От Чигирей до Санта-Барбары - таков географический охват вышедших недавно в издательстве «Одеон» сказок для взрослых нашей коллеги и давнего друга Валентины Кобзарь.



Мы уже сообщали об этой книжной новинке в «Моей Мадонне» №33 от 22 августа и сегодня с радостью публикуем несколько сказок на своих страницах. Надеемся, они вам тоже понравятся, ведь герои Валентины Петровны ходят по благовещенским улицам, а их истории тесно переплетаются с историей Благовещенска. А еще в этой книге много иллюстраций, авторами которых стали молодые благовещенские художники, и она прекрасно помещается даже в самую маленькую дамскую сумочку. В общем, читайте! Проверено на себе, от Валиных сказок повышается настроение, а мир становится разноцветнее и добрее.
 
Наследство

Огромная любовь досталась одной женщине в наследство. Тридцать три поколения предков этой женщины бились за свободу и сидели в неволе, поднимали целину и открывали новые земли, валили деревья и покоряли космос... Делом они были заняты - им не до любви было.
Вот все, что от них накопилось, этой женщине и досталось. Не сразу, а лет в двадцать она случайно обнаружила на чердаке дома (пятистенок на каменном фундаменте окнами выходил на бывшую Графскую, а теперь имени Калинина, улицу) огромный сундук, куда предки любовь складывали. Оказалось, она - Любовь - живая: то сверкала всеми цветами, глаз радовала, душу веселила, то тоской смертной оборачивалась и тяготила. Видно, на роду было написано взять той женщине на себя весь этот груз любви и сделать её тем, чем она должна быть - счастьем. Однако не получалось. Счастья не получалось. Зато тягости было через край.

Никто не научил, что же делать с любовью, так что женщина просто с нею носилась и пыталась поделиться с каждым встречным. А ничего не выходило. Один деньги делает, и любовь ему ни к чему. Другой любимую болячку ковыряет, не замечая жизни. Третий не знает, куда собственную любовь пристроить.

Но встречались и такие, что откликались. Скорее, из любопытства: чего это у неё такое интересное и так много? А как узнавали, что к чему - убегали, потому что любовь та была неистовая, обжигающая, она забирала целиком, и человек лишался свободы. Когда любим - ты не свободен. Когда любим, кажется, тот, любящий, на тебя права заявляет.

Достойные мужчины встречались женщине, но все как на подбор были они большими любителями свободы и совсем небольшими ценителями семейных уз с обязанностями, тревогами, ответственностью.

Ах, наша женщина из любого положения выход найдет. Взяла она нарожала детей от всех, кого любила, и разделила между ними наследство.

И поселилась Любовь в семьях её детей и внуков.
 
Санта-Барбара

Жила-была женщина, которую звали Глафирой. К тому времени, когда она стала бабой Глашей, она так хорошо сумела наладить жизнь своего большого семейства, что осталась не у дел и все время сидела у телевизора.

Особенно любила сериалы. Особенно «Санта-Барбару». Она так привыкла к этому бесконечному фильму, что заморские страсти стала принимать близко к сердцу, а однажды вообще решила ехать в Америку. Домашние посовещались и согласились: надо помочь, хоть и миллионеры, а вон сколько лет мучаются.

В Санта-Барбаре встретили бабу Глашу спокойно: ну еще одна дальняя родственница, на этот раз из России. Поздоровались, не разглядев, определили в домик для гостей, который как раз пустовал.

Баба Глаша поселилась и стала приглядываться, так сказать, изнутри. Первым делом она определила, что все Кэпвелы неправильно питаются. За столами вроде сидят часто, но с крошечных тарелочек клюют что-то несерьезное. К тому же много разговаривают и еще больше нервничают во время еды.

Неинтересно описывать, какую революцию совершила баба Глаша на кухне, только вскоре меню Кэпвелов сильно изменилось. Борщи стали подавать, пирожки, «Амуры» (пельмени в горшочках). Ароматы по особняку разносились такие, что вскоре все семейство, как положено нормальным людям, стало обедать на кухне, а не по ресторанам или в коридоре возле входной двери, как раньше.

