Историю с выявлением гепатита С у маленьких пациентов гематологического отделения АОДКБ можно назвать самым громким скандалом в амурской медицине за последние несколько лет. На днях ситуация достигла своего апогея: все врачи отделения написали заявления об увольнении. Дальнейшее существование онкогематологии оказалось под вопросом: увы, стены, вопреки поговорке, не лечат, а детские гематологи и онкологи в Приамурье «штучный товар». Найти замену уходящим докторам - практически невыполнимая задача. Перспектива оказаться без медицинской помощи нависла над тяжелобольными детьми и их родителями дамокловым мечом. 

Проверка на прочность

Об открытом письме, подготовленном коллективом отделения, мы писали в прошлом номере «Моей Мадонны». Врачей довели до ручки - в прямом смысле: не в состоянии больше молчать, медики взялись за пишущий предмет и обнародовали причины происходящего. После того как всплыла история с гепатитом (а она именно всплыла - чиновники от здравоохранения и контролирующие органы не могли не знать того, что тянулось около десяти лет), отлаженную работу учреждения стали нарушать нескончаемые проверки.

- С ноября 2018 года работа отделения была фактически парализована. Специалисты Роспотребнадзора посещали больницу не только по нескольку раз в день, но и в выходные, праздники. Не успевала одна комиссия выйти за порог, как приходила другая. Врачи в ущерб своим прямым обязанностям были вынуждены писать горы объяснительных, оставаясь на работе до позднего вечера, хотя их рабочий день оканчивается в 16 часов. В результате коллектив проводил на работе по 12-16 часов в день, стараясь исполнить выданные предписания, которые нередко противоречили здравому смыслу, - описывает происходящее мама одного из маленьких пациентов Анна Зверева.

Так, в результате одной из проверок специалисты ведомства пришли к выводу, что помещение, где проводится пункция костного мозга, не соответствует требованиям, в результате чего процедуру стали проводить в хирургическом корпусе больницы, что вызвало шквал возмущений среди родителей.

- Подобные «хождения» подвергают наших детей смертельной опасности. Все знают, что иммунитет пациентов с онкологическими заболеваниями сильно снижен или полностью подавлен, любой «чих» представляет для них угрозу. Дети месяцами находятся в палате, не видятся с родными, чтобы избежать риска инфицирования, а тут - пожалуйста, должны выходить за пределы отделения и идти длинными коридорами, где сидят люди с признаками ОРВИ, а после болезненной процедуры, когда нужно 2 часа лежать в полном покое, добираться назад, - возмущается Анна. - Даже человек, далекий от медицины, понимает, что такое положение вещей ненормально, зачем же нужно было выдавать предписание? Я обращалась с запросом в управление Роспотребнадзора, на что мне ответили, что не они принимали решение о проведении манипуляции в другом корпусе, они лишь установили, что процедурный кабинет отделения для этого не подходит…

«Требую матрас!»

Тем временем коллектив родителей разбился на два лагеря: те, кто выступает в поддержку врачей, и те, кто, пользуясь ситуацией, пытается извлечь свою выгоду.

- Проверяющие нередко спрашивали родителей, на что они жалуются, тем самым поощряя любые претензии в сторону медперсонала,- продолжает Анна Зверева. - Это привело к тому, что многие мамы, говоря русским языком, просто охамели. К медсестрам они стали относиться как к обслуживающему персоналу. Мы были свидетелями сцены, когда женщина, вместо того чтобы спокойно попросить заменить матрас, устроила сыр-бор, крича на все отделение: «Я требую поменять матрас!». Некоторые родители пускаются в откровенные оскорбления, зная, что за медиков никто не заступится. Такие люди могут обратиться к медсестре со словами: «Эй ты, тварь, иди сюда!» или сказать санитарке: «Что тут ползаешь, корова!».

- Есть мамы, которые могут устроить посреди ночи скандал со швырянием стульев, таким образом они добиваются, чтобы им открыли дверь, так как они хотят выйти покурить, - включается в разговор мама другого пациента Светлана Боженко.

В результате такого отношения коллектив отделения за год сменился на 90%! По собственному желанию ушли все опытные медсестры, укомплектовывать штат пришлось выпускницами медколледжа. А ведь работа в этом отделении требует особого мастерства: после химиотерапии вены «прячутся», и обычная процедура превращается в настоящее испытание как для пациента, так и для медсестры.

