Что делать зимой на Амуре? Такой вопрос удивил бы жителя Благовещенска 1910 года: тогда на льду пограничной реки было оживленно - здесь и трудились, и отдыхали.
 
Напротив царских ворот, как тогда называли Триумфальную арку, устраивали каток. Об этом сообщала местная газета: «Желающие могут кататься на коньках в любое время». По воскресеньям здесь играли в хоккей. 

Общество коннозаводчиков устраивало на льду Амура бега. В них участвовали, конечно, породистые скаковые лошади, но в целом в Благовещенске в январе 1910 года содержалось 3 803 лошади! 

Кстати, в начале каждого года извозчики должны были получать в городской управе (за определенную плату) специальные номера наподобие современных автомобильных: они давали право на занятие извозом. «В январе 1910 года, - сообщает газета «Эхо», - легковых номеров выбрано около 500 штук, ломовых - около 1000 шт. Целая извозчичья армия!»

Зимой по льду Амура, кто хотел, мог съездить в Хэйхэ в специальной повозке: закрытая от ветра, рассчитанная на несколько пассажиров, выкрашенная, как настоящий английский дилижанс, в желтый цвет, она называлась «дилижаном». 

Многие на ту сторону ходили пешком. Правда, по определенным правилам. «К сведению публики. Переходить на ту сторону Амура, хоть бы и по билетам, можно исключительно против рогатки (заграждения типа козлов для пилки дров. - Авт.). Все лица, переходящие в других местах, будут штрафоваться в размере от 50 коп. до 15 руб. каждый».

Через рогатку - здесь был таможенный досмотр - ходила публика приличная. Контрабандисты шныряли через реку в других местах. Но иногда не стеснялись, пользовались случаем. Как раз такую ситуацию описывает газета «Эхо» 8 января 1910 года. «Контрабандисты и просто любители «потусторонней» водки как нельзя лучше использовали 6 января крестный ход на иордань. Пользуясь стечением на льду Амура значительной толпы, они занялись проносом с той стороны водки, таща ее и в чайниках, чтобы не отличаться от тех, кто пришел за иорданской водой, и просто в банках. Тут же многие из них и продавали принесенное, а затем снова отправлялись на ту сторону, образовав из себя непрерывную движущуюся цепь. На льду же можно было видеть и пьяных, сбитых уже хмелем с ног».

Китайская водка была главным предметом контрабанды, потому что стоила копейки. Ее называли «харбинкой». О том, кто не в меру выпил, говорили «нахарбинился».  

Кто-то катался на коньках, кто-то ходил за границу, а прачки на Амуре… работали. Каждый год накануне зимы городская управа Благовещенска объявляла «торг на отдачу в арендное содержание прорубей на реке Амур».  Оказывается, на этом можно было зарабатывать. Как? «Порубщики» устраивали так называемые теплушки - небольшие временные сооружения, которые закрывали от ветра, и брали деньги за полоскание белья. «С ушата, ванны или корзины ёмкостью не более одного ушата - две копейки, со всякой посуды ёмкостью в два ушата - четыре копейки, с тюка от одного до трёх вёдер - одна копейка». 

В Благовещенске почти 40 000 жителей и абсолютно все стиралось вручную! Как представишь это бесконечное полоскание в ледяной воде, дрожь пробирает. 

А еще на Амуре заготавливали лед. Его нарезали   большими параллелепипедами - их называли «кабанами». «Кабанов» из воды вытаскивали лошади, запряженные в сани. Работа была опасной: глыба льда могла утащить в прорубь недостаточно сильную лошадь, мог утонуть в ней неосторожный заготовщик, бывало, «кабаны» срывались с веревок при погрузке-перевозке и калечили людей. Но заработать на заготовке льда можно было неплохо. Например, городской больнице на эти нужды отпускалось 65 рублей (для сравнения: землекоп мог заработать в Благовещенске в день 1 рубль 20 копеек, кузнец - 2-4 рубля, репетитор - от 20 до 65 рублей в месяц).

Валентина КОБЗАРЬ.
Фото: в
ид на Благовещенск с китайской стороны