Новая еда так понравилась, что скоро и завтракать, и ужинать миллионеры стали дома. Тут они бабу Глашу разглядели, стали расспрашивать ее про жизнь в России. Она такие потрясающие истории рассказывала, что за столом уже никто не успевал заниматься выяснением отношений.

Когда к ней окончательно привыкли, баба Глаша стала по одному обрабатывать несчастных миллионеров. Начала с самых нервных - с молодых. Она позаваривала травки (с собой привезла), и вскоре оказалось, что Иден ждет двойню, и Келли тоже. Они обе занялись шитьем распашонок и забыли об ухажерах и ночных клубах.

Как-то София забрела на запах борща да и осталась. Баба Глаша постепенно внушила ей, что София тоже бабушка и совсем нехорошо в ее годы скакать молодой козочкой в поисках приключений. Лучше внуками заняться. За разговорами и пирожками София не заметила, как располнела, в наряды влезать перестала, зато успокоилась. К тому же Сиси был при ней.

Кстати, баба Глаша сразу стала называть Сиси Александром Ивановичем, чему тот был очень рад - ему давно опротивело его имя, похожее на кошачье.

Выполняя свой план, баба Глаша уговорила Александра Ивановича вложить все деньги в строительство моста через великую дальневосточную реку Амур - где-то в районе ее родного города Благовещенска. Идея понравилась. Александр Иванович перевел свои миллионы в один очень надежный банк, стал ждать прибылей.

Но прибылей все не было. С деньгами в семье стало туговато. Поэтому все мужики начали вкалывать по-настоящему. И женам пришлось идти работать. Баба Соня и дед Саша нянчились с внуками, потому что детский садик был семье не по карману. Кстати, как только Кэпвелы перестали быть вызывающе богатыми, к ним сразу же перестали приставать разные проходимцы.

Чтоб уж совсем начали жить по-людски, баба Глаша сады завела. Она нарезала каждой паре по десять соток в парке, показала, как картошку сажать, и устроила соревнование: кто больше других мешков накопает?

Пока что баба Глаша живет в Санта-Барбаре: надо еще Тэда женить. После свадьбы все Кэпвелы собираются к ней в гости, в Россию. Приедут, если денег на дорогу насобирают.

Эдуард и Натали

Триста лет назад жила в одном королевстве принцесса. Ее звали Натали с ударением на последнем слоге. Она была белокура, голубоглаза, добра и к тому же искусная рукодельница.

В том же королевстве жил молодой человек по имени Эдуард. Храбрец, красавец, забияка и заядлый охотник на слонов. Он был не из последних в том королевстве, но все же не таких благородных кровей, чтобы мечтать о принцессе. А он и не мечтал. Он любил ее без памяти. И Натали его полюбила с первой же нечаянной встречи.

Они скрывали свои чувства. Да разве можно скрыть счастливый свет глаз? Скоро всему королевскому двору все стало известно. Даже король с королевой втайне были согласны: да, Натали и Эдуард прекрасная пара. Но все же решили традиций вековых не нарушать и не мешать «голубую» благородную кровь с обычной, не «голубой».

Очень скоро Эдуарда убили на охоте. Совершенно случайно. Натали потери не перенесла - заболела и вскоре скончалась. Не стало в том королевстве любви. Остались лишь траур да незыблемые традиции.

...В Муравьевке (это недалеко от Благовещенска) живут Наташка и Эдик. Она белокура и как-то успокаивающе красива. Рядом с ней хорошо, как рядом с мамой. Он - стройный черноусый балагур, любитель веселых компаний и нелюбитель работать.

Дом у Наташки и Эдика свой, но заброшенный, неухоженный. Хозяйства они не держат. Огород зарос травой. Эдик иногда калымит и по этому поводу обязательно выпивает. Но не скандалит и Наташку не обижает.

Когда в их дом на ночь глядя забредают нежданные гости, Эдик любит пошутить.

- Если ночью по вам кто-то топтаться будет, не бойтесь, это тараканы. У нас воздух здоровый, они тут вырастают почти как слоны, - говорит Эдик и с хитрой улыбкой наблюдает за реакцией. Наташка сидит рядом, слушает, тихо улыбается. При этом смотрит она на своего Эдика нежно-нежно. Каждому, кто видит их в этот момент, становится ясно - она его любит уже триста лет.

