Благодаря режиссеру рождается замысел спектакля, актеры доносят до зрителя характеры героев, а художник создает атмосферу. Помогает нам погрузиться в то время и в те обстоятельства, в которых происходит действие, с помощью костюмов, декораций, различных спецэффектов. О своей работе рассказывает главный художник Амурского театра драмы Кристина Данилина.
 
- Кристина, вы работали со многими российскими театрами: в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Новочеркасске, Твери, Ельце, Сургуте… Что побудило вас год назад приехать в Благовещенск?
 
- В прошлом году в вашем театре главным режиссером служил мой друг и коллега Виталий Дьяченко. Он и пригласил. Мы вместе учились в Петербургской театральной академии, за годы студенчества не раз принимали участие в различных театральных лабораториях. Когда режиссер и художник имеют схожие взгляды на мир, совместное творчество более продуктивно. И конечно же, мне было любопытно оказаться на Дальнем Востоке.
 
- На новом месте все видишь свежим взглядом, замечаешь разные мелочи. Что вас удивило?
 
- Каждый город имеет свой микроклимат. У вас удивительная природа, очень отличающаяся от природы центральной части страны. Там, откуда я родом, белки рыжие, а березы только белые. Мое воображение поразил маньчжурский дуб - я не знала, что есть деревья, которые всю зиму, вплоть до весны, не сбрасывают листья и стоят желтыми… Театр, так же как и город, имеет свой неповторимый мир. Всегда радостно, когда он богат талантливыми людьми. А здесь есть и художники-бутафоры, и художники-постановщики, и художник по костюмам - не в каждом театре столько специалистов. 
 
- Главный художник командует ими всеми? 
 
- По сути да, но это не все его функции. Главный художник отвечает за художественный образ театра. Начиная от афиши и программы и заканчивая креслами в зрительном зале. Он следит за спектаклями текущего репертуара и новыми постановками. Смотрит, чтобы все задумки приглашенных коллег были возможны к воплощению. Полет творческой фантазии порой не знает границ, а есть такие вещи, как технические возможности театра, особенности сцены, безопасность... Заботится о том, чтобы художественная составляющая не страдала.
 
- Вам больше нравится воссоздавать атмосферу прошлых эпох, работать с современным материалом или переносить зрителя куда-нибудь на Марс?
 
- На Марс отправлять пока не приходилось. А в остальном важно не время, а мысли, эмоции - то, что мы должны донести до зала. Директор театра в Великом Новгороде, где я была на практике, говорил, что театр должен быть как гастроном. Тогда его слова покоробили меня. А сейчас я понимаю, что имелось в виду: каждый человек должен найти в нашем репертуаре что-то близкое ему.
 
- Что может стать «пусковым крючком» для творческой мысли? И как быть, если идеи есть, а материальных средств выражения не хватает?
 
- Вдохновить может что угодно. Когда мы ставили спектакль «Большая меховая папа», идея оформления родилась в магазине тканей. Мне попался на глаза искусственный мех всех цветов радуги - и сразу стало ясно, что у нас будет на сцене. Ну а когда того, что нафантазировалось, нигде нет, или у театра нет средств на приобретение, приходится что-то менять. Или действовать по принципу «голь на выдумку хитра»: в Сургуте, чтобы одеть многочисленную массовку к одному спектаклю, мы сами красили ткань.
 
- Кристина, вы приехали в Благовещенск с сыном-школьником, мамой, собакой, кошкой. Значит, задержитесь у нас надолго?
 
- Давайте не будем загадывать. Мне здесь комфортно работается, и зритель у вас отзывчивый, благодарный. Но большие расстояния очень усложняют творческую жизнь. Работая по ту сторону Урала, я могла наряду с основной работой ставить по 6-8 спектаклей в сезон в других городах, добираясь до них за два-три часа. А отсюда куда-либо «только самолетом можно долететь». Так что поживем - увидим.
 
Инна ВОЛКОВА.