До личной встречи с Ольгой я планировала написать о ее необычном гардеробе, неординарной прическе, красивой фигуре и безудержной любви к разноцветным очкам. Такой я видела благовещенку Ольгу Бахметьеву на странице в соцсети. И тогда я подумать не могла, что под розовыми очками скрывается совсем не ванильная история.
 
Позитивного фитнес-тренера с идеальным телом, Ольгу знают и любят не только в Благовещенске, но и в Хабаровске, в Новосибирске, на Сахалине и даже в Москве. Тренер с 14-летним стажем ведет дистанционный проект по похудению и помогает людям из разных уголков страны стать стройными и уверенными в себе. Для всех она яркая и улыбчивая, но мало кому известно, что эта 33-летняя женщина в своей жизни смогла сделать гораздо больше, чем накачать стальной пресс: она смогла сама встать на ноги.

 
Всё, что в жизни есть у меня

С детства Ольга была активной и целеустремленной. Училась игре на фортепиано, занималась плаванием. Она была влюблена в спорт и в 17-летнем возрасте вышла на профессиональный уровень, став серебряным призером чемпионата Дальнего Востока по фитнесу. С тех пор со спортом Евся (такой псевдоним девушке дали из-за девичьей фамилии Евсеева) не расставалась. Потом был институт и параллельная работа фитнес-тренером. После - поездка в Москву и преподавание спортивных дисциплин в одном из престижных клубов столицы. Жизнь была такая же живая и быстрая, как сама Евся.

- Я полтора года прожила в Москве, а потом вышла замуж и вернулась в Благовещенск - вслед за мужем. Мы со Стасом решили, что через год-другой уедем в Москву, но я забеременела, и переезд решили отложить. Тогда мне казалось, что я самая счастливая и красивая будущая мама на земле. Беременность протекала очень спокойно - ни отеков, ни тошноты. И я уже представляла, как буду наряжать своего малыша, катать коляску, делать семейные фотосессии. 

На тот момент Бахметьевы действительно жили, как в сказке, которая в одночасье превратилась в фильм ужасов.

С ног на голову

- 11 мая 2014 года был ветреный день, мы с семьей отдыхали на природе, жарили шашлыки, смеялись. И в какой-то момент мне стало нехорошо, заложило нос, появилась вялость, дискомфорт. На следующее утро добавились тахикардия, головокружение, немели пальцы рук и ног, тело становилось бесконтрольным. Муж повез меня в платную клинику. По дороге я резко оглохла на левое ухо, ощущение - будто в него вылили ведро воды и заткнули полотенцем. Боль была невыносимая, перед глазами всё плыло. Буквально заползая в кабинет врача, я умоляла его сделать хоть что-нибудь, чтобы мне стало легче. В ответ услышала: «Беременная, может, вы успокоитесь? Поставим капельницу, поспите». После пробуждения муж просил меня встать с кушетки, а я не могла приказать телу подняться, пошевелиться, не могла держать голову в одном положении. Когда Стас попытался меня поднять, открылась рвота и пол с потолком поменялись местами. Головокружение было таким, будто меня закрыли в центрифуге. В приехавшую машину «скорой помощи» меня на руках выносил папа, так как их носилки не проходили в дверной проём. 
Меня привезли в город-скую больницу, в течение четырех часов в палату заходили новые врачи, спрашивали о симптомах, уходя, говорили: «Моей патологии здесь нет, ждите другого доктора». Первые пять дней были кошмарными: я лежала на правой стороне, левое ухо не слышало, при малейшем движении всё переворачивалось в голове, тело не слушалось, каждую минуту приступы тошноты, есть не могла, и при этом во мне жил маленький Илюха. И, знаете, что самое страшное в этой ситуации? То, что ты находишься в заведении, где вроде бы помогают людям, но тебе никто ничем не может помочь. На тот момент для них было самым главным, чтобы беременная женщина с неизвестной патологией не умерла в их больнице. Следующей задачей было поскорее избавиться от меня.

 
Встань и иди

Жизнь Евси разделилась на «до» и «после». В её палату приходили профессора, кандидаты медицинских наук, специалисты из министерства здравоохранения, собирались консилиумы, но диагноза не было. Морально выносить всё это было невероятно тяжело. Женщина заблокировала сим-карту, не отвечала на сообщения в соцсетях, полностью закрылась от внешнего мира. 

- Помню, как в палату зашел один специалист, удивленно посмотрел на меня и небрежно бросил: «Ты что, до сих пор еще не ходишь?» А потом в меня снова вливали кучу лекарств от всего подряд - так, на всякий случай. 

Но Ольгу поддерживали муж, родители и старшая сестра. Стас в прямом смысле носил любимую жену на руках, ходить она не могла. Да что там ходить? За два месяца пребывания в больнице она только научилась недолго сидеть. 