Русалка

Дело было летом. Интересный молодой человек рыбачил на Чигиринском водохранилище под Благовещенском. И поймал русалку. Вообще, было похоже, что она сама «поймалась» - спокойно держалась рукой за леску, так и подплыла. Зеленоглазая. Рыжеволосая. Посмотрела на рыбака и сказала человеческим голосом:

- Здравствуй.

У рыбака были крепкие нервы, и он не упал, где стоял, а даже в ответ поздоровался и спросил:

- Ты кто?

- Русалка.

- Да?.. - протянул рыбак и уставился на свою добычу. До пупка совсем женщина, пониже - совсем рыба. Золотая чешуя сверкает на солнце, а в воде виднеется настоящий рыбий хвост.

Русалка тоже рассматривала рыбака, и такой хороший был ее взгляд - спокойный, приветливый, что рыбак забыл испугаться, перестал смущаться, шагнул в воду и взял русалку за руку. Он хотел рассмотреть «добычу» получше и пытался поставить ее как бы на ноги, вертикально. Но ничего не получалось: мелкая вода не держала русалку, хвост все время подворачивался. Русалка заваливалась то на один, то на другой бок, рыбак ее поддерживал и, видно, нечаянно щекотал: она смеялась. Как весенняя капель звонким нежным колокольчиком звучал ее смех.

Смеясь, русалка била хвостом по воде, от брызг появилась радуга. Сама русалка, чтобы удержаться, обняла, не заметив как, рыбака за шею. А потом заглянула ему в глаза. А потом провела рукой по волосам, поворошила его шевелюру.

Рыбак, уже мокрый с ног до головы, тоже смеялся и все крепче держал свою добычу. Кожа у русалки была гладкой и прохладной, будто бокал ледяного лимонада в июньскую жару.

- Ты что, живешь здесь? - спросил рыбак.

- Живу.

- И как?

- Противно. - Русалка сморщила носик. - Мелко и мусора много.

- А ты такая же, как золотая рыбка?

- Да.

- И можешь желания исполнять?

- Могу. Только одно. Я могу тебя поцеловать. Если хочешь.

- Хочу.

Мудрая зрелось десять раз подумает, прежде чем что-то сделать. Бестолковая юность кидается в любое приключение очертя голову. Они были молоды. Им было скучно и противно думать о последствиях. У самого берега Чигиринского водохранилища в разгар летнего дня русалка и рыбак поцеловались. Ее губы были прохладны и душисты, как свежая зеленая трава, омытая дождем. Его губы пылали жаром сорокаградусной горячки. Получилась гремучая смесь: денатурат с шампанским, перец с малиной. Бог мой, что было в этом поцелуе!
Взрывом чувств невиданной силы их оглушило. Они стояли, как контуженные, ничего не видя, не слыша, не понимая. А когда очнулись, обоим стало ясно – друг без друга они жить не смогут. Мгновение спустя до них дошло: им никогда не быть вместе...

Был вечер. Рыбаки собрались у костра и травили байки на тему: кто, сколько чего и какого размера поймал. 

- А ты? – спросил кто-то рыбака.

- Да, - невпопад ответил он.

- Что «да»?

- Поймал.

- Какую?

- Такую, - рыбак еле раздвинул ладони, а потом махнул рукой, отвернулся и стал разглядывать темноту.

А в это время в дальнем углу водохранилища собрались русалки и делились впечатлениями: кто, где был и что видел.

- А ты? – спросили нашу русалку.

- Я? Дома сидела, - солгала она. Русалка плакала. Никто этого не заметил. Слезы ведь тоже вода. Только почему-то соленая.

Женихи

Очень хотелось одной девушке выйти замуж, а женихов все не было. «Ну почему мне так не везет?» - подумала она и пошла на городскую площадь. Там стояла елка. Вокруг нее гуляли, пили шампанское, закусывали конфетами – встречали Новый год. Девушке было холодно и скучно.

