Министр здравоохранения Приамурья Андрей Субботин о модернизации в медицине.

- Андрей Юрьевич, к нам в редакцию все чаще обращаются читатели, обеспокоенные ожидаемым сокращением ставок в больницах. Их волнения небеспочвенны? Неужели нас ждет очередной виток оптимизации здравоохранения?

- То, что сейчас происходит в медицине, правильнее было бы назвать модернизацией. Каждый главврач должен защитить программу развития своего учреждения. К сожалению, до сегодняшнего дня понятия «план развития» в наших больницах не существовало, никто не задумывался о перспективах, можно сказать, жили одним днем. Президентом поставлена конкретная цель: увеличить среднюю продолжительность жизни россиян до 78 лет. В Приамурье этот показатель - 69,5. То есть нам нужно где-то «взять» еще почти десять лет. С тем ресурсом и тем подходом, которые сейчас существуют, решить задачу не получится. Нужно развивать здравоохранение, а для этого менять психологию и врачей, и пациентов. Реформы происходят во всех сферах жизни, и к ним мы относимся терпимо, но как только возникает необходимость изменить что-то в медицине, население начинает протестовать, мол, при наших дедах так было, пускай все так и остается. Но тогда ни о каком прогрессе не может идти и речи.

- Причины протестов легко объяснимы: оптимизация, как правило, сопряжена с сокращениями коечного фонда и штата больницы…

- Нужно понять простую истину: койка не лечит! Лечит врач. Зачастую наблюдаем парадоксальную картину: люди не могут попасть в стационар, но при этом, как показывают проверки, койки простаивают пустыми. Причина - в отсутствии специалиста данного профиля. Если в больнице нет, скажем, уролога, то наличие даже ста коек не поможет пациенту. Вот свежий пример: на момент проверки Общероссийским народным фронтом в Зейской ЦРБ на 44 койках фактически находилось всего 12 человек. По нормативу койка должна быть занята 331 день, по факту выходит 307. При этом у нас в районах нет геронтологических коек, коек химиотерапии и паллиативной помощи. Поэтому мы видим перспективу в перепрофилировании коек. К примеру, в Зее, Тынде, Белогорске, Райчихинске уже получены лицензии на открытие коек химиотерапии, то есть часть онкологических больных сможет получать лечение, не выезжая в областной центр. В планах открыть геронтологические койки - для оказания помощи престарелым пациентам.

- Информация о том, что в больницах ожидаются массовые сокращения санитарок, имеет под собой реальные основания?

- Исполняя майские указы президента (а именно указ №597), в декабре прошлого года среднюю зар-плату врачей подняли до 70 340 рублей, медсестер и санитарок - до 35 170 рублей. На практике получилось так, что порой младший медицинский персонал получает больше, чем средний, и едва ли не столько же, сколько врачи. У врачей и медсестер есть определенные критерии эффективности, за невыполнение которых их штрафуют. Штрафных санкций к санитарам не применяется. Более того, масса людей, занимая должность санитара, не являются ими. К примеру, человек моет пол в кабинете главврача, не несет никакой ответственности и при этом получает зарплату 35 тысяч. Штат младшего медперсонала необоснованно раздут. Нередко санитарка, работая на ставку, то есть при 7-часовой занятости, моет всего 50 квадратных метров, на что уходит максимум часа два. Но деньги не возникают из воздуха: направив средства в фонд оплаты труда, администрация больницы вынуждена «закрывать» остальные статьи в кредит. Согласно установленным нормативам, расходы на оплату труда должны составлять 70%, остальные 30% - на прочие нужды (приобретение медикаментов, продуктов питания для пациентов, оплату коммунальных услуг и т.д.). В области есть примеры, когда на зарплаты сотрудников уходит 120% средств, то есть многие учреждения живут в долг.

- Перевод части санитарок на должность уборщиков помещений с более низким окладом спасет положение?

- Во всяком случае облегчит его. Стоит оговориться, что те санитары, которые работают с больными, останутся при своей должности и зарплате. Я не позволю сократить ни одного санитара в операционных блоках, реанимации, палатах интенсивной терапии! Там люди отрабатывают свою зарплату на 100%.

- Андрей Юрьевич, правда, что помимо санитаров под сокращение могут попасть другие сотрудники?

- Скажите, вы когда-нибудь встречали школу без единого учителя? А вот больницы без врачей у нас существуют. К примеру, в одном из сел области в ФАПе числится девять человек, и среди них ни одного медработника! Четыре кочегара, зольщик, санитарка, рабочий по обслуживанию помещения и т.д. исправно получают зарплату. Фельдшер приезжает раз в неделю. Как вы думаете, при таком раскладе местное население получает медицинскую помощь в должном объеме? Давайте обратимся к статистике. За последние три года в медучреждениях области количество немедицинского персонала увеличилось на 194 человека, при этом число врачей сократилось на 151, медсестер - на 513. Станет ли пациент чувствовать себя лучше, если в больнице десять истопников и ни одного врача?

