Революция, наводнение, пожар, многократная смена хозяев - это полуразрушенное здание в Усть-Ивановке за 114 лет существования пережило многое. Церковь бывшего Свято-Успенского Будундинского монастыря была основана в 1903 году, но как раз в качестве храма здание прослужило меньше всего. Клуб, столовая, магазин, жилой дом - за последний век строение в форме креста представало в разных ипостасях и в итоге было списано под снос. Однако в апреле этого года, накануне Пасхи, на его крыше вновь появился православный крест: в Благовещенской епархии приняли решение возродить церковь. Почетную и одновременно трудновыполнимую миссию возложили на плечи самого молодого монаха - отца Августина (Павлюка).

Новость о том, что его назначили старостой бывшей-будущей церкви, 25-летний священнослужитель принял с воодушевлением.

- Я практически в тот же день приехал сюда один с фотоаппаратом - и был потрясен. Увидев, в каком состоянии находится церковь, я не знал, что мне делать - плакать или… плакать, - вспоминает отец Августин.

Сооружение больше напоминало свалку. Глядя на нее, молодой священник понял, что проще было бы возводить храм с нуля. В пользу восстановления старого строения говорил лишь один факт - его богатейшая история.

- Благодаря старожилу села Римме Александровне Жидяевой я узнал многое из истории бывшего Свято-Успенского Будундинского мужского монастыря, старейшего на всем Дальнем Востоке. В начале прошлого века его территория занимала почти две тысячи гектаров, простираясь от Владимировки до Черемхова. До сих пор в окрестностях существуют два озера - Монастырское и Монастырка, сохранилась реликтовая роща из черных берез, которую посадили монахи и которая сейчас признана памятником природы. В святом источнике, вырытом монахами, местные старики по-прежнему набирают целебную воду, - рассказывает отец Августин. - Казаки, обосновавшиеся в Будунде (бывшее название Усть-Ивановки) после того, как село покинули китайцы, не горели желанием отдавать землю епархии, поэтому священнослужители договорились об обмене и передали казакам Белогорье.

В архивных документах сохранились записи о монахах, проживающих в монастыре, - их было порядка двадцати. Они держали большое хозяйство - коров, свиней, ловили рыбу, была даже своя верфь. Но с приходом Советской власти все изменилось: в 1923 году иконы публично сожгли, храм закрыли, а монахов прогнали…

- Найти документальные сведения о том, что случилось с монахами, мне не удалось. В селе ходят самые разные легенды и слухи, с которыми мне приходится бороться. Кто-то уверяет, что монахи вошли в реку и утопились (что совершенно неправдоподобно, ведь это величайший грех), другие рассказывают, что они ушли в лес. Не исключено, что их расстреляли, в те годы это было обычной практикой, - повествует отец Августин. - В здании церкви устроили клуб, затем офицерскую столовую, после военторг. В последние десятилетия в помещении располагались четыре квартиры, в декабре жильцов расселили по программе переселения из ветхого жилья.

Каждый новый хозяин перестраивал храм под себя - снесли колокольню, сдвигали стены, ломали, достраивали. Последние жильцы, чтобы утеплиться, сделали из земли завалинку. Это обернулось для строения бедой - три нижних венца от сырости сгнили.

- Прежде чем восстанавливать храм, пришлось провести большую подготовительную работу. Мы вместе с неравнодушными жителями Усть-Ивановки и Благовещенска разобрали ненужные постройки (веранды, сараи и т.д.), очистили помещение от мусора, убрали перегородки. Работы еще невпроворот, но постепенно энтузиазм людей стал угасать. Здесь нужна мужская сила, а на призыв помочь чаще всего откликаются женщины, причем немолодые.

Староста храма едва сдержал эмоции, когда на очередной субботник, во время которого планировался демонтаж потолка, пришли только старушки. Работали они с усердием, но поручить женщинам носить тяжести отец Августин, конечно, не решился. Постепенно восстановление храма легло на плечи иеромонаха не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле. Даже два креста, которые сейчас венчают крышу здания, отец Августин поднимал и устанавливал в одиночку. На вопрос «Как?» он пожимает плечами: «На своем горбу». 

Мечты старосты храма возродить за лето церковь столкнулись с реальностью. Собранных средств (около 30 тысяч рублей) хватило лишь на покупку инструментов. Да и активных людей, готовых помочь в строительстве, откликнулось слишком мало. 

- К тому, что в селе появится приходская церковь, местное население относится положительно. Говорят: «Хорошо, что вы нам храм построите». Почему-то люди уверены, что кто-то должен прийти и все сделать. Но возродить церковь можно только сообща, совместными усилиями, - объясняет отец Августин.
 
Каждое воскресенье отец Августин приходит в храм, чтобы отслужить молебен. Иногда ему приходится делать это в одиночестве - ветхие стены с обнаженными бревнами не располагают местных жителей к участию в богослужении. И в то же время к священнику нередко обращаются желающие принять крещение. Делать это отцу Августину пока придется под открытым небом - на берегу реки. Однако, несмотря ни на что, иеромонах верит, что рано или поздно в селе раздастся колокольный звон. 

- Как сказал преподобный Антоний Киево-Печерский, храмы строятся постом, слезами и молитвами, - говорит староста храма.

Но как ни крути, храмы строятся еще и руками, и, увы, не бесплатно. Поэтому отец Августин просит всех неравнодушных внести посильную финансовую помощь. Деньги можно перевести на карту Сбербанка 4276 0300 1404 9692 (на имя Алексея Сергеевича П.).

Те, кто готов лично принять участие в восстановлении церкви, могут обратиться к отцу Августину по телефону 8-914-554-14-03.