вечный, на всю жизнь, монашеский обет. Там, в монастыре, Эльжбета стала сестрой Татьяной в честь великомученицы, почитаемой как в католической, так и в православной церквях. Но монахиня женского монастыря святого Доминика тогда даже не подозревала, что у русских это имя - одно из самых распространенных и судьба когда-то свяжет её с Россией. 

Когда католический епископ из Иркутска обратился к настоятельнице монастыря в Катовице с просьбой прислать к нему монахинь, сестра Татьяна сама вызвалась поехать в неизвестную для нее Сибирь. 14 лет она прослужила в Улан-Удэ, выучив за эти годы русский язык почти в совершенстве. А три года назад польская монахиня прибыла в Благовещенск: именно здесь пригодилась её первая специальность - медицинская сестра.

Служение

- В медицинском лицее мы учились четыре года, потом еще год проходили стажировку, сдавали экзамен и только тогда получали диплом. Во время практики мне приходилось ухаживать за тяжелобольными - имя и диагноз первой пациентки, которая умерла, я помню до сих пор, хотя прошло почти тридцать лет. В лицее я также сталкивалась с уходом за онкологическими больными. В Польше в то время была несколько другая организация такой работы - домашний хоспис, когда врач и медсестра ходили по семьям. Если пациент давно болеет и долго лежит, необходимо в первую очередь помочь родственникам. Мы, как волонтеры, по мере необходимости работали сиделками, чтобы разгрузить родных онкобольного, а также выполняли назначения врача, например, отвозили кровь на анализ. 

Здесь, в Благовещенске, я снова вернулась к своему первому образованию. Два года назад руководитель городской больницы попросил различные религиозные организации, в том числе наш католический приход, чтобы в паллиативное отделение пришли волонтеры. Конечно, можно было отказаться, но я сказала: «Пойду!» Я хотела делиться любовью и милосердием, которые получаю сама от Бога и других людей. Семь лет назад мой папа умер тоже от рака, я вместе с родными была рядом с ним, когда он ушел от нас, поэтому знаю, как это тяжело и больно. 

В хосписе мы работаем по два человека с утра до обеда как помощники медперсонала, и дел очень много. Сначала обходим отделение, чтобы понять, кому что нужно: поменять памперсы, помыть. Потом кормим больных завтраком, занимаемся уборкой в палатах и коридоре, отвозим, если надо, пациентов на обследование и на анализы, следим за капельницами, меняем постельное белье. Особенно большие нагрузки летом, когда медсестры уходят в отпуск и рук не хватает. Поэтому, если просят, я прихожу в больницу чаще, чем два раза в неделю.

В паллиативном отделении лежат особые пациенты, поэтому в общении с ними необходимо проявлять большое терпение. Если вижу отчуждение, не навязываюсь, просто поздороваюсь с улыбкой, что-то скажу ласковое или с шуткой, чтобы установить контакт. Хотя на долгие разговоры времени нет - надо работать. Но я не воспринимаю это как тяжелое служение, поскольку из больницы выхожу не опустошенная, а, наоборот, обогащенная: люди, стоящие на пороге вечности, учат меня, как относиться к смерти, заставляют еще внимательнее присмотреться к себе и переосмыслить некоторые ценности в жизни. 
 
«Сибирское здоровье» 

Сама сестра Татьяна почти не обращается к врачам в поликлинику, говоря в шутку, что у нее «крепкое сибирское здоровье». Но, как и положено каждому, она имеет медполис, ИНН и СНИЛС, а также все атрибуты современной жизни в виде сотового телефона, банковской карты и водительского удостоверения. Кстати, польская монахиня водит иномарку и никогда не нарушает правила дорожного движения. В Благовещенске ей нравится, и она хотела бы остаться здесь надолго. Изредка бывая в родной Польше, она замечает, что не только говорит, но даже мыслит уже по-русски. 

Анна АЗАНОВА.