Производители и торговцы, естественно, готовились к новогодним праздникам заранее. Например, накануне 1909 года в Сахаляне стояло 450 бочек спирта. Это 45 000 ведер 40-градусной водки (в каждом ведре по 12 литров). И все это планировалось доставить контрабандой. Конечно, тайком, особыми тропами, ночью. Но был в январе один день, когда дешевую водку несли из-за Амура среди бела дня. 

Крещение в начале ХХ века праздновали 6 января. Иордань устраивали на Амуре. Обычно все было чинно-благородно: с молебном, крестным ходом, водосвятием. Православные собирались со всего города и, конечно, все с посудой, чтобы набрать крещенской воды.

Контрабандисты и просто любители халявы, пользуясь стечением народа в этот день, бежали по льду в Сахалян (Хэйхэ), покупали дешевую водку - «харбинку», возвращались под видом тех, кто пришел за иорданской водой. Тут же многие продавали водку и снова отправлялись через Амур. Так происходило из года в год. «Движение от берега до берега бывает так велико, - писал корреспондент газеты «Эхо», - что таможенным чиновникам не представляется никакой возможности уследить за контрабандой». 

В 1911 году терпение таможенных чиновников лопнуло и накануне Крещения они для наведения порядка «выхлопотали себе роту солдат». 
Толпа начала собираться на берегу с семи утра, а солдаты должны были прибыть к девяти. Какое-то время таможенным удавалось сдерживать жаждущих, но к 8 утра народу собралось очень много. «Против действий таможни начались протесты, потом угрозы, потом полетели льдины, камни, - написал в отчете о происшествии корреспондент газеты «Торгово-промышленный листок объявлений». - Таможенные вынуждены были отступить, и толпа хлынула за Амур». 

В назначенное время прибыли солдаты, с ними - городовые. Они выставили цепь и не пропускали без досмотра тех, кто возвращался из-за Амура. «Толпа пошла на штурм, и некоторые сумели прорваться, - пишет корреспондент. - Тогда конные таможенные досмотрщики во главе с таможенным чиновником бросились на помощь солдатам и полицейским. Дружным натиском они отбросили толпу к китайскому берегу. 
В пылу «сражения» какой-то солдат ткнул штыком одного мальчика, тот упал. Кто-то крикнул: «Таможенный мальчика убил, бей их!» В таможенников, солдат и городовых полетели льдины, камни, пустые и полные банки и чайники. 

«Почти все пострадали в этой канонаде. Таможенные были вынуждены покинуть поле сражения. Мальчик Роскопин ранен не опасно, он в городской больнице». 

Как вообще мальчик оказался среди контрабандистов? Дело в том, что дети носили «харбинку» из-за Амура наравне со взрослыми, с разрешения родителей, а иногда и по их приказу. В январе 1910 года, например, газета «Эхо» сообщала, что таможенники задержали двенадцать детей 9-14 лет. При них было 30 банок водки. Это почти 90 литров!

Та же газета описывает такой случай. Мальчик лет двенадцати нес куль с двумя банками водки. Какой-то прохожий остановил его, заявил, что он таможенник, и отобрал куль. Мальчик поднял крик, собралась толпа и… встала на его защиту. «Какой ты таможенный, у тебя оружия нет!» - кричали обыватели самозванцу, отобрали у него куль с водкой и отдали мальчику. Тот пошел своей дорогой, а толпа улюлюкала вслед лжетаможеннику.

Через месяц после «январского побоища» 1911 года, 11 февраля, газета «Эхо» напечатала письмо, присланное из таможенного управления. В.А. Орликов, управляющий Благовещенской таможней, разъяснял, как все было на самом деле 6 января. «В действительности конные досмотрщики, оттеснив толпу, напиравшую на цепь солдат с китайской стороны, заняли фланги и позиции и не оставили до конца водосвятия. Уехали с Амура, только когда на льду не осталось ни одного человека». 

Но все же надо признать, что для таможенных день водосвятия был неудачным: они смогли задержать только 28 контрабандистов. А на Амуре в тот день их было не меньше тысячи.

Фото: из свободного доступа