Благовещенка Алина Гудкова при росте 168 сантиметром по воле случая стала моделью-фрилансером и проработала в Китае более 6 лет. Сейчас она с ностальгией вспоминает о фотосессиях, показах и съемках в китайской рекламе.
 
Ученье - свет

Алина училась на последнем курсе экономического факультета АмГУ, когда узнала о возможности продолжить обучение и получить ученую степень в Северо-восточном сельскохозяйственном университете города Харбина. На тот момент она факультативно изучала китайский язык, и перспектива стать магистром по программе «Промышленная экономика» ее очень радовала. Девушка собрала все необходимые документы, отправила в китайский вуз - и поступила. В китайском университете для амурчанки всё казалось странным и непривычным. Например, в нём нет отопления, и на лекциях студенты сидят в верхней одежде.  

- Все китайцы носят теплое нательное бельё, потому что у них везде холодно - в помещениях почти такая же температура, как на улице. Зимой ты не забежишь погреться в супермаркет или не за-прыгнешь в автобус со включенной печкой. Поэтому я сменила красивые короткие платьица на «утеплёнку», - вспоминает девушка.

К этому минусу Алина быстро привыкла, ведь в остальном были только плюсы: обучение бесплатное, проживание бесплатное и приличная стипендия - 1700 юаней в месяц. Хотя приличной ее считали только китайские студенты, а привыкшие жить на широкую ногу русские не могли существовать без дополнительного дохода.
 
Танцуй, пока молодая

Если хочешь зарабатывать, то в Китае несложно найти работу по душе. Кто-то начинает петь даже без особенных вокальных данных, кто-то устраивает театрализованные шоу. На тот момент Алина имела небольшой танцевальный опыт, поэтому стала участницей одной из русских танцевальных групп в Харбине. За каждое выступление ребята получали по 25 юаней. На одном из таких концертов Алина случайно познакомилась с модельным агентом. И агент предложила девушке попробовать себя в роли модели.
 
Модельный ряд

- Китайцы считают лучшей ту рекламу, в которой снимаются люди с европейской внешностью. Им очень нравятся светлоглазые блондинки, девушки с худощавым овальным или слегка вытянутым лицом, с четко оформленным подбородком и ярко-выраженной переносицей (у азиатов она почти на уровне глаз). И главные параметры - рост не менее 172 сантиметров и стройность (все китайцы стремятся к болезненной худобе), - подмечает девушка. - Если плюсом ко всему перечисленному вы знаете китайский язык, то легко сможете устроиться моделью. 

Алине посоветовали составить модельную карту с фотографиями и указанием параметров. Девушке пришлось схитрить и прибавить к своим 168 еще несколько сантиметров, так как до модельного ее рост слегка не дотягивал. Карта хранилась у агента и в нужный момент предоставлялась заказчику. После чего агент присылала Алине информацию о виде работ (показ, презентация, фотосессия для журнала) и оплате. 

- Я считалась моделью-фрилансером, то есть не за-креплялась за каким-либо модельным агентством, поэтому могла выбирать - работать на данном проекте или нет, - говорит благовещенка. - Мне очень нравились фотосессии: тебя наряжают, делают макияж, укладку, потом получаешь красивые снимки и еще зарплату за съемку. Также работала на аукционах, где выносила лоты для демонстрации; на модных показах; на презентациях продуктов питания, детских товаров и мебели; на выставках машин. Нередко снималась для китайских каталогов одежды (особенно нравились шубы и свадебные платья), в рекламных роликах, например китайской лапши или часов. До сих пор знакомые пишут, что встречают мои фотографии на сайте интернет-магазинов «Таобао» или «АлиЭкспресс».

Доход от модельных «проходок» был достаточно высокий. Некоторые выставки длились по две недели, и за каждый рабочий день модели с европейской внешностью получали от 600 до 1000 юаней. А вот китаянкам платили до 300 юаней за ту же работу.
 
Опасный момент…

Несмотря на приличный гонорар, подработка моделью в Китае таила немало сложностей и даже опасностей.

