Одной из насущных проблем городского хозяйства Благовещенска более ста лет назад были собаки. Их было очень много, не всех хозяева держали на привязи, и часто они пугали, кусали прохожих, но, главное, в городе было много бродячих собак. 
 
Время от времени на них устраивали облавы. Итоги одной такой операции 14 марта 1899 года в хроникальной заметке зафиксировала «Амурская газета»: «В Благовещенске с апреля по 17 мая поймано бродячих собак 168, из этого числа выкуплено хозяевами 26, остальные истреблены» (чтобы выкупить свободно гулявшую по городу и изловленную свинью, хозяева платили 1 рубль, возможно, собак выкупали по такой же таксе).
Обыватели тогда платили специальный «сбор с собак»: два рубля в год (за исключением цепных). Уплатив этот городской налог, владелец собаки получал для нее специальный жетон. В случае потери жетона приходилось вновь оплачивать «сбор», а иногда и штраф, поэтому в газетах давали объявления, как будто речь шла о потере человеческого паспорта: «Утерян собачий значок №207», «Нашедших собачий знак №16 прошу считать его недействительным».

В июне 1909 года Амурское охотничье общество устроило охотничью выставку. Как писал корреспондент газеты «Эхо», на выставке была представлена «целая коллекция собак». 

«Белоснежные выхоленные лайка и шпиц Н.В. Лукина (потомственный почетный гражданин) рельефно выделяются своей шерстью на фоне собачьей группы. Собака тигровика господина Лалетина - эта серенькая лайка, нечищенная и немытая, вызывает симпатию благодаря своему геройству: она спасла в тайге своего хозяина - охотника на тигров».

По итогам выставки охотнику на тигров Г.Н. Лалетину (он демонстрировал шкуры убитых им зверей, разодранный тигром тулуп и свою собаку) вручили винтовку с патронами и серебряный жетон. 

Полковник Н.В. Лебедев получил почетный приз генерала А.В. Сычевского (генерал от инфантерии, командир 4-го Сибирского армейского корпуса) за распространение в области кровных сеттер-лавераков. Медалями, призами и похвальными листами организаторы выставки отметили два десятка собак - охотничьих и комнатных. 

Это были счастливые псины, которым повезло с хозяевами. Тех, кому не повезло, было гораздо больше, они представляли серьезную опасность. Буквально через месяц после охотничьей выставки городское управление публикует следующее объявление: «Ввиду участившихся укусов бешеными собаками, контрагенту Курилову сделано распоряжение ловить бродячих собак во всякое время дня, а не только до 7 часов утра согласно существующему сейчас распоряжению. Владельцы собак, желающие, чтобы последние не были изловлены, благоволят надевать им намордники или держать на привязи. В противном случае собаки будут изловлены и через три дня убиты». 

Такие суровые меры приходилось принимать, когда жизнь в городе была вполне благополучной. В 1916 году (уже два года шла Первая мировая война) в связи с вопросом о борьбе с бешенством собак городское управление принимает решение, что за каждую собаку ее владелец будет платить «сбор» не один, а два раза в год. Естественно, количество бездомных собак сразу увеличилось и остро встал вопрос, что с ними делать. Редактор-издатель газеты «Благовещенское утро» А.И. Матюшенский по этому поводу написал фельетон под названием «Позвольте о собаках». Не могу не процитировать - уж больно ярко написано. 

«Нынешнее лето почему-то отличается обилием бешеных собак. Говорят, что собаки бесятся от дороговизны: хозяева перестали их кормить и выгнали на улицу. Разве это справедливо: собак оставили без крова и пищи, да и к ним еще и претензии предъявляют - почему на улицах небезопасно? 

Я склонен думать, что такой вопрос не под силу и собакам, даже самым умным. Если кто думает иначе, пусть произведет испытание. Пусть возьмет десяток самых умных в городе собак, хотя бы сыскных, и спросит их: «Что собой представляет собачья регистрация?» 

Если хоть одна из них ответит на этот вопрос правильно, то я готов признать, что собачий вопрос должны разрешать сами собаки.

Пока же я держусь того мнения, что собачий вопрос должен разрешать кто-то другой. Кто? Только не кошки. Потому что кошки тут лично заинтересованы. Их тоже обывателю нечем кормить и их тоже выгоняют на улицу. И они, естественно, скажут: «Уничтожить всех собак, включая и сыскных. Нам больше кормов останется».

А такое решение, по-моему, слишком уж радикально. 

Со своей стороны я предложил бы заниматься этим вопросом управе. Но боюсь, что надо мною будут смеяться, скажут: «До управы добрался, совсем рехнулся старик».

Я скажу одно: «Собачий вопрос пусть решает кто хочет, а родителям я советую привязывать детей на цепочку, чтобы они не выбегали на улицу. Ибо улица принадлежит собакам».

Фельетон был написан сто два года тому назад, но с тех пор мало что изменилось.
 
***

Гигантское стадо

По данным городской управы, в 1910 году благовещенцы (64 383 человека) содержали 8230 домашних животных: лошадей - 3803, коров - 1831, быков - 77, полуторников (18-месячные быки) - 209, телят - 535, баранов - 215, свиней -1503, ослов - 57. К этому гигантскому стаду надо добавить еще 15-17 тысяч животных, которых пригоняли в Благовещенск на убой из Монголии, Маньчжурии и амурских сел. 
 
Правила выгона и выпаса

По поручению городской управы ветеринарный врач, заведующий городской микроскопической станцией Павел Дмитриевич Егоровский, весной 1910 года разработал правила для пастухов. Согласно правилам город делился на несколько участков, в каждом из них - свой пастух. Перед началом выгонов пастухи должны были представлять в управу списки скота с указанием фамилий владельцев. Каждый пастух должен был прогонять свое стадо только по улицам своего участка, не допускать бугаев для случки на чужие участки и незамедлительно сообщать в управу о «подозрениях на чумные заболевания скота».

Конечно, не все соблюдали правила. Вот репортер одной из газет ябедничает: «Пастух второго участка нарушает правила выпаса и выгона скота. Вместо того, чтобы собирать скот на своем участке, он сгоняет стадо по Торговой (Хмельницкого) улице и смешивает стада первого и второго участков».
 
Покровители животных

Российское общество покровительства животным было создано по инициативе российских дворян при попечительстве императора Александра II во второй половине XIX века. В августе 1910 года в Благовещенске прошло организационное собрание местного отделения этого общества (было около двадцати человек). Присутствовал полицмейстер Данильчук. К идее создания нового общества он отнесся сочувственно. Участники собрания выразили признательность полицмейстеру вставанием.
 
Канареечное семя

Переселенцы везли на новые места коней, коров и… канареек. В июле 1910 года об этих певчих птичках вскользь упомянула газета «Эхо». «Безобразничают два хулигана 15 и 16 лет. Один служит в парикмахерской, другой сын очень состоятельных родителей. Главным образом от этих воришек страдали китайцы, а на днях они атаковали переселенцев и отняли у них клетки с канарейками, но были замечены и клетки с птицами вернули».

Канарейки были очень популярны до революции. В Европейской России целые деревни занимались разведением канареек на продажу: цена лучших певцов доходила до 50 рублей.

Сколько канареек содержали благовещенцы, конечно, никто не считал, но, наверное, немало, потому что специально для них в город привозили корм - канареечное семя. Когда весной 1911 года образовался его дефицит, об этом даже написали в газете: «Канареечного семени в продаже нет. Любители канареек в затруднительном положении».
 
Страницу подготовила Валентина КОБЗАРЬ.