- Во время первой волны оптимизации активно ликвидировали ФАПы, что привело к печальным последствиям. Планируется ли закрытие фельдшерско-акушерских пунктов на данном этапе?

- Напротив, сейчас мы работаем над восстановлением первичного звена. В этом году будут открыты пять модульных ФАПов: один в Архаринском районе, два в Ромненском, один в Мазановском, начнет работу передвижная амбулатория. Проект «Путь к здоровью», в рамках которого специалисты из областного центра выезжают в районы, также способствует тому, что для жителей отдаленных сел медицина становится доступнее. В то же время в некоторых населенных пунктах назрела необходимость искать альтернативные пути решения проблем. К примеру, Верхнезейская больница, в которой числится 5 койко-мест, занимает помещение площадью 5 тысяч квадратных метров! Только на услуги ЖКХ там уходит 8 миллионов рублей в год. В этом плане показателен пример Уруши, где один из двух корпусов больницы переводят в статус муниципального жилья.

- Давайте предметно поговорим о самых проблемных районах. Представители ОНФ на днях вернулись из Архаринского района, где проводили мониторинг ситуации в здравоохранении. Они пришли к заключению, что коллектив Архаринской больницы находится на грани социального взрыва. В чем причина такого положения?

- Всесторонняя проверка ОНФ вскрыла ряд нелицеприятных фактов. Сотрудники, не выполняя объемы работ, получают стимулирующие надбавки. Отоларинголог выполнил 17% плана, офтальмолог - 11%, а эндокринолог - всего 1,18%! Показатель смертности в Архаринском районе составляет 17,9 (среднеобластной - 13,4%), смертность от онкологических заболеваний - 249,4 (средний по области - 196,4). Эксперты ОНФ акцентируют внимание на том, что в прошлом году больница на оказании платных услуг заработала 16,5 миллиона. Однако в штатном расписании нет должностей, финансируемых за счет приносящей доход деятельности, то есть платные услуги оказываются в рамках ОМС. Еще один факт, требующий внутреннего расследования, касается компетенции главврача.

- Зейская ЦРБ в прошлом году получила из средств областного бюджета на 117,5 миллиона рублей больше, чем в 2016 году. Улучшило ли это ситуацию?

- Увы, кредиторская задолженность только растет: в 2017 году она составляла 88 миллионов рублей, к концу апреля этого года превысила 100 миллионов. Штат больницы необоснованно раздут, при этом младший медицинский персонал занят выполнением своих прямых обязанностей не более 30% рабочего времени. В терапии на 44 койки работает 45 человек среднего и младшего звена, в хирургическом отделении на 30 коек 46 сотрудников, при этом план работ не выполняется на 40%. Администрация больницы не работает над улучшением доступности оказания медпомощи в селах, как следствие - высокий показатель смертности населения в районе.

- Андрей Юрьевич, а есть среди медучреждений области положительные примеры?

- Конечно. В Свободном отремонтировали гинекологическое отделение, в скором времени завершится ремонт в травматологии. Ведем работу по открытию баклабораторий в Сковородинском и Бурейском районах, в Тынде ремонтируется семиэтажное здание бывшей железнодорожной больницы. Константиновская больница была в депрессивном состоянии, теперь там один из лучших показателей здоровья, отремонтированы помещения, даже эстетике учреждения там уделяется должное внимание: на днях на территории больницы высажено четыреста кустов роз. В Сковородинском районе в результате перепрофилирования коечного фонда удалось добиться хороших показателей. 

- Сейчас много говорят о стационарзамещающих технологиях. Что это такое?

- Круглосуточное пребывание пациента в стенах больницы не всегда целесообразно: 70% больных не получают лечения в ночное время. Многие из них уходят ночевать домой, а место тем временем числится занятым. Дневной стационар особенно уместен при профилактическом лечении (когда человек раз или два в год ложится в больницу «прокапаться», чтобы снизить давление, улучшить кровообращение и т.д.). При этом получить лечение смогут в три раза больше пациентов.

- Андрей Юрьевич, в чем, по вашему мнению, заключаются основные перспективы развития амурской медицины?

- Основные перспективы заключаются в достижении результатов, которые определены Президентом России. В том, чтобы амурчане могли получать качественную и доступную медицинскую помощь на территории нашей области.

Беседовала Дарья ДРУЖИНИНА.