Одной из самых известных личностей Благовещенска начала ХХ века была Мария Федоровна Кнауф-Каминская. Член Благовещенского благотворительного общества, общества народной читальни, общества попечения о подкинутых детях, председатель музыкально-литературного общества, директриса частной музыкальной школы. 
 
«Выезжаю в неведомое место…»

Откуда родом, из какой семьи и почему в юные годы Мария уехала из Европейской России в Сибирь, неизвестно. Однажды она рассказала о себе: «Я была ученицей петербургских знаменитостей - Теодора Лещетицкого, Луи Брассена и Антона Рубинштейна. 11 марта 1892 года я даю концерт в зале Петербургской городской думы, а 13 марта выезжаю в неведомое место, далекие уголки, где так мало нас и где мы тем полезней». 

Вместе с Марией на восток России отправились ее сестра Анна, артистка русской оперы, и В.В. Тальзатти-Чиколлини, тоже оперный певец. «В то время в Сибири железной дороги не было, приходилось ехать и на плотах, и на волах, и на лошадях, - спустя двадцать лет вспоминала Мария Федоровна. - Путь был тяжел, полон приключений и опасностей, но это не пугало нас. Заезжая чуть ли не в каждую весь, мы давали маленькие концерты, ставили отрывки из лучших опер».

Отважиться на такие «гастроли», да и вообще самой зарабатывать на жизнь в те времена могла только очень смелая и уверенная женщина. К тому же Мария Федоровна всегда умела наладить отношения с сильными мира сего. В 1894 году в Хабаровске она познакомилась с генерал-губернатором С.М. Духовским и по его приглашению осталась в городе на зиму. Когда в 1910 году военным губернатором Амурской области был назначен Н.С. Валуев, Мария Федоровна первой из руководителей учебных заведений Благовещенска предложила ему стать попечителем ее музыкальной школы, на что он любезно согласился. В годы гражданской войны ее называли «подругой Мухина» - первого председателя областного Совета народных депутатов.
Но судьбу Марии Федоровны определило не покровительство разного ранга и рода руководителей, а ее честный и самоотверженный труд.
 
Классы фортепианной игры

Маленькая труппа Кнауф-Каминской стала первым профессиональным коллективом, который гастролировал в Хабаровске и Владивостоке в начале 90-х годов поза-прошлого века. «Возвратившись в 1896 году в Петербург, я не могла забыть Дальний Восток, все манило туда с какой-то стихийной силой, и в 1904 году уже совершенно одна я даю концерты в Иркутске. Внезапная смерть дочери снова позвала меня в Петербург». 

Это единственное упоминание о личной жизни Марии Федоровны - больше никаких подробностей. Только горькое заключение: «В 1905 году меня ничто больше не связывало со столицей». Она решила уехать навсегда. Выбрала Благовещенск и открыла здесь классы фортепианной игры и пения «по методике Санкт-Петербургской консерватории (сестра Анна, последовавшая за Марией, вела уроки пения и «черную работу внутреннего распорядка» - занималась организационными вопросами). 

В первый год в «классах» занималось 32 ученика, и очень скоро они подготовили оперу(!) «Гензель и Гретель». На следующий год учеников было уже больше сорока. «Среди питомцев я нахожу положительно талантливых, - говорила Мария Федоровна. - Я вижу, как хорошо относится общество к моей школе. Это меня вознаграждает за весь труд, и я рада случаю работать, работать и работать».
 
Ученические гастроли

Музыкальная школа была главным делом и смыслом жизни Марии Федоровны. Неведомым образом в амурской глуши она находила преподавателей, причем отличных, и через несколько лет в школе обучали игре на фортепиано, струнных, духовых инструментах, органе и фисгармонии, сольному и хоровому пению, драматическому искусству, итальянскому языку (певцов и певиц), ансамблевой игре, изучали композицию, теорию и историю музыки, историю искусств, эстетику. 

Экзамены были публичными. «9 мая 1910 года в аудитории Народного дома прошли ежегодные проверочные экзамены учащихся музыкальной школы Кнауф-Каминской, - писал журналист газеты «Эхо». - Экзаменовалось до тридцати учеников - взрослых и детей. Номера были исполнены с успехом».
В 1911 году учащиеся Благовещенской музыкальной школы выезжали с концертами в Хабаровск. «Ученические гастроли» - уникальный случай в музыкальной истории региона.
 
