Охранник из Благовещенска несколько лет растлевал маленьких детей, а его жертвы до последнего хранили это в секрете.

В Приамурье осудили очередного педофила. На совести 37-летнего сотрудника частного охранного предприятия шесть надломленных судеб. На протяжении семи лет мужчина развращал своих падчериц и их школьных подруг. Все жертвы преступника долгое время держали происходящее в тайне, и растлитель уверовал в свою безнаказанность настолько, что начал искать новые объекты для удовлетворения в Сети. Преступления и впрямь могли остаться без наказания, если бы не случайность…

Шутки с «Дашуткой» 

Первое уголовное дело в отношении жителя Благовещенска Дмитрия Боброва (имена и фамилии всех участников дела изменены) возбудили в июне 2013 года. С виду обычный горожанин, живущий в гражданском браке с женщиной и воспитывающий ее дочь, решил разнообразить серые будни, зарегистрировавшись в «Одноклассниках» под видом 9-летней «Дашутки В.». Под маской ученицы одной из благовещенских школ он начал свои виртуальные домогательства. Добавляясь в друзья к незнакомым девочкам, он в циничной форме предлагал разные непристойности. Так он договорился о свидании с 9-летней школьницей. Однако в условленном месте - на территории одной из школ города - извращенца ждала вовсе не малолетняя Лолита, а группа полицейских: оказывается, встречу незнакомому дяде назначила не девочка, а ее мать, вовремя увидевшая переписку и обратившаяся к оперативникам.

Для гражданской жены Боброва Елены весть о задержании мужа стала громом среди ясного неба. С Дмитрием она познакомилась также посредством интернета. Бобров называл себя подполковником в отставке, рассказывал женщине, как служил в спецназе и принимал участие в боевых действиях. О том, что ее сожитель даже не служил в армии, Елена узнала только после его задержания.

При этом Елена описывает Боброва как человека со сложным, но не агрессивным характером. Женщина напирала и на то, что он заменил ее дочери родного отца. По ее словам, Бобров занимался воспитанием Алины, вместе с ней делал уроки, гулял, девочка даже называла его папой. Узнав о тайных наклонностях сожителя, Елена, как бы между прочим, стала выяснять у дочери, не приставал ли к ней отчим. Однако на все вопросы девочка отвечала, что «папа ее никогда не обижал».

Боброва приговорили к 15 годам лишения свободы, однако он оспорил решение в Верховном суде, и наказание сократили вдвое - до 7 лет. Подсудимый уже праздновал торжество гуманизма, когда следователям вдруг стало известно, что его виртуальные забавы в соцсетях - «цветочки», а от «ягодок», которые он вытворял с девочками от 5 до 9 лет, бегут мурашки по коже.

Кассета с сердечком

Валентина Сергеевна, мать Елены и бабушка Алины, всегда относилась к будущему зятю (а Бобров обещал расписаться с Еленой официально) хорошо. Она его характеризовала как человека ответственного, порядочного, уравновешенного и отказывалась верить в то, что он мог совершить что-то противоправное. Однажды, находясь в гостях у дочери, Валентина Сергеевна стала что-то искать в шкафу. В одном из ящиков она обнаружила мини-видеокассету в прозрачном пластиковом боксе. Кассета не была подписана, на ней виднелась лишь маленькая наклейка в виде красного сердца. Женщине стало интересно, что за запись содержится на кассете, и она забрала ее. Однако возможность просмотреть видео представилась лишь спустя год. Увидев фрагмент видеозаписи, Валентина Сергеевна схватилась за сердце: на экране Бобров развращал ее 9-летнюю внучку Алину. Женщина, не верившая до этого момента в виновность зятя, поняла, что Бобров действительно педофил, и тут же обратилась в полицию. 

Прорабатывая круг общения Боброва уже в рамках второго уголовного дела, следователи выяснили, что Алина - далеко не единственная жертва извращенца. В течение семи лет он совершил 30 насильственных действий сексуального характера в отношении шести девочек, три из них были дочерями сожительниц, остальные - их школьными подругами.

