Меня всю жизнь сравнивают с сестрой, которой давно нет на этом свете.
 
Наташа утонула в 12 лет, мне тогда было 3 года. А сейчас идет двадцать седьмой год. Я понимаю и уважаю горе моих родителей, но, честно говоря, устала равняться на покойницу. Мама всюду - и к месту, и не к месту - вставляет: «А вот Наташечка, наверное, так бы не поступила (не сказала, не сделала)». И такие слова я слышу с самого раннего детства. Наташа, которой давно нет, словно где-то живет идеальной жизнью, которую мне приводят в пример. Раньше сестра не перечила бы маме и делала, как она говорит, училась бы только на пятерки (хотя в школе у нее, насколько я знаю, были средние оценки), не ушла бы в девятом классе в колледж, как сделала я. Она не стала бы жить с мужчиной без брака, не нанесла бы на брови татуаж, не мечтала бы переехать в Питер, что в мамином понимании означает «бросить бедных родителей». Кстати, только из-за них я и не переехала до сих пор.
 
Однажды я не выдержала и заявила маме, что она не может знать, какой была бы моя сестра, живи она сейчас. Мама так возмущалась! Она считает, что раз Наташа была ее ребенком, ей все известно наперед. Мне безумно жаль сестренку, она была красивой славной девочкой, однако я же тоже не второй сорт. И имею право на СВОЮ жизнь, СВОИ решения и СВОИ мечты, без оглядки на Наташу. Но у родителей с возрастом скорбь лишь прогрессирует, они опять достали фотографии дочери, расставили их по квартире, даже в моей бывшей комнате. Иногда я ощущаю себя лишней в семье, чужой. Ведь что бы я ни делала, как бы ни старалась, Наталья все равно была бы лучше.
 
Женя.