Часть событий романа «Павел Чжан и прочие речные твари» разворачивается в столице Приамурья. Автор антиутопии Вера Богданова родилась и живет в Москве, но в отличие от большинства деятелей культуры из столицы не пошла скользкой дорожкой стереотипов и не стала рисовать наш город глухой провинцией, застрявшей в 90-х. «Книжный» Благовещенск - это в первую очередь «окно в Китай», и для главного героя, и для страны в целом. «Я не была в Благовещенске прежде, но он именно такой, каким я его представляла», - говорит Вера Богданова. Убедиться в этом она смогла в ходе книжного фестиваля «Берег», на который приехала для презентации своей книги.
 
- Вера, ваш роман вошел в короткий список «Национального бестселлера», а также в длинные списки премий «Большая книга» и «Ясная Поляна». Везде вас представляют как писателя-дебютанта. Однако это не совсем так…
 
- На самом деле «Павел Чжан…» - это 13-я книга, написанная мной. Первый литературный опыт состоялся в 18 лет. Не имея ни связей, ни представления, как выпускают книги, отправила рукопись в издательство. Как ни странно, роман опубликовали. Книга была издана под псевдонимом, в качестве которого я взяла иностранные имя и фамилию, по которым невозможно было определить пол автора. Дело в том, что я работала в жанре «фантастика», а у нас принято считать, что зарубежные авторы в этом деле куда лучше российских. Кроме того, я не афишировала то, что я женщина: считается, что, если книга написана женщиной, там обязательно буду любовь и розовые сопли… В дальнейшем я печаталась под разными псевдонимами, озвучивать которые не считаю нужным. Мой новый роман написан в другом жанре и рассчитан на совсем иную целевую аудиторию.
 
- Почему вы наконец решились указать свое настоящее имя на обложке?
 
- Надоело менять маски и писать с оглядкой на то, что скажут другие. Ведь люди, далекие от литературы, прочитав твою книгу, как правило, решают, что главного героя ты списал с себя. Ну а потом мне стало все равно, что обо мне подумают другие. В 2017 году у меня диагностировали онкологию. Серьезный диагноз, экстренная операция, пребывание в больничных стенах очень отрезвляют. Я поняла одну простую вещь: у нас так мало времени! Не стоит тратить его на попытки выдавать себя за кого-то другого. И жить с постоянной оглядкой на других - тоже неправильно.
 
- Что помогло вам отстоять свою жизнь?
 
- В первую очередь, осознание того, что у меня есть сын и ему нужна мать. Ну и, наверное, своевременное обращение к врачам. После случившегося я не устаю повторять: если у вас онкология, не тратьте время на бабок, знахарей, травки и припарки. Отправляйтесь в больницу! Шанс есть у многих.
 
- Герой вашего романа тоже пережил серьезное потрясение. В детстве он стал жертвой педофила. Правда ли, что в основе этой трагедии лежит реальная история?
 
- За эту тему я взялась, находясь под впечатлением от событий в школе-интернате в Челябинской области, которые освещались в прессе. Одинокий мужчина забирал мальчиков-подростков из интерната на ночь, на рыбалку, где совершал над детьми действия сексуального характера. Рассказам детей не верили, пока за дело не взялись журналисты… Главный герой Павел тоже вырос в детском доме и тоже подвергся насилию, однако в романе он представлен уже взрослым человеком, успешным программистом, которого приглашают в Китай для разработки проекта массовой чипизации россиян…
 
- Действия разворачиваются в будущем, в середине XXI века. Россия представляется в романе сырьевым придатком Китая. Как показывает практика, «предсказания» писателей-фантастов нередко сбываются. Не боитесь, что наша страна действительно превратится в китайскую колонию?
 
- Не думаю, что это произойдет. Это не роман-пророчество. Скорее роман-прививка. Да, Россия - большая страна, сделать ее процветающей державой в одночасье невозможно, нужны годы и силы.
 