Что касается врачей, то они держались до последнего. Проверки, допросы, обвинения - чего только не пришлось им вынести за это время. Однако и их терпению пришел конец, они сделали то, о чем задумывались и прежде: написали заявления об увольнении. Вероятно, спусковым крючком послужили решения судов, вынесенные в пользу родителей, чьи дети заразились гепатитом С. По каждому делу присуждают по 600-750 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда, а таких исков около сотни…

В защиту медиков

Олег Ларков - папа одного из пациентов, у которого после прохождения лечения в гематологическом отделении диагностировали гепатит С. Однако он, в отличие от других, отказался подписывать заявление против медиков и не пошел в суд, чтобы добиться компенсации морального вреда. Более того, он разместил пост в защиту врачей на одном из самых популярных порталов. «Я очень благодарен врачам, медсестрам и санитаркам отделения за то, что они спасли жизнь моему ребенку. Я не из тех, кто хочет заработать на болезни своего ребенка», - написал автор в обращении.

- Мой сын попал в онкогематологию в 2009 году, перед тем как ему поставили правильный диагноз, мы побывали во многих лечебных учреждениях, и, скажу честно, это отделение - самое идеальное во всех планах. Я не верю, что в стенах отделения нарушались санитарные нормы, моя жена врач, если бы она заметила какие-то нарушения, то не стала бы молчать. Сейчас врачам вменяют в вину, что они провели больше процедур, чем было выделено расходных материалов, из чего можно сделать вывод, что одноразовые инструменты использовались дважды. Однако на самом деле многие родители, в том числе и я, просто покупали «расходники» за свой счет, - утверждает Олег Ларков. - Сейчас моему сыну 15 лет, и в том, что он с нами - заслуга врачей. Да, у нас тоже выявили гепатит, но мы успешно (и бесплатно!) пролечили его в инфекционной больнице еще до того, как поднялась шумиха.

Остальные родители из числа благодарных врачам тоже не бездействуют: направляют коллективные и персональные обращения в Мин-здрав, прокуратуру, губернатору и президенту с просьбой провести независимое расследование и сохранить отделение.

- Мы не верим в объективность выводов о причастности врачей. За долгие месяцы лечения мы убедились, что они всей душой переживают за наших детей, вкладываются в них не только морально, но и… материально. Вот один из примеров: когда в процедурном кабинете сломалась педаль на мусорном ведре, пришлось приостановить забор крови (иначе ситуацию сочли бы нарушением). Ждать, пока оформят покупку нового ведра, долго, останавливать лечебный процесс нельзя, и тогда заведующая просто купила ведро за свой счет, - приводит пример Анна Зверева. 

Откуда вирус?

Версий о том, откуда же взялся гепатит С в отделении, на различных интернет-форумах предостаточно. Мы не имеем права приводить их на страницах газеты, поскольку ни одна из них не доказана. Однако ситуация, когда крайней в этой запутанной истории оказывается врач-онколог, заведовавшая отделением с 2011 года, как минимум, удивительна, ведь первые случаи заражения были выявлены в 2005 году. 

- Частота инфицирования вирусным гепатитом больных лейкозом в среднем по стране достигает 49%. Как правило, это происходит во время переливания крови и ее компонентов. Но ведь в других регионах на врачей из-за этого не заводят уголовные дела, - удивляется Анна Зверева.

На сегодняшний день в гематологическом отделении АОДКБ 22 койки. В прошлом году здесь пролечился 251 ребенок, самое распространенное заболевание - острый лимфобластный лейкоз, 80% детей с этим диагнозом имеют шанс на благоприятный исход. Как изменится этот показатель, в случае если отделение закроют, прогнозировать никто не берется.

ПОКА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Минздрав Амурской области, администрация АОДКБ и персонал гематологического отделения пришли к компромиссу: врачи-гематологи отозвали свои заявления, а значит, отделение продолжит работать в штатном режиме. Однако больница осталась без единственного врача-онколога, и оказание помощи онкобольным детям теперь под вопросом. Как заверили в областном минздраве, будут приняты меры по укреплению кадрового состава, материально-технической базы отделения.

Дарья ДРУЖИНИНА.