Для кого-то люди делятся на добрых и злых, богатых и бедных, худых и толстых, для Ольги - на тех, кто «звонИт», и тех, кто «звОнит». Ко вторым она относится плохо. Неправильное ударение оскорбляет ее нежный слух. Однажды в юности она даже парня бросила по этой причине. После первого свидания он спросил: «Ты мне завтра позвОнишь?» Оля кивнула, но не позвонила. Не потому что сочла ниже своего достоинства звонить мужчине, просто он ей в этот самый момент разонравился. Подружки крутили пальцем у виска. Одна сказала: «Он же красивый!», а другая добавила: «И веселый». Но это было неважно, он «звОнит», а значит, попросту для Оли не существует.

За стремление говорить правильно Ольгу не любят на местном рынке. На ее вопрос «Сколько стоит свёкла?» обычно отвечают: «Чего? СвеклА-то? СвеклА по сорок!» Тогда Оля проходит мимо. По этой самой причине она никогда не пробовала щавель. «Мне, пожалуйста, щавЕль», - попросила она однажды. Дед, торговавший зеленью, выкатил на нее глаза: «Ты что, в школе двоечницей была? Это щАвель, это щА-вель!» Оля залилась краской, но не стыда, а гнева. Если бы с ней был словарь, обязательно бы ткнула носом этого огородника. А так пришлось стерпеть. Но особенно Олю не любят в рыбном отделе. Когда она выражает сомнение: «А кЕта у вас точно свежая?», ей говорят: «Нормальная кетА, берите!» Поэтому она чаще покупает горбушу. 

Как-то Оля поссорилась с мамой. Та позвонила, чтобы поделиться радостью: «Новый отбеливатель прекрасно отстирал тюль, ОНА теперь белоснежная!» «Белоснежный, - поправила Оля. - Тюль - он, мой - мужской род». «Он твой, - передразнила мама. - Твой тюль серый, и окна с весны не мытые». И бросила трубку. Оля с тоской посмотрела на свой тюль. И правда серый. Ну да ладно, главное, что не серая.

Больше всего ее возмущает, когда ошибки допускают дикторы. По телевизору гладко выбритый молодой человек в пиджаке и галстуке произнес: «Что из себя представляет изобретение отечественных ученых, вы узнаете из нашего репортажа». Оля страшно возмутилась. Представляют не «из себя», а «собой». В гневе она позвонила подруге Машке, с которой училась на одном курсе, в надежде, что та разделит ее негодование. Однако подруга равнодушно сказала: «Подай на них в суд». «А ты выступишь в качестве свидетеля?» - поинтересовалась Ольга. Но Машка пробурчала: «Нет. Я очень занята. Я варю борщ». И положила трубку. Одна идти в суд Оля побоялась.

Хотя бывают моменты, когда поправляют Олю. Это очень обидно. Однажды Оля сидела в небольшой компании. Сплошные интеллигенты: три педагога, два врача, один биолог и еще один искусствовед. Он ей сразу не понравился: усики, лысина, голосок такой тонкий. «Зар-платы у бюджетников, конечно, мизЕрные», - горячо поддержала Оля одного из педагогов. А искусствовед влез: «Вы хотели сказать мИзерные». Оля ухмыльнулась и, мысленно выйдя на филологический ринг, встала в бойцовскую позицию: «Согласно орфоэпическим нормам…» А этот усатый открыл «Гугл» и продемонстрировал цитату из справочника. Оказывается, правильный и милый Олиному сердцу вариант в какой-то момент стал устаревшим. Теперь лучше говорить «мИзерные». Оля оказалась в нокауте и долго переживала такое фиаско. 

Ольгин муж инженер. Она ему перед свадьбой сразу заявила: «Учти, есть две вещи, которые я не прощу. Первое - это измена. Второе - если будешь говорить «звОнит». Это он усвоил, но дальше дело не пошло. Остальные правила муж пообещал выучить после того, как Оля сдаст ему сопромат. В общем, пришлось отступить.

А вот сыну, когда он учился в шестом классе, Ольга пригрозила, что отправит в спецшколу. За ужином он произнес: «Не ЛОЖИ мне салат. Он с луком». Оля чуть в обморок не грохнулась. Обвиняла во всем дурную компанию, с которой он связался. Муж сказал: «Главное, не пьют и не курят, а на остальное можно положить». Оле почудилось что-то неприличное в этой фразе, но ругаться она не стала - глагол «положить» был произнесён верно.

Прошло много лет. Сын вырос, окончил университет и ушел в армию. Недавно он прислал письмо. Оля была на седьмом небе от счастья. В то время, когда дети ее подруг общаются с родней посредством всяких мессенджеров, ее сын написал настоящее бумажное письмо, прислал в конверте, с марками. «Дорогие мама и папа! Я очень ПО ВАМ скучаю… - зачитала Оля вслух первые строки и оборвала на полуслове. Сердце сильно заколотилось: удар, еще удар… «Скучаю ПО ВАС!» - Оля была готова прямо тут же позвонить сыну, чтобы как следует отчитать. Но телефон некстати разрядился. Пришлось ограничиться громкими вздохами, корвалолом и самоубеждением, что словари в новой редакции допускают оба варианта. 

…Вечером Ольга еще раз перечитала письмо. И аккуратно поставила его на тумбочку - как поздравительную открытку. В нем было пять пунктуационных, две грамматические и одна стилистическая ошибка. Но она вдруг поняла, что это не главное. Главное, чтобы их ребенок почаще им звонил. Даже если он будет делать это с ударением на первом слоге…

Полина ЛУНЕВА.

Фото:w-dog.ru