«Возможно, ты читала пьесу Константина Симонова «Жди меня», а может, и видела её постановку. Так вот, герои этой пьесы Лиза и Николай имели огромное желание встретиться, верили в эту встречу в самые трудные моменты, когда казалось, что нет уже никакой надежды... И они встретились, имея такую веру и желание. Эта пьеса поучительна и о многом говорит». 

(Из фронтового письма. 1944 г.)
 
Признаюсь, я сомневалась, стоит ли возвращаться к этой истории спустя столько лет, ведь её герои уже ушли из жизни. А потом на встрече с военнослужащими по призыву показала снятый об этих людях фильм и увидела, как молодые парни воспринимают эту историю. И сомнения исчезли. К тому же трогательные свидетельства вспыхнувшей во время войны и пронесённой через всю жизнь дружбы амурской девушки Марии Сеченовой (Терлеевой) и фронтовика из Ленинграда Валентина Скугарева как самые дорогие семейные реликвии сегодня бережно сохраняются дочерью Марии Михайловны Людмилой. 
 
Юность, опалённая войной

С Марией Михайловной, главной героиней этого материала, мы познакомились в Белогорске, в канун очередной годовщины Победы. Тогда я и узнала её удивительную историю. 

Война ворвалась в безмятежную жизнь шестнадцатилетней Марии, когда мать, прижав руки к груди и оглядываясь на «тарелку» громкоговорителя, охнула-выдохнула: «Маня, война!» Сердце ухнуло вниз... Война, такая далёкая – в Испании, Франции, Италии, Польше - вдруг протянула свои лапы на родную амурскую землю.

Маша Сеченова вместе с другими школьниками рвалась в добровольцы, но штурмовала райком комсомола и военкомат в Свободном безуспешно. Вместо фронта ребят отправили доучиваться и оказывать посильную помощь в тылу. Маша помогала в госпитале перевязывать раненых, собирала бутылки для зажигательной смеси и посылки на фронт. Одновременно успевала распространять лотерею и бегать на спевки хора в управление железной дороги. В апреле 1942 года Маша оставила школу и пошла учиться на бухгалтерские курсы, а затем поступила работать в 17-й врачебный участок железнодорожной станции Михайло-Чесноковская.

13 января 1942 года в газете «Правда» было опубликовано стихотворение «Жди меня» Константина Симонова. Его прочитала и шестнадцатилетняя Маша. Правда, тогда она ещё не знала, что эти строчки будут иметь к ней самое непосредственное отношение. 
 
Напиши мне письмо

Робкая девушка, Маша постепенно привыкала к коллективу врачебного участка, набиралась опыта. Как-то одна из медичек принесла газету и обратилась к ней как к самой молодой: «Напиши на фронт. Ребята из Ленинграда просят. У них никого нет, и когда другие фронтовики получают и читают весточки из дома, они уходят, так им тяжело».

- Я написала 4 фамилии, закрыла глаза и ткнула пальцем, - улыбаясь, вспоминала Мария Михайловна.

Свое письмо незнакомцу она начала словами из песни на слова Фатьянова: «Кто вы - Федя или Петя, или Митя - всё равно».

В последних числах мая Мария получила первое письмо с фронта. Фронтовик ответил словами из этой же песни.
 
Из фронтового письма:

«12 мая 1942 года. «Я ни тот, ни другой и не третий, Но принять послание рад. И могу вам только ответить, я надежный адресат». Я не Федя и не Петя, и не Митя. Мое имя вы не угадали. Меня зовут Валентин. Сегодняшний день для меня является не-обыкновенным и радостным. Сегодня я получил первое письмо за много месяцев войны. Мне хочется, чтобы наша переписка была простой, откровенной, тесной и оживлённой. Тогда, безусловно, она превратится в дружескую, и мы с вами можем стать хорошими друзьями и, быть может, даже встретимся после войны. Но это пока что только мечты, осуществление которых одинаково будет зависеть от нас обоих. По вашему письму я чувствую, что вы бойкая и весёлая девушка. Таких я уважаю. Ну давайте познакомимся поближе. Я ленинградец. Родные и близкие погибли в ужасную зиму 41-го. Когда моему любимому Ленинграду стала угрожать опасность, пошёл добровольцем защищать подступы к родному городу. Теперь жду подробности вашей жизни. Я буду очень рад любым новостям из тыла. Разрешите пожелать вам замечательных успехов на трудовом фронте. С горячим краснофлотским приветом, Валентин.»

