«Дишовастолова»

В 1901 году выходцы из Суражского уезда Черниговской губернии основали на правом берегу Зеи село, которое в память о покинутой родине назвали Суражевкой.

В 1910 году, когда о городе Алексеевске (Свободном) еще ничего не было слышно, а селу Суражевка было уже девять лет, сюда в командировку приехал корреспондент благовещенской газеты «Эхо» Федор Чудаков. Что он увидел? «Весьма грязную и весьма скверную избу» с вывеской «ДишовастоловаАбеды и Ужын Чай». Оптовый винный склад господина Лукина, в котором за месяц продавали по пятьсот ведер водки. «Больницу» без медицинских инструментов… В общем, на взгляд приезжего, все плохо. Но когда через год суражевцам объявили, что скоро они станут горожанами и жизнь их круто изменится, они не обрадовались, а даже наоборот. 
 
Здесь будет город!

В январе 1911 года заинтересованные ведомства уже определились с расположением нового города: к западу от Суражевки будут станционные постройки и железнодорожный поселок, к северу от поселка, верстах в двух от Зеи, - городские усадьбы. Общая площадь - около 12 квадратных верст (квадратная верста - 1,138 кв. км). Город предполагалось назвать Алексеевском, окончательное решение зависело от Петербурга. 

Однако сначала пришлось «повоевать» с жителями Суражевки. С ними начали вести переговоры «для выяснения, согласны ли они войти в состав города». В январе крестьяне обещали подумать. В мае выяснилось, что отводить участки под застройку в этом году невозможно, потому что на месте будущего Алексеевска - пашни. Решили подождать до осени, чтобы суражевцы могли убрать урожай. 

В августе, когда сам генерал-губернатор Приамурья Н.Л. Гондатти велел, чтобы «крестьянский начальник убедил суражевцев войти в состав городского населения», выяснилось, что последние категорически отказываются куда-либо «входить». 

Тогда власти включили административный ресурс: запретили прописывать новых жителей, а так как «коренное население» Суражевки насчитывало меньше трехсот душ, согласно закону, село можно было присоединять к городу принудительным путем, что и было сделано «с полной компенсацией за отчужденные земли и отводом земель в другом месте».
 
«Водовозами возить неудобно»

К концу 1911 года территория нового города была «осмотрена и обмеряна, размечена». Центром города выбрали местность к северу от станции железной дороги, на возвышенном плато, которое не затопляется Зеей при самых высоких разливах. 

Размер участков для строительства жилья определили в 600 квадратных саженей, в кварталах торговых и фабрично-заводских участки нарезали существенно большие. 

Проектировщики сразу же обратили внимание на отсутствие хорошей воды: речка Жалун слишком маловодна, до Зеи 3-5 верст (верста - 1,06 км) - «водовозами возить дорого и неудобно». Значит, нужны колодцы. Исследовать почвы было поручено инженеру-гидротехнику Стакле. Под его руководством вырыли в разных местах два колодца глубиной около 20 саженей (рытье одного колодца стоило около 2 500 рублей!). На этом исследования временно прекратились.

И ещё тринадцать контор

Суражевка, которая два года назад была обычным селом, в январе 1912 года уже имела вид небольшого городка со значительным «хозяйством». Здесь действовало 20 винных складов, питейных домов и пивных лавок, 10 столовых, 12 гостиниц и постоялых дворов, 17 колбасных заведений, мясных лавок, пекарен и кондитерских, 10 кузнечных и слесарных мастерских, три кирпичных завода и столько же лесопилок, одна водяная и две паровых мельницы, пивзавод, фотография, кинематограф и так далее. А еще - конторы тринадцати общественных и правительственных учреждений. 

… «Храмов нет, одни кабаки, прежде всего надо построить храм», - вынес решение приамурский генерал-губернатор, побывавший в Суражевке летом 1911 года (в марте следующего года переселенческое управление ассигновало «на сооружение каменной церкви, могущей вместить 500 молящихся», 30 000 рублей). 

Кроме того, генерал-губернатор указал, что в плане будущего города следует оставить место под собор и городской сад, а при сдаче участков в аренду не следует гнаться за высокой ценой.
 
«Участок может быть отобран!»

К февралю 1912 года были разработаны условия, по которым участки под застройку сдавались с торгов в аренду на 12 лет, только русским подданным, имеющим право на жительство на данной территории, больше двух участков «в одни руки» - только с разрешения приамурского генерал-губернатора. Вся «селитьбенная площадь» была разделена на четыре разряда: под частные дома в центре и на окраинах, под торгово-промышленную и фабрично заводскую застройку.

В первый год арендатор был обязан огородить участок и приступить к строительству дома стоимостью от 300-1000 рублей (минимум) в зависимости от «престижности» участка. В фабрично-заводском районе необходимо было затратить на предприятие в течение первых 3 лет не менее 5 000 рублей. 

«При неисполнении условия пользования участком он может быть отобран от арендатора по распоряжению генерал-губернатора», - гласили правила.
 
Усадьба №1

20 марта 1912 года во дворе переселенческого управления началась «сдача в аренду усадебных участков в Алексеевске». К началу торгов - в 12.45 - собралось человек 500.

Вице-губернатор Амурской области А.Г. Чаплинский объявил аукцион открытым. Первой сдавалась с торгов усадьба №1 в квартале №96 (обывательская часть города). Дальше предоставили слово репортеру благовещенской газеты «Эхо». 

«Аукцион начался с 9 рублей и в какие-нибудь 5 минут эта сумма возросла до 235 рублей. Двести тридцать пять! Пожалуйте, участок за вами. 

К столу подходит какой-то господин в весьма веселом настроении. У него, оказывается, нет ни заявления, ни денег для задатка. Узнав, что без задатка участок не дают, он улыбается, галантно раскланявшись, хочет удалиться, но его «протоколят» за легкомыслие и отправляют в полицейский участок. Таким образом, первый гражданин будущего города начал свою деятельность с полицейского протокола и ночевки в каталажке. 

Торги на усадьбу №1 начинаются снова и, дойдя до 235 рублей, остаются за крестьянином села Успенского Амурской области Василием Анисимовичем Замула. Настоящий первый гражданин города Алексеевска тут же снимается членом местного фотографического общества А.И. Борисовым». 

Следующими полноправными жителями Алексеевска стали владелец художественной фотографии Николай Кузьмич Константинов (усадьба №2, сдана за 120 руб.), читинский мещанин Русановский (усадьба №3, сдана за 214 руб.), Л.А. Ефремов (усадьба №4, сдана за 160 руб. 50 коп.), М.Е. Богданова (усадьба №5, сдана за 120 руб.), М.П. Ленская (усадьба №6, сдана за 143 руб.), крестьянин Петр Костяник (усадьба №7, сдана за 190 руб.).

Торги на усадьбы города Алексеевска проходили три месяца и закончились в июне. Всего было сдано 443 усадьбы. За некоторые участки в центральной части города шла настоящая битва и цены доходили до полутора тысяч рублей. В фабрично-заводском районе было сдано только две усадьбы. Кстати, среди арендаторов было немало жителей Благовещенска и Харбина.

Подготовила Валентина КОБЗАРЬ.
(Использованы ресурсы Амурской областной научной библиотеки и Амурского областного краеведческого музея.)