Вдруг кто-то запустил фейерверк, и искры от него попали на шубу той девушки. Шуба была синтетическая, загорелась и завоняла. К девушке кинулся пожарный с брандспойтом и облил ее с ног до головы. Она перестала дымиться, зато превратилась в сосульку. Тогда к ней на помощь бросились врач, санитар и шофер «скорой помощи». Они погрузили ледяную девушку в машину и привезли ее в больницу. Там студент-медик стал лечить ее сразу от испуга, обморожения и ожога.

Как только закончились праздники, к девушке в палату пришел милиционер, он привел с собой того, кто запустил фейерверк, они громко спорили на тему: «Кто виноват и что делать?» 

Потом в больницу пришли пожарный, врач, санитар и шофер «скорой помощи» - просто проведать. А еще корреспондент телевидения с оператором и двумя осветителями - они из девушки героиню дня сделали.

Представьте, что все эти молодые люди были симпатичные, неглупые и готовые жениться хоть сегодня. 

Девушка выбрала того, кто поджог ее шубу. А как же? Он ведь первым обратил на нее внимание.

Домовой

Одну женщину полюбил Домовой. Иначе и быть не могло - она одна во всем многоэтажном доме соблюдала все, что полагается по отношению к домохозяину. Когда переезжала из старой развалюхи в однокомнатную квартиру, на новоселье пригласила Домового. Никогда не оставляла на ночь неубранными ножи и вилки. Не забывала «для хозяина» еду на блюдечко вкладывать. Много ли Домовому надо?
Он платил ей добром. По-своему. Однажды женщина забыла выключить утюг. Вспомнила только в обед. Прибежала с работы сломя голову, а дома порядок. Утюг действительно включен, зато рубильник на счетчике стоит на нуле. Чудеса.

Как-то бачок унитаза вышел из строя и сам же исправился как только слесаря на пороге появились – не успели даже на бутылку выпросить.

Раз вообще невероятное приключилось. Женщина после всем подругам по два раза рассказала, как сорвалась ее люстра, но не грохнулась на пол всей тяжестью, а плавно опустилась, будто кто-то ее в руках держал.

Это все Домовой выручал хозяйку. От души был рад ей угодить. Ну и что, что мал ростом, космат и невидим? Душа у него была такая же, как у других жильцов дома, человечья. А вот тело (если можно так назвать нечто невидимое) досталось нестандартное. Однако, Домовой не унывал и даже находил в этом некоторые преимущества. Еще неизвестно, обратила бы женщина на него внимание, будь он в обычном мужском обличье. А в таком виде он был хозяином положения, и сам решал, погладить ее, скажем, по плечу или пониже спины.
Когда у женщины случалось хорошее настроение, и она танцевала просто так между столом и диваном, Домовой танцевал вместе с нею. Особенно ему нравилось расчесывать волосы своей любимой.

Иногда он хулиганил. По реестру домовых ему было 375 лет – расцвет молодости, как не пошалить. То чашку со стола скинет, то примется шторы теребить. Они шевелятся сами собой без ветра, женщина пугается, Домовой ее утешает…

Чего он страшно не любил, так это гостей мужского пола. Когда кто-нибудь из них приходил, Домовой злился и вытворял черт знает что. На одного он опрокинул кастрюлю горячего борща. У другого прямо в руках разлетелась бутылка вина. С третьего вдруг в раз осыпались все пуговицы. Бедная женщина бледнела, краснела, извинялась и, в конце концов, стала встречаться с потенциальными женихами на нейтральной территории.

Где-то там она и нашла себе мужа. Он сразу повел себя в доме как настоящий хозяин. Все, что нужно, завинтил, покрасил, прибил, зашпаклевал. Он даже умел лепить пельмени.

С его появлением у Домового настоящих дел не осталось, шалить расхотелось, хулиганить не было смысла: мужчина оказался фантастически выдержанным, и спокойно перенес даже трижды падавший на него сервант с посудой. 

Домовой пригорюнился, как сиротина: этот муж захватил все его жизненное пространство…

Оказалось, не все! Не все он занял. Не все ему было под силу. Когда муж, уснув, храпел по ночам, Домовой рассказывал женщине чудесные сказки. По утрам она, думала, улыбаясь: я такая счастливая, что даже сны мне снятся сказочные.