Маша обрадовалась письму. На фотокарточке он показался ей таким ушастиком... Старший лейтенант. В полевой форме. Глаза лучистые, с искоркой смеха. А на обратной стороне надпись: «А интересно бы нам встретиться, правда? Мы будем стремиться к этому, а пока быстрее добиваться победы. Твой друг Валентин».

Ей было 17, ему 21. Узнали всё друг о друге, обменялись фотографиями, и чувство было такое, будто знакомы давно и близко. Два сердца потянулись друг к другу. Он только что потерял родных в блокадном Ленинграде, и милые письма далёкой амурской девчонки стали очень много значить для него. А для неё это был первый опыт общения с парнем, и к патриотическому чувству добавилось нежное, девичье… 

- В письмах он писал, что выпал снег. Разведчики ходят на лыжах,- рассказывала Мария Михайловна. - И всегда бойцы вспоминали нас, женщин и девушек, трудящихся в тылу. Мы разговаривали как хорошие друзья. В письмах не было слов «люблю», «целую». Я старалась поддерживать его боевой дух, а он постоянно меня образовывал. Советовал, какие книги нужно прочитать, рассказывал о тех, которые успел прочитать сам.

Маша писала ему обо всём. И никогда не хныкала. Иногда мечтала. Вот закончится война, тогда… Тогда все мечты исполнятся. А потом наступил 1944 год. От него пришло поздравление с Новым годом, пожелание счастья и радости встречи. 
 
Из фронтового письма:

«Я бесконечно благодарен тебе за письмо, особенно за фотокарточку, которой очень рад. Мне именно такой хотелось тебя видеть. Теперь мы имеем представление друг о друге. 

Ты мечтаешь о дальнейшей учебе? Так это же замечательно, но мечты эти тебе надо обязательно осуществить, тем более что года позволяют это сделать. Раз начал писать о себе, надо продолжать. Я коренной ленинградец. Родился в 1921 году на Петроградской стороне. Там и жил до начала войны. Окончил десятилетку, затем по комсомольскому набору был взят на флот, в высшее военно-морское училище. Окончить не удалось. Помешала война.
После войны приезжай к нам в Ленинград учиться. Я обязательно помогу тебе поступить. Так что учти, после войны Ленинград тебя ждёт… Сколько хочется тебе написать, но время здесь исключительно ограничено. Я рад, что мне удалось вырвать хоть эти двадцать минут для письма, но ты, дорогая, пиши мне чаще и не обижайся, если иногда задержусь с ответом, ибо наступают горячие дни. С горячим дружеским приветом. Валентин.»

Их переписка длилась три года. Она писала на фронт добрые письма о буднях тыла. Он отвечал большими, глубокими, серьёзными посланиями. Там не было ни строчки о любви, но она понемногу затеплилась, загорелась в юных сердцах. Каждый день девушка заглядывала в почтовый ящик, ища там весточку от Валентина. А потом переписка прекратилась.

- Значит, погиб, - сказали ей подруги.

И для Марии начались черные будни. Она не могла смотреть ни на одного парня. Страдала. Мучилась. Но шло время. Окончилась война. Мария уехала во Владивосток, поступила учиться. Жизнь понемногу брала своё. Уходили в прошлое юношеские мечтания, но не забывались теплые мгновения от прикосновения к серым фронтовым треугольникам... 

Так прошло двадцать лет. Всё это время фронтовые письма бережно хранились в семейном архиве, несмотря на то, что Маша вышла замуж. Супруг оказался с пониманием и тактом, поэтому проблем из-за хранящейся в доме фронтовой корреспонденции не возникало. Подрастала дочь. Через некоторое время на работе трагически погиб муж. Но жизнь шла своим чередом, и все эти годы Мария Михайловна нет-нет да и вспоминала друга по переписке.

В душе жило сомнение: не верилось, что он погиб. Сердце упорно отказывалось принимать эту мысль. Она постоянно перечитывала пожелтевшие листочки бумаги. 
 
