Вы думаете, что подарочные сертификаты придумали современные маркетологи? Ошибаетесь. Подобные «заменители» денег существовали еще до революции. Например, все дальневосточные торговые дома Кунста и Альберса отоваривали так называемые Обязательства. На их лицевой стороне была надпись «Взамен сего в магазине ТД Кунст и Альберс во Владивостоке выдается товара на сумму…», а штамп на обратной стороне говорил о том, что  «настоящее обязательство действительно в Амурской области по 1-е сентября 1919 г. в Благовещенске». Выпускались такие Обязательства достоинством 1, 3, 5 и 10 рублей. 

Вообще, амурчанам, жившим в переломные революционные годы, не повезло с наличностью. В регионе часто менялась власть, выпускающая собственные деньги, что порождало денежную путаницу и пестроту. Уже со второй половины 1917 года в области стал ощущаться недостаток денежных знаков, в частности разменных монет, поскольку Благовещенское отделение государственного банка получало из Петрограда лишь тысячерублевые кредитные билеты Временного правительства, так называемые «думки». Поэтому было решено выпустить городские боны достоинством 1 и 3 рубля, на лицевой стороне которых в окружении знамен, колосьев и лавровых ветвей изображен герб Благовещенска. Местные боны, отпечатанные в декабре 1917 года, поступили в обращение в январе 1918 года, но 1 февраля в областном центре воцарилась власть большевиков, в марте город захватили казачьи войска атамана Гамова, а через полмесяца вернулись Советы. И каждая власть пыталась выпустить собственные деньги. Поэтому несколько лет в Приамурье среди населения одновременно ходили «романовские» (царские), «керенские» и облигации «Займа Свободы» (Временного правительства), «сибирки» (казначейские знаки правительства Колчака). Впоследствии на смену «сибиркам» и другим деньгам пришли «буферки» - кредитные билеты Дальневосточной республики. 

Были у нас и местные амурские деньги. Весной 1918 года Областному совету крестьянских, рабочих и солдатских депутатов досталась пустая казна, и кроме клише городских разменных билетов, в банке никаких ценностей не оказалось. Поэтому большевики были вынуждены использовать готовые клише для выпуска десятирублевого городского разменного билета. Рисунок на нем остался прежним, а подписи новые, в том числе председателя Совета крестьянских, рабочих и солдатских депутатов Федора Мухина, поэтому в народе эти деньги прозвали «мухинками». В том же 1918 году, когда в Приамурье установилась власть японских интервентов и Белой гвардии, в Благовещенске стали выпускаться кредитные билеты «алексеевки» по фамилии городского головы Алексеевского. Поскольку он был ставленником прояпонского амурского правительства, в регионе ввели в обращение йены, специально отпечатанные для территорий, на которых хозяйничали оккупанты. Купюры были красочными - с драконами, хризантемами и павлинами, с надписями на русском и японском языках - и обменивались на русские 1:5. Кстати, эти деньги ходили по Дальнему Востоку вплоть до 1922 года. 

А самый короткий срок обращения имели чеки, выпущенные в Зее. Казначейство этого города весной 1918 года оказалось совершенно пустым. Особенно острая нужда в денежных знаках возникла, когда начался сезон на приисках: старатели несли золото, а расплачиваться за него было нечем. Тогда исполком молодой Зейской республики (так назвали новую власть сами жители) решил выпустить вместо денег собственные чеки. Номинал на них писался от руки и, кроме того, был пробит перфоратором. Зейские чеки охотно принимались не только местным населением, но и рабочими приисков в обмен на золото. Но их срок был недолгим: чеки выпустили в мае, а в конце сентября в город вошли японцы. 

Время революций и социальных перемен всегда отражалось на денежном рынке. Мало кто знает, что в начале 90-х годов, во время перестройки, одна из первых частных фирм нашей области СОППИТ выпустила свои «деньги», ходившие внутри предприятия. Это были хозяйственно-расчётные чеки, отпечатанные в Благовещенске, - соппы. Промышленно-коммерческое объединение СОППИТ занималось строительством и торговлей, у него имелись дефицитные в то время товары. Например, на 500 соппов можно было купить видеомагнитофон. Когда в конце 90-х фирма закрылась, работники сдали чеки, получив взамен товары. Сегодня весь комплект в 50, 100, 200 и 500 соппов считается нумизматической редкостью. Но еще более редкие суррогатные деньги с очень странным название РОССИР номиналом в 1, 2, 5 и 10 выпустило в Свободном Амурское речное пароходство. Эти хозяйственно-расчётные чеки тоже ходили внутри предприятия в начале 90-х годов.

Анна АЗАНОВА.