В отношении 33-летней жительницы села Александровка Зейского района возбуждено уголовное дело по статье «Истязание несовершеннолетнего». По версии следствия, подозреваемая на протяжении нескольких дней систематически наносила побои 6-летней дочери своего сожителя, оскорбляла и унижала ребенка. Тревожный сигнал от одного из жителей села поступил на прошлой неделе. Глава Николаевского сельсовета, в состав которого входит Александровка, вместе с сельским фельдшером выехали на место.
 
- Девочка сидела в бане одна. Одета была по-осеннему: штанишки, ветровка, шапочка. В бане было не то чтобы холодно, но довольно прохладно. Очевидно, она была протоплена утром. Ребенок, по всей видимости, озяб, ручки были холодные. На лице девочки были заметны царапины. Откуда они появились, не знаю, может, ее поцарапал котенок, с которым она играла в бане, - описывает увиденное глава сельсовета Татьяна Трофимова.

Малышку отвезли к бабушке, на следующий день ее забрали органы опеки и поместили в больницу, а в отношении мачехи следственный отдел возбудил уголовное дело. Следователи пока только устанавливают обстоятельства произошедшего, но уже сейчас понятно, что дело не такое однозначное, как может показаться на первый взгляд.

- Мы все немного шокированы произошедшим. Семья благополучная, непьющая, в доме идеальный порядок и чистота, ухоженный двор. В прошлом году, когда поступило первое сообщение об избиении ребенка, на проверку выезжала комиссия, нареканий со стороны специалистов не было, - говорят в сельском совете.

Как нам удалось выяснить, родную мать Алины (имена изменены) лишили материнских прав, забрать девочку из приюта предложила Тамара, гражданская жена Алининого папы. Своих детей на тот момент у пары не было.

- Поначалу со стороны все выглядело красиво: девочка ухоженная, аккуратно одетая, все время держалась возле новой мамы, на запуганную не походила. Воспитанием в основном занималась Тамара, так как Алинин отец работает вахтами, - рассказывают жители села.
Но со временем все стало меняться.

- Мы живем неподалеку, дети все на виду. Постепенно стала замечать, что Алина начала замыкаться, при появлении Тамары вся скукоживалась, сжималась, - делится одна из соседок.

В конце октября у Тамары родилась своя дочь, и проблемы обострились. В селе стали говорить, что с появлением родного ребенка женщина стала срывать злобу на падчерице. Однако сама Тамара категорически отвергает все обвинения.

- Меня в этой истории хотят сделать крайней, при этом многие факты умалчиваются. Когда мы забирали Алину из приюта, никто не предупредил о том, что ребенок сложный. Ей было пять лет, но выглядела она и вела себя так, как будто ей намного меньше. Она была зашуганная, боязливая, сосала палец (с трудом отучила ее от этой привычки). Ела плохо, потому что не знала, что такое суп и салат, привыкла есть всухомятку. Мы накупили ей игрушек, но ее ничего не увлекало, только телевизор, причем не мульт-фильмы, а взрослые передачи. Я старалась с ней заниматься, мы учили цвета, дни недели, стихи. Садика у нас в селе нет, поэтому сама готовила ее к школе, - рассказывает Тамара. - Было понятно, что с родной матерью ей приходилось несладко, поэтому первое время мы ей дали полную свободу. Я ничего не заставляла ее делать, старалась во всем угодить. Не хочет есть то, что я сварила, - готовлю что-то другое, отказывается днем спать - разрешаю гулять. Мне даже в опеке стали говорить, что я слишком ее балую. 

Тамара пересмотрела свои методы воспитания, решив не сюсюкать, а относиться строже. Вот тогда и начались проблемы.

- Алина стала писать и какать в штаны. Я испугалась, что у нее проблемы со здоровьем, может, подстыла, обратилась к фельдшеру. Нас направили на УЗИ, которое показало, что все в порядке. Тогда я поняла, что Алина таким образом устраивает акции протеста. Походы к психологам, социальным педагогам, специалистам органов опеки ничего не дали. Мне говорили: «А что вы хотели? Терпите». 

С появлением в семье новорожденного ребенка Алина, по словам Тамары, словно скатилась в детство: стала проситься на ручки, сосать соску, могла выпить детскую смесь. В тот день девочка особенно хулиганила, и Тамара в наказание посадила ее в баню. Как уверяет Тамара, в бане было не холодно: 15-18 градусов тепла, девочка была одета в ветровку и шапку, поэтому за 40 минут, которые там находилась, замерзнуть не могла. На прямой вопрос, применяла ли она по отношению к падчерице методы физического наказания, женщина отвечает отрицательно.

- Никогда ее не била. Отругать, накричать могла. Сказать: «Какая ты бессовестная, как тебе не стыдно!» Но руку никогда на нее не поднимала, - утверждает Тамара.

Происхождение царапин на лице она объясняет тем, что Алина накануне решила забраться в детскую кроватку-маятник, та опрокинулась и оцарапала лоб и щеки ребенка.

Утверждение, что ребенок доставлен в лечебное учреждение с многочисленными ссадинами и синяками, в Зейской ЦРБ нам не подтвердили, но и не опровергли. Комментировать характер полученных травм там отказались, сославшись на закон о защите персональных данных. Как нам удалось выяснить, состояние девочки оценивается как легкая степень тяжести. Что именно скрывается под этой формулировкой, можно только догадываться.

В органах опеки Зейского района, ситуацию прокомментировали тоже лаконично, отметив, что по результатам проверок, проводимых ранее, семья опасений не вызывала. То, что мачеха обращалась к ним с просьбой помочь, там отрицают. В селе между тем подозревают, что Алина провела в бане не 40 минут, а намного больше.

- В последние несколько дней девочку никто не видел. На вопрос, где Алина, Тамара отвечала, что отвезла ее к своим родителям в Зею, - поделилась одна из жительниц села.

Установить, что на самом деле произошло в семье, - задача следствия. Тамара тем временем собирается доказывать свою правоту, они с мужем наняли адвоката. Куда именно девочка попадет после больницы, пока неизвестно, возможно, ее снова помесят в приют.

Дарья ДРУЖИНИНА. 
Фото:ivan4.ru