Настя решила поведать нам свою историю, не рассчитывая на поддержку. «Я на сочувствие, наверное, права не имею, - сказала она с ходу. - Знаю, сама виновата». В чем?
Банально все: влюбилась в чужого мужа, кормила его обедами и штопала брючки, надеялась на что-то, считала своим и ревновала к его семье и детям. Так долго - почти шесть лет - Настя не выдержала бы, да Олег держал крепко, клялся быть вместе. Пользуясь тем, что жена демонстративно не общалась с его родней и друзьями, привел её в свой близкий круг. «Он не скрывал, что я у него не первая любовница, - рассказывает Настя. - Но божился, что смог полюбить по-настоящему только меня». О совместном ребенке Олег просил ее давно, имея в законном браке двух сыновей, мечтал о лапочке-дочке, но все равно беременность стала для Насти шоком и не-ожиданностью. «Роди, - умолял Олег, - я вас не брошу».

Родился Вадька - точная копия отца, вплоть до родинок и мимических привычек. «Мой волчонок», - ласково прозвал малыша Олег и со скандалом вытребовал, чтобы ребенок носил его фамилию. Каждый день приезжал к Насте проведывать Вадьку, вел разговоры о будущем, но с женой не разводился и на Настины звонки по вечерам не отвечал. Настя терпела и ждала. «В принципе мы были почти семьей. Олег приезжал к нам утром и уезжал вечером (он занимается бизнесом и предоставлен сам себе). Спал, ел, играл с сыном, возил нас в поликлинику, - Настя раскладывает на столе фотографии, на которых Олег с Вадькой на руках, счастливый, довольный. - Сам настоял на крещении и всю процедуру успокаивал орущего малыша. Да только закончилась наша идиллия, сыну и годика не исполнилось. Просто про Вадьку узнала жена».

Анастасия как раз попала в больницу с разболевшимся малышом, ей была нужна поддержка и помощь, но Олег внезапно занес ее номер в черный список и перестал навещать. Вадьку лечили всем миром четыре года, и поскольку Настя не могла содержать сына самостоятельно, подала на алименты. «Тут-то мы и увидели истинное лицо нашего папы. Сделать все тихо, без огласки, оформив соглашение через нотариуса, он отказался, заявив, что не намерен кормить «этого» ребенка, у него есть два здоровых сына, ему достаточно. Тогда я обратилась в суд», - усмехнулась своим воспоминаниям Настя.

Закон оказался на стороне женщины и ее сына, и Олегу присудили выплачивать алименты. Сам он на заседания не являлся, нанял адвоката, но по телефону регулярно то поносил Анастасию на чем свет стоит, то уговаривал забрать заявление и воссоединиться опять. Но она, помня, как Вадька ложился под колеса отцовской машины в больничном дворе, лишь бы не дать ему снова уехать, молча клала трубку. Между тем всем своим родственникам и друзьям Олег, плативший алименты исключительно после крепких пинков от приставов, рассказывал, как он любит своего младшего ребенка, как заботится о нем. Ему верили все, считая Настю бессовестной стяжательницей, пока Олег не подал заявление в органы опеки Благовещенска. «Я, Колыванов Олег Вадимович, отказываюсь от своего сына Колыванова Вадима Олеговича…» - такая циничная формулировка шокировала работников соцслужб. «Мне сказали, что это чуть ли не единственный случай в практике нашей опеки, когда обеспеченный папаша, весь разодетый и на джипе, ноет, что у него нет денег содержать ребенка, и просит, чтобы его лишили отцовства, - не выдержав больше, Настя дала волю слезам. - За что он так с моим Вадькой?» Она не возражала: не хочет - не надо, она вырастит сына сама. Пусть будет больно и страшно объяснять ему потом, когда подрастет и обязательно спросит, где его отец. А этот отец звонил ей с предложением отказаться от алиментов «взамен на то, что сын будет принадлежать ей безраздельно». Колыванов искренне верил, что суд вместе с отцовскими правами лишит его и обязанности материально участвовать в жизни ставшего ему ненужным ребенка. «Я вообще не верил, что Вадька выздоровеет», - брякнул он как-то в глаза Анастасии. Только тогда она и поняла, что больше не способна любить этого человека.

«Пусть Олег живет и радуется жизни, мне не жалко, - уверяет Настя. - Только может ли бы счастлив человек, предавший собственное дитя? Ездить по улицам того же города и не думать о том, как себя чувствует его сын, здоров ли. Не верю я… И всем девочкам, решившимся на роман с женатым мужчиной, хочу сказать: прекратите заниматься самообманом. Если он вас любит, то будет с вами здесь и сейчас, а не когда-нибудь потом. И не рожайте загодя нелюбимых и ненужных детей».

Сейчас Анастасия меняет сыну фамилию и отчество, чтобы окончательно вычеркнуть из его жизни отца-отказника. Вадька не видел Олега больше года, но тем не менее упорно продолжает рисовать его, по-детски наивно рассказывая: «Вот это мой папа, он на своем джипе. Папа едет ко мне».

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Олег Колыванов: «Не понимаю, какие вообще могут быть ко мне претензии? В тридцать лет баба должна думать, зачем рожает, и случайно может «залететь», только если она круглая дура. У меня есть законная семья, двое нормальных здоровых детей от жены-красавицы, почему я должен содержать еще и этого? Если бы все мужики платили алименты на своих внебрачных детей, у нас в городе не было бы ни одного не алиментщика, поверьте уж».

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Адвокат Юрий БЕЛЯКИН:

- Родительские права и обязанности - это совершенно разные вещи. Отец или мать могут быть лишены родительских прав, а значит, и возможности принимать непосредственное участие в жизни, воспитании и развитии ребенка, однако обязанность платить алименты с них не снимается. Более того - за ребенком сохраняется право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства. Об этом четко говорит статья 71 Семейного кодекса РФ «Последствия лишения родительских прав». В то же время родители не смогут в будущем претендовать на наследство и алименты от ребенка, родительских прав на которого они лишены.

Если лишенный родительских прав отец будет уклоняться от содержания ребенка, мать может смело подавать в суд исковое заявление с просьбой понудить его к уплате алиментов, так как он является биологическим родителем. Если же он начнет отрицать данный факт, в этом же судебном процессе стоит ходатайствовать о проведении ДНК-экспертизы. Впоследствии оплата необходимых анализов и все судебные издержки будут возложены на плечи, точнее, кошелек ответчика. И не забудьте взыскать с него пеню за тот период, что не выплачивались алименты, в виде процента от ставки рефинансирования.

Записала Светлана КОБЫШ.
Имена и фамилии изменены.