Встреча

Первого апреля в мэрию пришла женщина и заявила, что через двадцать дней в 15 часов 15 минут по местному времени в Первомайском парке пришельцы назначили встречу на высшем уровне – ждут по меньшей мере вице-мэра, и обязательно чтобы была пресса. Иначе обидятся. Откуда ей, женщине, это известно? Сверху. Из космоса. У нее прямая связь, потому что есть «луч Лазаря», вам не понять, но все серьезно.

В мэрии пожали плечами, но ответили без усмешек, что примут меры, проводили посетительницу и успокоились. Напрасно. Назавтра женщина пришла вновь, потом ходила, как на работу, каждый день, побывала у всех, кто вел прием граждан, всюду повторяла про встречу и пришельцев. 

Она не ограничилась мэрией, а подключила «четвертую власть» и выступила на всех телеканалах, какие были в городе, засветилась на всех сайтах. Всюду ее привечали и слушали, провожая, крутили пальцем у виска, а после названивали в мэрию с вопросами, кто поедет встречать пришельцев и как поспасть в эту группу встречающих? 

В конце концов странная посетительница пообещала, что позвонит Президенту. Это был весомый аргумент.

20 апреля в 15 часов 05 минут в Первомайском парке высадился десант: вице-мэр с водителем и помощником, пресс-секретарь мэрии с толпой журналистов. Все встали кто как на площадке в центре парка там, где когда-то стояла девушка с веслом, телевизионщики настроили камеры, корреспонденты приготовили микрофоны, а фоторепортеры свою технику и стали ждать. Было смешно, но немного страшно: кто знает, может быть, в самом деле что-то произойдет. Каждый представлял себе встречу по-своему. Может быть, между сосен приземлится серебристая тарелка... Или «луч Лазаря» просияет... А, может,«братья по разуму» захватят всю компанию и пропадет она без следа…

В 15 часов 15 минут напряжение было на пике. В 15-20 немного отпустило. В 15-25 вице-мэр скомандовал: «По машинам!». 
Возмутительница спокойствия осталась одна посередине Первомайского парка. Она тоже не знала, как выглядят, в каком виде и откуда появятся пришельцы. Но она знала и верила, что они здесь, рядом.

Женщина была права. Пришельцы были в парке в назначенное время и с высоты наблюдали суету, испуг, усмешки людей. Они были маленькие, зеленые и было их очень много. Но так вот, вблизи, их сразу не увидишь. Смотреть надо со стороны, лучше - издалека. 
Придет апрель, посмотрите в сторону леса, сада или парка. Увидите, что деревья стоят не совсем голые, как зимой, а в едва заметной зеленоватой дымке. Это вот-вот готовые раскрыться почки. В них, как в скафандрах, прячутся молодые зеленые листочки. Пришельцы новой весны. 

Дождь

Одна легкомысленная девушка засиделась в гостях. Домой пришлось возвращаться уже, когда было темно. Она шла и думала о вечеринке, о приятном молодом человеке, который несколько раз приглашал ее танцевать. Она думала, что он пойдет ее провожать, но вот шла одна.
И тут она услышала, что кто-то идет следом. Девушка оглянулась, но никого не увидела. Чуть заволновавшись, она прибавила шаг. Тот, кто шел за нею, тоже заторопился. Ее шаги звучали звонко - тук, тук, тук. Шаги незнакомца плюхали - плюх, плюх, плюх.

Она пошла быстрее, и он тоже. Она чуть притормозила, обходя лужу, и незнакомец зашлепал медленнее. И по-прежнему никого не было видно на улице. От этого становилось все страшнее.

До дома оставалось совсем немного, и девушка побежала так быстро, как только могла. Каблуки стучали оглушительно, эхом отдаваясь меж домов. Добежав до подъезда, девушка остановилась, снова оглянулась. Она боялась, а вдруг это злодей? Она надеялась, а вдруг это тот парень, с которым она танцевала? Может, он постеснялся пойти ее провожать при всех, а теперь крадется тайком, смешной... Она вновь никого не увидела.

Улица была пустынна. Но шлепающие шаги не стихали. По всем улицам, дворам, переулкам, площадям и пустырям города шел дождь.