- Насколько, на ваш взгляд, вообще реальна «китайская угроза»?
 
- Мы обсуждали этот вопрос на круглом столе в рамках фестиваля. Большинство склонились к выводу, что если она и существует, то больше в экономической сфере. Вряд ли китайцы мечтают заселить нашу страну, но их экономическое влияние нельзя отрицать. Вместе с тем имеет значение еще один аспект: внутренний страх, который живет в наших головах. Однажды на презентации книги в Воронеже я попросила поднять руку тех, кто удивится, если я скажу, что китайцы выпили Байкал. Или построили на его берегу десять фабрик, которые сливают ядовитые отходы прямо в озеро. Поднятых рук не было. Более того, в зале начали раздаваться реплики на тему, что это уже давно происходит. Не секрет, что среди жителей западных регионов распространено мнение, что Благовещенск населяют китайцы. За два дня в вашем городе я не увидела ни одного китайца, в Москве и Санкт-Петербурге их гораздо больше. Многие из нас подвержены страхам, которые нами же и созданы. Описанная в книге геополитическая ситуация - допущенная реальность, основанная на иррациональных фобиях, раздутых до предела.
 
- Были ли вы в Китае и какого мнения об этой стране?
 
- Я была в Пекине и Гонконге, но меня больше привлекает Япония и Корея. Китай для меня - типичное азиатское государство, разумеется, со своей спецификой. Чтобы узнать страну лучше, я смотрела видео, читала много китайской художественной литературы, переводы китайских газет. Не скрою, некоторые публикации, связанные с Россией, меня удивили. Например, в одном из материалов было фото якобы русской семьи, над ним заголовок: «Так, как в Китае, мы еще нигде не ели!»
 
- А каким вы увидели Благовещенск? Изменили бы вы что-то в его описании после посещения?
 
- Прежде чем взяться за описание, я совершила несколько виртуальных прогулок - и по Благовещенску, и по Хэйхэ. Мой знакомый, который родом как раз из Приамурья, специально снимал видео с городских улиц. Поэтому о городе у меня было вполне четкое представление. Мост через Амур я тоже изучила вдоль и поперек. Однако во время прогулки на теплоходе на меня произвели впечатление огни на берегах - как российском, так и китайском. Наверное, если бы я писала роман сейчас, я бы отправила Павла в поездку не днем, а вечером - чтобы он мог взглянуть на набережную в последний раз… К слову, меня поразил и Амур - своими темными водами и быстрым течением. Реки на западе страны не такие стремительные.
 
- Вера, кто же такие «речные твари» и не в Амуре ли они водятся?
 
- Основное действие происходит в Москве и Подмосковье, и река, связанная с романом, - Ока. Павел видит людей вокруг себя исключительно через призму своих детских и подростковых травм. Люди - все вокруг - для него «речные твари», «речные» - потому что такие же, как утопленница-мать, холодные, бесчувственные, считающие Павла обузой. Хотя на самом деле это его мнение о самом себе, основанное на уверенности в том, что он не заслуживает любви.
 
- Писательство для вас - работа или увлечение?
 
- Это давно уже не увлечение. Но и не средство заработка. Чтобы обеспечить жизнь себе и сыну, я зарабатываю переводами текстов, в основном это официальные документы.
 
- Пишете ли вы сейчас очередную книгу? Если да, то в каком жанре? 
 
- Я ее уже дописала. Это проза без всякой фантастики.
 
 СПРАВКА «ММ»
 
Вера Богданова, 35 лет. Российская писательница, переводчик, литературный обозреватель. Окончила лингвистический факультет МГОУ, специальность - лингвист-переводчик. Владеет английским и японским языками. Проходила повышение квалификации в Нью-Йорке. Работала в сфере логистики и маркетинга. Проживает в Москве.
 
Беседовала Дарья ДРУЖИНИНА.
ФОТО: labirint.ru