Мою родную маму я потеряла за несколько лет до замужества. Поэтому, когда свекровь приняла меня с распростёртыми объятиями, была по-настоящему счастлива.
 
Валентина Ивановна всегда защищала меня перед моим мужем Олегом и часто повторяла, что считает меня своей дочерью. Шутила даже, что любит больше собственного сына. Мол, у нее трое сыновей, а невестка пока одна, поэтому я для нее на вес золота. А когда родилась наша первая дочка, свекровь вообще дневала и ночевала у нас. Естественно, я ей доверяла целиком и полностью. Делилась всем, за советом всегда в первую очередь к «мамочке», она мне и подруг всех заменила. Поэтому, когда мы с Олегом начали сильно ругаться, и мысли не возникло, что в этом как-то замешана Валентина Ивановна.

Муж сам раскололся - однажды с психу сказал, чтобы я думала, с кем и о чем говорю. Оказалось, свекровь работала на два фронта: все мои разговоры об Олеге тщательно переворачивались и передавались ему. По словам Валентины Ивановны выходило, что я считаю мужа чуть ли не идиотом, жмотом и безруким, что постоянно всем на него только жалуюсь, не уважаю, давно не люблю, а терплю ради квартиры и дочки. 

Я, дурочка, мужу не поверила и позвонила «мамочке». А она меня даже не дослушала - принялась кричать, что другую жену сыну желала, что пригрела змею и прочее. И чтобы я не мечтала, что буду ей ближе собственного ребенка. Чего только в мой адрес не было сказано, «толстая тупая корова» - это самое мягкое. Свекровь так несло, что Олег, из-за которого скандал разразился, даже счел нужным вмешаться.

Но вот прошла неделя, мы с мужем давно помирились, и Валентина Ивановна вновь ведет себя как душка. Будто и не было ничего. Олег уверяет, что мама сгоряча меня оскорбляла и на самом деле не считает ни коровой, ни кем-то там еще. А меня аж воротит, когда я вижу, как она расплывается при виде меня в улыбке. Очевидно же, что это неискренне. Как можно так притворяться? Зачем?! 

Елена.