В спортзале Чигиринской школы плотными рядами выстроились раскладушки - здесь нашли временное убежище более 40 жителей села Гродеково. Очень много ребятишек. У взрослых на лицах печать нелегких раздумий. Первый ужас пережили, а что впереди? Выстоит ли дом, не разрушится ли печка, как сушить жилье, чем кормить скотину, да и где она сейчас? Не сразу, но открываются: не всем обещаниям помочь верят, тем более, что в них до сих пор нет полной ясности.

Любовь Алексеевна Ткачук рассказывает:

- Наш дом самым первым затопило. Ох и страшно было - за 20 минут вода уже по колено… Влезли на чердак, там первую ночь пересидели, а на следующий день вышли, по грудь в воде, побрели к эмчеэсовцам. Телят еще до этого отогнали в Тушки, свиней - на бугор. А нас привезли сюда. Встретили здесь очень хорошо - спасибо. Кормят в школьной столовой нормально, в баню водили, душ каждый день можно принимать, медицинскую помощь оказывают. Мне тут плохо стало, так сразу в областную больницу отвезли, полечили. И чигиринский врач сюда приходит. Мужу моему надо было документы на назначение пенсии собирать, так специалисты из пенсионного фонда прямо сюда приезжали, помогали. И центр «Доброта» приезжает с помощью, много простых благовещенцев самостоятельно едут - везут вещи, продукты. Мы поддержку чувствуем, спасибо. Вот единственное - на Релочном, в управлении соцзащиты, нам отказываются документы отсвечивать для подачи заявлений на финансовую помощь, а нам куда бежать светить?

Люба Никулина здесь с двумя ребятишками. На чердаке ее семья просидела три дня, вместе со спасенными курами.

- И на крыше страшно сидеть, и дом покидать тоже страшно было… Приехали сюда, сначала плакали, плакали… Сейчас как-то успокоились - будь что будет. Лишь бы вода быстрее ушла... Деньги мы еще не получили, а они срочно нужны. Мальчишек надо в поездку собирать - наших детей ведь будут отправлять в лагеря, кого, говорят, в «Океан», кого - в Анапу. А мы здесь практически в том, в чем выскочили из дому.

Мы приехали в ПВР не с пустыми руками - привезли детям тетрадки, альбомы, карандаши, книжки-раскраски, настольные игры, конфеты. Женщины сразу распорядились: сладости - в столовую, к общему столу. А на остальное ребятишки сразу налетели, тут же принялись рисовать и раскрашивать. Дети есть дети - у них вполне жизнерадостные мордашки. Так хочется, чтобы та страшная ночь, когда в их дома пришла река, не возвращалась ни наяву, ни в кошмарах…

Аналогичная картина в Волковской школе. Сохнет бельишко на растянутых между деревьями веревках, ряды раскладушек в спортзале. Народу негусто - многие сейчас на работе, кто-то за справками для получения пособий ходит.

- У нас в Волково зарегистрировано 172 эвакуированных жителя из Владимировки, Гродекова, Каникургана, Усть-Ивановки, Заречного, - сообщает дежурная по ПВР сотрудница школы Марина Сафиуллина. - Кроме школы люди живут в детском саду, в доме культуры. 
Передаем свои подарки детям, в первую очередь разлетаются тетрадки. В это время кто-то из благовещенских добровольцев привозит несколько школьных ранцев. Да, всех сейчас беспокоит, как подготовиться к началу учебного года.

Елена Рибачок из Усть-Ивановки в пункте временного размещения вместе с тремя детьми и мамой Валентиной Владимировной. 

- Мы с 16 августа здесь, а отец и мой муж остались в селе, на крыше сидят. Там же и бройлеры наши, и кролики - за ними ухаживать надо, - рассказывает Елена. - С кормежкой кролям напряженка - верхушки торчащей из воды кукурузы уже все посрезали. А вода стоит во дворе по грудь. Муж еще в таких условиях регулярно самостоятельно добирается на работу, он в «Облкоммунсервисе» трудится. Ладно бы работодатели зарплату вовремя платили… Еще 10-го числа должны были выплатить - не дают, говорят, что денег нету. Я звоню, звоню туда: мне же надо как-то ребятишек одеть! Двоим старшим в лагерь ехать, в школу собираться, а на что? Пособия по 10 тысяч тоже еще не получили.

- Да у нас практически никто еще ничего не получил, - подходит, опираясь на костыли, Еленина односельчанка Вера Сорокина. - Вот, скажите, как мне сейчас документы собирать? Нога в гипсе… Я здесь с внуком осталась, сын за Игнатьевом работает, а невестка с младшим внуком в инфекционке - уже по второму разу. Ангина. Простудился мальчишка, видать, когда через окно из затопленного дома выскакивали. Здесь, конечно, люди нам помогают. А здешние учителя, спасибо им, все душевно к нам относятся. Честно говоря, мы, когда ехали сюда, ожидали худшего. В 84-м году мы такой поддержки не чувствовали. Но вот такая просьба у нас: пусть бы прямо сюда приехали, посодействовали в сборе документов. Не я одна такая, что не могу справки собрать: вот у нас бабушка старенькая из Гродекова, две женщины из Каникургана, мать и дочь, обе инвалиды…

С кем бы мы ни общались в этих двух ПВР, люди говорили: да, тяжело на душе от всего, что приключилось, остается только молить силы небесные, чтобы вода быстрее ушла. И тут же многие добавляли: они не чувствуют себя одинокими, брошенными один на один с бедой.

Любовь АЛЕКСЕЕВА.


P.S. Когда верстался номер, ситуация изменилась. Из названных ПВР людей перевезли в другие места, освободив школы для подготовки к учебному году. Некоторые «чигиринцы» вернулись домой в Гродеково, а остальных переместили в село Грибское. Люди из волковского ПВР переехали в Марково, какая-то часть из них тоже вернулась домой. Люба Никулина топит печку и пытается высушить дом, в подполе которого стоит вода. Говорит, не могла не вернуться: надо срочно собрать мальчишек - одного сына отправляют учиться в Липецкую область, другого - в местный лагерь «Белые горы». Как-то с Анапой и «Океаном», выходит, не склеилось. Лена Рибачок с детьми вернулась в свою Усть-Ивановку, хоть ее дом еще затоплен - поселились в недострое. А зарплату ее мужу так еще и не дали…