Началось все в 2006-м. Как-то летом Дмитрий остался наедине с шестилетней Катей, дочерью Валерии, с которой он сожительствовал в то время. Девочку он воспитывал с трех лет и даже в ходе допроса называл дочерью. Используя беспомощное состояние ребенка, Бобров, выражаясь протокольным языком, «совершил в отношении нее иные действия сексуального характера». Спустя время Бобров расстался с Валерией, но общаться с ее дочерью не прекратил. Он звонил девочке, договаривался с ней о встрече, иногда забирал из школы - с вполне определенной целью: удовлетворить свою похоть. Места встреч не отличались разнообразием: в основном это была окраина одного из сел Благовещенского района, реже - общественная баня. Однажды Катя привела с собой одноклассницу, которой «дядя Дима» также предложил участие во «взрослых играх». Девочка согласилась. Вскоре ее примеру последовала и другая школьная подружка Кати.

В 2010 году очередной жертвой растлителя стала 5-летняя Надя - дочь очередной сожительницы Боброва. Позже его криминальный список пополнили Алина и ее школьная подруга. Большинство развратных действий Бобров снимал на видеокамеру, запись с которой впоследствии и стала главной уликой.

Из жертвы - в преступники

Говорят, все преступники были когда-то жертвами. Так это или нет, утверждать не будем, однако Бобров, описывая свою жизнь, старается предстать униженным и оскорбленным. На свет он появился недоношенным с родовой травмой. Вскоре после его рождения родители развелись, мать снова вышла замуж. Отчим откровенно недолюбливал мальчика и иногда избивал. Мать много работала, в результате чего мальчик был предоставлен сам себе.

Школьные годы стали очередным испытанием для будущего преступника. Ребята обижали его и обзывали больным. Он рос замкнутым и закомплексованным ребенком. После окончания 9 классов сразу пошел работать. Со временем ко всем жизненным невзгодам, добавилось еще одно - разочарование в любви. Бобров много раз сходился с разными женщинами, но ни разу официально не был женат, в 2009 году у него родилась дочь, однако с ее матерью он вскоре расстался, воспитанием ребенка не занимается и алиментов не платит. По его словам, сожительницы изменяли ему, после чего он перестал верить женщинам. И тогда его потянуло к детям - существам невинным и неспособным на предательство…

Суд признал Боброва виновным и назначил наказание в виде 17 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Кроме того, ему предстоит пройти принудительное лечение у врача-психиатра.

Страшные тайны

Следователи отмечают, что подозреваемый активно способствовал расследованию, охотно сообщая все подробности преступлений. Труднее было работать с родителями девочек - они не хотели лишний раз травмировать дочерей и, кроме того, боялись огласки. Весть о событиях 5-10-летней давности для каждого из родителей была настоящим шоком. Все потерпевшие девочки росли в благополучных, обеспеченных семьях, так почему же они молчали?

- Вероятно, осужденный обладает неким талантом устанавливать психологический контакт с детьми, - предполагает следователь по особо важным делам СУ СК РФ по Амурской области Александр Рекун. - Никто из потерпевших не отзывался о нем плохо: он не применял насилия, не причинял боли, оттого и не являлся преступником в их глазах.

Вот это и страшит. Легкость, с которой девочки из хороших семей соглашались на взрослые игры, пугает даже больше, чем само наличие педофилов. Почему так случилось? Неужели школьницы не отдавали себе отчета в происходящем?

- Скорее всего, 5- и 6-летние жертвы преступника действительно не осознавали сути происходящего: в этом возрасте ребенок не в состоянии распознать грубое вмешательство, если оно происходит от близкого человека. Другое дело 9-летние девочки. Ими, скорее всего, двигали другие мотивы. С одной стороны, возникающий в этом возрасте интерес к физиологии, тяга ко всему запретному, с другой - еще сохранившееся доверие к миру (любой взрослый для ребенка авторитет, а тем более папа подружки). Скорее всего, они прекрасно понимали, что делают что-то предосудительное, испытывали стыд, который с возрастом только нарастал. Не исключено, что в семьях были нарушены эмоциональные связи между родителями и детьми, - комментирует педагог-психолог Софья Алдухова.

Дарья ДРУЖИНИНА.

(Использованы материалы обвинительного заключения.)