Концерт «полублаготвортельный»

Занятия в музыкальной школе были платными. В 1905 году, например, за два урока в неделю - 15 рублей, за три урока - 20 рублей. Несколько раз в год Кнауф-Каминская устраивала «полублаготворительные» концерты и оперные спектакли: одна половина выручки от них шла «на усиление средств школы», вторая - в распоряжение военного губернатора Амурской области на благотворительные цели. 

Но были и другие выступления. В мае 1911 года - концерт в фонд стипендии ученицы Благовещенской музыкальной школы Л.В. Вебер; в августе того же года - вечер в пользу малоимущих учеников школы; в феврале 1912 года - концерт «в пользу известного благовещенцам баритона И.А. Доленко, находящегося на извлечении в Сухуми». Что это были за выступления, можно судить по концерту, в котором дебютировала одна из учениц Марии Федоровны - Н.Ф. Любимова: в программе было 114 номеров! 

 
История с роялем

М.Ф. Кнауф-Каминская успевала заниматься не только собственной школой. Она постоянный организатор и участник спектаклей, концертов, литературно-музыкальных утренников, которые проводили самые разные городские общества в помощь нуждающимся студентам, учителям, ученикам мужской и ученицам женской гимназий, «на усиление средств» бесплатной читальни, курсов грамотности для взрослых, кружка самообразования и т.д.
Мария Федоровна выступала как исполнительница и как аккомпаниатор, а еще она предоставляла для мероприятий собственный рояль. Не всегда благополучно. В августе 1910 года произошла такая история. Амурское общество изучения Сибири давало концерт в пользу городского музея. Играли на рояле Марии Федоровны. Он был совершенно новый и дорогой (хороший инструмент стоил больше 500 рублей). 
«Когда в понедельник пришли, чтобы перевезти рояль на квартиру Марии Федоровны, - пишет корреспондент газеты «Эхо», - он был неузнаваем. Какой-то негодяй оцарапал его кругом каким-то острым предметом, вырезал от крышки кусок дерева, сломал винт от педали. Кому и для чего понадобилось это нелепое разрушение?» Вопрос остался без ответа.
 
Подруга Мухина?

В феврале 1918 года в Благовещенске к власти пришли большевики. Тысячи горожан тогда бежали в Сахалян (так назывался в то время Хэйхэ) и Харбин. Мария Федоровна осталась и «продолжала вести свою культурную работу». В августе того же года власть перешла к японским интервентам, на время восстановились прежние порядки, многие благовещенцы вернулись из-за границы. Старые знакомые кидали в лицо Марии Федоровне злобное: «Большевичка». Ее исключили из числа преподавателей женской гимназии и обвинили в знакомстве с Ф.Н. Мухиным… 

Через несколько месяцев после освобождения от японской оккупации, в ноябре 1920 года (Гражданская война продлится еще два года!), в Благовещенске открылась… музыкальная школа управления образования. Как и прежде, руководила ею М.Ф. Кнауф-Каминская. 

Именно в это время в благовещенской школе занималась будущая звезда советской оперной сцены Вера Александровна Давыдова - солистка Кировского оперного театра (Ленинград), примадонна Большого театра (Москва), народная артистка РСФСР, лауреат трех Сталинских премий.
 
«Навстречу запросам трудящихся!»   

Дата рождения Марии Федоровны неизвестна. Опираясь на косвенные данные, можно предположить, что к началу 20-х годов ей было около 50. Потрясения революционных лет и невероятно напряженная работа - и при старой, и при новой власти - подкосили здоровье. М.Ф. Кнауф-Каминская скончалась 5 февраля 1921 года от кровоизлияния в мозг. «Это огромная утрата для всех трудящихся, - писала областная газета. - Мария Федоровна давала в день по пять концертов и все же шла навстречу запросам трудящихся!» 

В апреле того же 1921 года в клубах и школах города прошли концерты памяти М.Ф. Кнауф-Каминской. Они были платными. В объявлениях указывалось, что «цены местам повышены». Весь сбор предназначался для украшения и благоустройства могилы Марии Федоровны. 

В 1923 году Благовещенской музыкальной школе было присвоено имя М.Ф.Кнауф-Каминской.

С годами имя Марии Федоровны забылось, фотографии ее обнаружить не удалось, а недавно сгорел деревянный дом на углу ул. Калинина и Зейской, в котором когда-то размещалась знаменитая музыкальная школа.
 
Валентина КОБЗАРЬ.
Использованы ресурсы Амурской 
областной научной библиотеки 
и Амурского областного 
краеведческого музея.