- Я каждый день задавала себе одни и те же вопросы: «За что?» и «Почему именно я?». Даже в кошмарном сне не могло присниться, что когда-то мои родители, муж, сестра будут за мной ухаживать, убирать «утки», переодевать, кормить из ложечки. Я всё понимала, мыслила, но делать ничего не могла.


Мама - первое слово


- Пребывание в больнице потеряло всякий смысл. Мы написали отказ от лечения. Муж посадил меня в инвалидную коляску и вывез из больницы. Остановился. Я вдохнула свежий летний воздух, почувствовала малыша внутри себя. Наверное, так сильно я не рыдала никогда. А когда успокоилась, поставила цель: что бы ни было со мной, я должна дать жизнь своему сыну. 

Несмотря на состояние Ольги, на консилиуме решили не делать кесарево сечение, так как малыш здоров, а она - спортсменка и сможет понять, как правильно себя вести в родах. 5 августа 2014 года родился прекрасный, здоровый мальчик Илья Бахметьев. Для мамы он стал стимулом, чтобы начать борьбу с неизвестной болезнью самостоятельно.



Евся-герой

- Вернувшись домой, я кинулась штудировать интернет в поисках болезни с моими симптомами. Под определение подходил острый лабиринтит (позже диагноз подтвердят корейские врачи). Его суть в том, что в ухе (у меня в левом) умирает вестибулярный аппарат (благодаря ему мы ходим, контролируем свои движения и так далее). Поэтому при любом повороте или наклоне головы, если в помещении шумно или перед глазами ходит много людей, начинается приступ. Когда появилась хоть какая-то информация, друзья посоветовали лететь на обследование в Корею. Но местные врачи запрещали полет, утверждая, что я умру ёще при взлете. Мне было очень страшно и я так хотела подольше побыть рядом с сыночком, что не могла какое-то время решиться на поездку. 

Теперь Ольга многое знала о своей предполагаемой болезни, читала информацию и следовала рекомендациям из научных трудов. Она стала заниматься своим здоровьем сама: отказалась от назначенных препаратов, начала делать зарядку, то есть шевелить руками и ногами, при этом пытаясь держать координацию. Потом училась заново ходить, заставляла себя выполнять механическую работу - стирать пеленки ребёнка. Через какой ад в это время Ольге пришлось пройти, знала только её семья.

- Я лечила себя и силой мысли. Пока лежала без движения, каждый божий день представляла, как могу шевелить ногами, бегать,  просто ходить. Мысленно я постоянно ходила, а на самом деле во всём моём теле реально могли двигаться только глаза. Но я не собиралась отступать. И 16 октября пришла к родителям на своих ногах. Помню, как 40 минут поднималась на 5 этаж, мама открыла дверь и заплакала. 

Положительная динамика была налицо. И когда сыну исполнилось 8 месяцев, Ольга полетела на обследование в Сеул. 

- Да, я рисковала. Но я понимала, что у Илюшки должна быть полноценная мама, что хочу укачивать своего ребенка сама, что не должна быть обузой для всех. И полет прошел вполне нормально. Доктор в корейской клинике выслушал меня, сильно потряс мою голову (конечно, случился приступ), поставил диагноз, пожал мне руку и сказал, что я - герой. Ведь люди с такой болезнью просто сдаются. Конечно, потом были жуткие тесты-испытания, но в итоге диагноз подтвержден, лечение назначено. Однако слух в левом ухе уже не вернётся никогда, так как драгоценное время упущено. Но это не самое страшное, если учитывать, что наши специалисты только советовали мне купить инвалидную коляску поудобнее.



Невозможное возможно

Сейчас Евся два раза в год летает на осмотр в корейскую клинику. Ольга научилась контролировать свои приступы и вернулась к обычной жизни. Более того, она снова работает с людьми, желающими избавиться от лишнего веса (их сейчас более 200 по всей России). Так как прыгать, бегать, работать с тренажерами ей пока не под силу, она ведет проекты в режиме он-лайн. 

- Теперь для меня нет слова «невозможно», я радуюсь каждому дню, рушу стереотипы, борюсь с неизлечимой болезнью, верю, что когда-нибудь рожу дочку, и уже начинаю тренировки на свежем воздухе.
Позитивная Евся научилась во всём искать плюсы, например, теперь она умеет читать по губам, так как одно ухо не слышит. Она обожает Корею, пусть и прилетает туда на лечение. Отлично поёт в караоке и называет себя особенной мамой.

- Да, я не могу закидывать голову вверх и смотреть на звёзды, но могу видеть море под ногами. Не могу прыгать и беситься с сыном, но могу с ним петь и рисовать. Не могу гулять по шумным гипермаркетам, но могу попить кофе в уютном кафетерии. Пока я много чего не могу и иногда расстраиваюсь по этому поводу. Но потом вспоминаю, что всего два года назад я не могла и этого. А значит, смогу и всё остальное.

 
Татьяна ЯМЩИКОВА, г. Благовещенск.