- Порой приходилось по 12 часов стоять на каблуках возле товара, разрешался пятиминутный перерыв в час. Если рекламировали кровати, то на них нужно было весь день только лежать, затекали руки, тело, к концу дня улыбка напоминала оскал, - перечисляет Алина. - Иногда работать на выставках становилось опасно, ведь у нас не было рабочей визы, а значит, нас могли легко арестовать, штраф - 10 тысяч юаней. 

Помимо прочего, как и любым моделям, нельзя было набирать вес. А когда вокруг столько вкусной, но жирной уличной еды, сдерживать аппетит крайне сложно.

- Мой режим был такой: подъем в 5 утра, затем плотный завтрак. До 12 часов дня я ела всё, что хотела. Потом только фрукты или йогурты, а после 17.00 - рот на замок. Спать ложилась после 9 вечера, - вспоминает «голодные годы» девушка. 

Еще один модельный пунктик - возраст. Для китайцев не важно, насколько хорошо ты выглядишь, если они уже знают, что тебе почти 30 лет. «Старых» на показы они не приглашают. Поэтому стареть, хотя бы при заполнении рабочей анкеты, не рекомендуется.
 
Будем знакомы...

Работа на съемочной площадке приносила Алине не только удовольствие, финансы, но и массу новых знакомых. Пожалуй, самым приятным и судьбоносным стало знакомство с будущим мужем. Высокий, спортивного телосложения, симпатичный, но молчаливый русский парень Юра тоже подрабатывал моделью. Вне рабочего процесса он всем своим видом показывал, что находится здесь только ради денег, а «модельные штучки» его не интересуют. Поэтому коллеги обходили Юрия стороной. Ничего не подозревавшая Алина вела с ним рабочую переписку - и находила это общение вполне приятным. 

- Это точно судьба. Мы с Юрой работали в Харбине, но потом он переехал в Пекин, мы год не общались и не вспоминали друг о друге. И вот я поступаю в пекинский университет (очень не хотелось уезжать из Китая, поэтому решила продолжить обучение), мы встречаемся в спортзале, он становится моим личным тренером, и так завязываются уже романтические отношения, - вспоминает Алина. - Тогда же появились ограничения в работе: Юре не нравилось, что я участвую в показах купальников и нижнего белья, приходилось отказываться. Хотя в Пекине многие семейные пары работают на показах вместе.

Несмотря на то, что ребята имеют модельную внешность, свадьбу организовали вполне традиционную, без оформления на тему «Барби и Кен». Торжество отметили в благовещенском ресторане в кругу самых близких.

- Я до последнего момента не хотела играть свадьбу, думала, распишемся и улетим в путешествие. Ведь я уже сто раз снималась в свадебных нарядах и даже участвовала в постановочной свадебной церемонии. Для одного показа меня нарядили в шикарное, очень дорогое белое платье, я шагала под музыку к «алтарю», где меня встречал якобы жених и святой отец. В общем, всё было феерично, как в лучших европейских фильмах. Поэтому я боялась уже не испытать таких чувств на настоящей свадьбе. Но сильно ошибалась. Своя свадьба - это совсем другое, - замечает Алина.
 
Жизнь после подиума

Пока ребята живут в Благовещенске и воспитывают годовалого сынишку Мирона, но не оставляют мысли о возвращении в Китай. Алина хочет, чтобы малыш пошел по стопам родителей и стал моделью, к тому же у него есть все задатки. 

- Сколько раз замечала, что к женщине с ребенком китайцы относятся с особой заботой и вниманием. А дети-модели пользуются у них привилегиями и получают крупные гонорары, - говорит молодая мама. - Хотя я бы и сама не отказалась снова пройтись по подиуму, если супруг будет не против. Работа модели действительно затягивает, потому что дает возможность зарабатывать относительно легкие деньги, путешествовать, чувствовать себя красивой, не думать о комплексах и в каком-то смысле творить.

Татьяна ЯМЩИКОВА.