Прокуратура Белогорского района сообщила о вопиющем случае, произошедшем в селе Лохвицы, - там был задержан отец 8-месячного мальчика. По сообщению надзорного органа, мужчина нанес ребенку травмы с целью совершения его убийства. Преступление не было доведено до конца, и малыша спасли. Однако на деле все оказалось не столь однозначно. 

Во дворе дома, где живет многодетная семья Ольги и Максима, порядок, из-за забора, отделяющего жильё от огорода, виднеется добротная теплица. На стук в железные ворота выходит худенькая женщина невысокого роста и проводит в дом, откуда высыпает шумная ребятня. Глаза двух девчушек и мальчугана светятся любопытством, четвертый, 8-месячный малыш, с которым все и случилось, тихо посапывает в одной из комнат в коляске. Еще одна, старшая дочь, 10-летняя Маша, в школе.

- И как вы с пятерыми справляетесь? - спрашиваю у Ольги. 

- Да я уже привыкла, - грустно улыбается хозяйка дома.

Ольге 41 год, её мужу Максиму - 36. До брака жили вместе года три, а восемь лет назад расписались. Поначалу семья ютилась в однокомнатном домике, где места катастрофически не хватало. В прошлом году супруги купили на материнский капитал трёхкомнатную квартиру в двухквартирном доме. Обжились быстро.

- Она домохозяйка, смотрит за детьми, муж постоянно работает, но никогда не отказывается и от подработок. Обычная семья, - характеризует семью руководитель Лохвицкой сельской администрации Ксения Бугрова. - Поэтому, когда услышала о произошедшем, не поверила. Была в шоке от всех событий…

В тот злополучный день Ольга рано утром ушла к старенькой матери помочь по хозяйству. Когда вернулась, обратила внимание, что самый маленький плачет, не переставая.

- Может, у него что-то болит, подумала я тогда, - говорит Ольга. - Потрогала ручки-ножки, живот… А потом увидела на голове гематому, большую такую припухлость. Спрашиваю у мужа: это что такое? Он молчит. Я побежала к фельд-шеру. Она пришла, осмотрела малыша и вызвала скорую из Белогорска.
Врачи нас увезли в больницу.

А чуть позже Ольге позвонили родственники и сообщили: Максима забирают в полицию.

- Я была в шоке. Как забирают, почему? - вспоминает Ольга. - Потом следователь мне объяснил, мол, так положено: ребенок маленький, уголовное дело было заведено сразу же. 

Пока женщина с малышом находились в больнице, следователи осмотрели дом, опросили свидетелей. В том числе одну из младших дочерей, 5-летнюю Дашу.

- Я, когда читала в материалах дела ее показания, за голову хваталась: папа малого бил, толкал, куда только не бросал! И врач наговорила такого, чего в помине не было. Потом она свои показания, правда, изменила, - рассказывает Ольга.

- Так что же на самом деле произошло? - спрашиваю у нее.

- Да что… Муж варил кашу ребенку, а тот заплакал. Он хотел взять его на руки, а руки мокрые были, ребенок выскользнул, упал на пол. Потом и экспертиза подтвердила, что это случайность.

Случайно или нет, но Максима задержали в тот же день. Расследование уголовного дела и проведение мед-экспертизы заняло почти два месяца. С 12 августа по 27 сентября мужчина провел в СИЗО. Когда подтвердилось, что травма ребенку была нанесена не специально, его отпустили под подписку о невыезде. Пока Максим находился вдали от семьи, Ольга одна справлялась с домашними заботами - делала заготовки на зиму, копала со старшими детьми картошку. 

По словам матери, она никогда не боялась оставлять детей с отцом. Подчеркивает: никогда! Всегда была уверена в нем. «По выходным я утром уходила помогать матери по хозяйству, вечером приходила - дома всегда было прибрано, наварено, дети сытые и чистые», - уверяет Ольга.

Сегодня все произошедшее многодетная мама вспоминает уже более спокойно. А тогда, признается, испугалась: сначала за маленького, после - за мужа. Досталось семье и от односельчан.

- Люди тогда наговорили бог знает чего, - вздыхает женщина. - У моего отца, когда он в магазин пришел, продавец спросила: «Когда малого будем хоронить?» Он не сдержался, матов в три этажа нагнул: мол, вы что, совсем? В общем, насочиняли всякого… Но ничего, пережили все, - говорит Ольга.

Когда Максима освободили под подписку о невыезде, он вернулся домой, но о том, что пережил сам, не рассказывал. На все вопросы супруги лишь отмахивался: оно тебе надо? Мол, есть хозяйство и дети, ими занимайся. Правда, вздыхает Ольга, закурил, хотя десять лет как бросил. «Но как не пил, так и не пьет, - говорит она. - В нашей семье это не принято».

Еще она рассказывает, что в их семье на обед всегда есть первое, второе, салат и компот-кисель; что дети любят колбасу и конфеты; что на полученные «президентские» собрала старших в школу. «Никуда больше не тратила, как некоторые, а именно на школу», - с гордостью говорит многодетная мама. 

А вот с Максимом мы общались только по телефону, поскольку в мой приезд в Лохвицы он был на работе в соседнем селе. Мужчина признался: все случившееся для него стало шоком. Говорит, дети для него - смысл всей жизни. «Я был просто потрясен, когда услышал, что виноват в том, что хотел убить собственного ребенка», - сказал мужчина. 

На вопрос, как все про-изошло, Максим говорит, что на самом деле он не ронял малыша. Тот выпал из коляски, которая не имеет жесткого борта. Пока мужчина был на кухне, занимался готовкой, ребенок проснулся, начал ворочаться и выскользнул из импровизированной кроватки.

- А я в телефоне в то время что-то смотрел. Услышал, как он заплакал, зашел в комнату - он лежит на полу. Когда же меня стали допрашивать, просто сказал, что уронил его, - признался отец семейства. - И жене сказал то же самое. Какой смысл было говорить иначе? Но я никогда бы не причинил ему вред специально. Я слишком люблю своих детей.

Максиму вменили статью УК РФ «Неосторожное причинение вреда здоровью». Но точку в этом деле поставит суд, который должен разобраться, кто говорит правду и что на самом деле произошло.

Елена ГЛАДЫШЕВА, 
с. Лохвицы,
 Белогорский округ.
(Имена изменены.)