У Агаты на свекровь изжога. Точнее, на ее стряпню. Любит Тамара Геннадьевна то, что посытнее, пожирнее, с румяной корочкой, и невестке приходится есть. И борщ, в котором ложка стоит, и пироги, на масле жаренные, и «Зимний» с тонной домашнего майонеза. Да, вкусно, но у Агаты - желчный. Поэтому после каждого застолья у свекрови она вынуждена глотать таблетки горстями. 
 
От собственных родителей у неё мигрень, тахикардия и повышенная раздражительность, что тоже не норма. Стоит им позвонить, и отец начинает жаловаться, как ему, астматику, тяжело и плохо живётся, какие лекарства дорогие и все в таком роде. Очень хочется напомнить ему, что дожил же он со своей астмой до 74 лет, и хорошо дожил, но Агата старшим не хамит. Потом трубку у него отнимает мама и жалуется уже на отца, у которого астма, а заодно на ноющую поясницу, косточку на ноге, давление «на погоду», бессонницу... В общем, когда Агата нажимает на отбой, у неё у самой уже раскалывается голова и колет в области сердца.
 
От дочки Верочки у неё нервный тик. Вера пошла в крутое пике сложного подросткового возраста - и никак не выходит. Мать не слушает. Отца вообще игнорирует. Интерес к отличным оценкам утрачен. Дело швах.
 
Муж, в свою очередь, провоцирует у Агаты хроническую усталость. Ничего мужик делать не хочет, вконец обленился. Только и слышно: «Дай, подай, убери». Скандалить бесполезно, себе же дороже.
 
Вот и стоит ли удивляться, что у среднестатистической женщины «чуть за сорок» накапливается целый букет «болячек» и недомоганий. И к врачам нет смысла идти - все равно, почти сто процентов, причин не найдут.
 
Светлана КОБЫШ.
ФОТО: verywellmind.com