Из фронтового письма:

«Сейчас вечер. Темно. Не видно ни зги. Черное небо покрыто мириадами звёзд. Луны нет. Вокруг тихо шумит лес. Легкий порывистый ветер медленно раскачивает верхушки деревьев. А я сижу в землянке и пишу тебе ответ. Боевые друзья угомонились и спят после напряжённого дня. Тишина. Передо мной самодельная коптилка. И лежит твоё дорогое письмо от 14 ноября 1943 года. Такая картина. Да, ещё одна деталь. При входе в землянку, направо, ярко топится печь, излучая сияние, а прямо перед столом, склонившись над бумагой, сидит юноша в морской тельняшке и пишет письмо своей «морячке». Представляешь?»
 
Ищу тебя

Сердце Марии шептало: напиши, узнай хотя бы, где погиб. И она стала писать. В военные архивы, центральные журналы, даже в программу Валентины Леонтьевой «От всей души». Куда она только не писала! Эти поиски продолжались с 1966 по 1981 год. Долгих пятнадцать лет. А потом пришёл ответ из ленинградской газеты «Смена» от ведущего рубрики «Отзовись» подполковника Григория Браеловского.

«Это тот, кого вы искали, - написал журналист.- Валентин Дмитриевич Скугарев, капитан первого ранга запаса, доктор военных наук, профессор, автор книг по военно-морскому делу».

- Я растерялась, - признавалась Мария Михайловна. - Когда я писала ему на фронт, проблем не было. Когда начинала ему писать, то тоже знала, что хочу сказать, что осталось невысказанным. А получив это письмо, растерялась. Мы ведь повзрослели на 40 лет!

Она написала ему короткое письмо. И вскоре получила ответ:

«Не прерывай переписки,- просил Валентин. - Мы ведь не выговорились. Сколько нужно сказать друг другу!»

У Валентина Дмитриевича был годами отлаженный семейный уклад: жена, взрослая дочь. Мария знала, они могут быть только друзьями. И не держала зла на судьбу, разлучившую их на долгие годы. Уже потом она поняла, почему они потерялись. У Валентина поменялся адрес полевой почты, а Мария переехала. И их письма просто возвращались назад. Они потеряли друг друга во время войны, чтобы встретиться впервые через 40 с лишним лет.

Эта встреча произошла в 1982 году. А потом ещё раз через два года. Те несколько дней пролетели как одно мгновенье. Они не могли наговориться, но всё равно не было сказано и сотой доли того, что накопилось на душе. Они вновь были молоды. Им было так легко и просто вдвоём. А потом вновь продолжилась переписка. 

Она всю жизнь бережно хранила всё, что было связано с этим человеком. Аккуратно переплетённые фронтовые и послевоенные письма, запросы и справки. Почётное место в домашней библиотеке занимали написанные им книги. На самом видном месте стояла подаренная Валентином морская рында. В 1996 году связь вновь прервалась. Теперь уже навсегда...
 
Из последнего фронтового письма:

«Как бесконечно рад я твоим письмам. Трудно описать. Получил их в конце прошлого года. Я жду твои письма с огромным нетерпением, и настолько к ним привык, что не представляю никакого перерыва в нашей переписке. Ты для меня стала самым близким фронтовым другом, разделяющим все невзгоды фронтовой жизни. С тобой как с любимой девушкой хочется поделиться всем, что только имеется на сердце. Дорогая, наступил 1944 год. Все уверены и надеются, что этот год будет годом окончательного разгрома немецких оккупантов, годом торжества. Какой же это будет необыкновенный праздник, когда наступит день победы и заключения мира! Разлучённые войной друзья встретятся вновь, мужья увидят своих жён, братья сестёр, фронтовики увидят незнакомых друзей, ставших за войну дорогими и близкими. О, какие необыкновенные это будут встречи, и как интересно будет посмотреть на того друга, которому так много писал, которого прекрасно понимал! Милая моя, как это будет интересно! А произойдёт ли эта встреча у нас? Это пока что лишь мечты, но мечты могут осуществляться. Дорогая, я жду от тебя письмо. Валентин. 1944 г.»

Ольга КАПШТЫК,
г. Белогорск.