В ночь на старый Новый год...
 
Маленькая Зеньковка разделилась на два лагеря. Одни сочувствуют горю Нади, потерявшей двухмесячную дочку, другие возмущаются, мол, пьяная придавила ребенка, - они и сообщили об этом факте в редакцию. По селу ходят нехорошие слухи, что под старый Новый год молодая женщина, оставив малышку родне, ночью колядовала, поэтому домой вернулась поздно и, решив покормить ребенка грудью, уснула. Утром девочка была мертва. Сама Надя - осунувшаяся, в черной ажурной косынке - не хочет говорить о том, что случилось в ту страшную ночь: «Я уже все рассказала следствию». Предварительное медицинское заключение снимает с нее все подозрения - ребенок умер вследствие синдрома внезапной младенческой смерти. Но доследственная проверка еще не окончена - в этом деле точку поставит заключение гистологической экспертизы.

Надежде Лазаревой 23 года, у нее нет образования, работы, своего жилья. Мужа тоже нет, зато было трое детей. Первого ребенка Надя родила еще в школе, поэтому сдавала ЕГЭ с маленькой дочкой на руках. В 19 лет забеременела от 16-летнего мальчишки, но его родные внука признали и даже приняли Надю в свою семью. Однако отношения со свекром не сложились, и женщина ушла жить в старенький неухоженный домик, который на время отдал ей один из многочисленных родственников. А в конце прошлого года она снова родила от этого же, немного повзрослевшего парня.

Тому, что школьницы старших классов рожают, в Зеньковке не удивляются. Таких молодых мамочек за последние несколько лет в селе набралось пять, и все без официально оформленного брака. Причем на одном ребенке такие женщины не останавливаются и к 25 годам уже становятся многодетными, рожая порой от разных мужчин. Их единственным доходом являются детские пособия и помощь родителей. 

Надя тоже живет благодаря помощи отца, матери и многочисленной родни. Лазаревых в Зеньковке много, это целый клан, поскольку все семьи также многодетные. У самой Надежды четверо братьев и сестер (но, как рассказали в школе, только она одна получила полное среднее образование). Надя - третий ребенок в семье - появилась на свет, когда её матери было чуть больше 20 лет. Так что пример женской судьбы у дочери был, правда, Лазаревы-младшие выросли в семье, где есть отец. У Нади же только «приходящий муж»: они то живут вместе, то расходятся.

- Я не скажу, что Надя пьющая. Ну, выпивает по праздникам. А чтобы бросала детей - нет такого. Неблагополучной тоже ее не назову. У нас в селе восемь семей стоят на учете как неблагополучные - Лазаревой среди них нет. А то, что родила в 17 лет, так у нас половина благополучных женщин в таком возрасте рожает. Для села это норма, - считает глава зеньковской администрации Наталья Полунина. - Говорят, что в ту ночь Надя действительно колядовала, но я лично не видела.
 
Ничего не может сказать и местная предпринимательница, в дом которой глубокой ночью приходили колядующие. «Одну я признала, а кто вторая - не знаю: они в масках были», - говорит она. А вот фельдшер Наталья Рыбалова без разрешения своего начальства - главврача районной больницы - даже разговаривать не захотела, будто боялась сказать что-то лишнее. Но известно, что накануне трагедии, 13 января, в село из Константиновки приезжал педиатр и осматривал погибшую девочку - ребенок был полностью здоров. (Хотя, как отмечают медики, состояние здоровья никак не связано с синдромом внезапной младенческой смерти.)

Никто не хочет портить отношения с односельчанами и усложнять себе жизнь, ведь Лазаревых и их родственников - половина села. Никто не хочет создавать для себя проблемы, поскольку сегодня сложилась странная практика, когда за ЧП с ребенком отвечают все, кроме родителей: глава села, фельдшер, участковый полиции, женсовет, органы опеки, которые «недоглядели, недоработали, не сумели предотвратить». Поэтому иногда местной власти  проще назвать семью благополучной, мол, пришла беда, откуда не ждали. Как это было недавно в Мазановском районе, когда женщина скрыла беременность и, родив ребенка дома, утопила его в ведре с водой. На учете как неблагополучная эта семья не состояла.

- Вы поймите, радости в селе мало, поэтому праздники люди встречают с размахом и пьют. Но Лазаревы и работают много: хозяйство держат, сажают большие огороды, помогают друг другу, - рассказывает Людмила Гамза, бывшая глава села. - Надежда тоже трудолюбивая, чистоплотная, у нас к ней никогда претензий не было. 

Людмилу Сергеевну трудно заподозрить в предвзятости, она почти 20 лет руководила местной администрацией, а в советские времена была председателем колхоза. Резка в суждениях, говорит в глаза то, что думает, пьяниц на дух не переносит, но и она не верит, что Надежда могла так напиться, что придавить ребенка. А то, что, по слухам, она оставила новорожденную дочку родне и колядовала, так это - дело молодое. 
 
Сама Надежда не отрицает, что перед старым Новым годом ходила вечером колядовать по родным, чтобы показать сыну, как «посевают». Что было дальше? «Не хочу об этом говорить», - устало отвечает Надя. Она и в жизни-то замкнутая, как говорят в селе - «тихушница», а после случившегося и вовсе не расположена к общению. Рассказала только, на что живет: своя картошка с огорода, детское пособие как матери-одиночке на двух детей чуть больше тысячи рублей, помощь родителей - как своих, так и 20-летнего отца детей. Надя надеется, что они с ним все-таки поженятся, ведь их общему сыну почти четыре года.

Инфантилизм - характерная черта большинства женщин, подобных Надежде Лазаревой. Возможно, через год она снова станет многодетной матерью.