На автомате зашла еще по дороге за дочкой в садик. Тупо сидела на неудобной низенькой скамейке, пока Ксюша с воодушевлением шнуровала «по-модному» ботинки (неделю назад на- училась и теперь готова три раза подряд сделать это на бис) и думала: «Неужели это никогда не закончится? Днями, неделями, месяцами - как белка в колесе… Как все-таки тяжело растить ребенка одной!» А потом они еще шли полтора квартала до дома. Дочка о чем-то щебетала, дергала за руку, а она только механически отсчитывала шаги: «Раз-два, раз-два…»
 
Хорошо, что со вчерашнего дня осталась любимая Ксюшина пюрешка - ужин можно не готовить. Но есть и другие дела. А так не хочется вставать с кресла! Увидев, что мама ничем не занята, полная энергии Ксюша устроилась рядом: «Давай поиграем! Я буду учительницей, а ты - моей ученицей. Какие ты буквы знаешь?» «Буквы? - Маша вздохнула. - Разные… А, бэ, вэ… Дочь, давай сегодня без уроков. А то я у тебя одних двоек наполучаю, сил вообще нет». «Ладно, - легко согласилась Ксюша. - Тогда в доктора. Больная, раздевайтесь. Сейчас будем вас слушать. И откройте, пожалуйста, рот!» 
 
Маша начала было расстегивать блузку, но остановилась на полпути: «Прости, дорогая. Сегодня маме совсем не хочется играть. Устала очень». Ксюша надула губки: «Вечно ты…» Но через секунду встрепенулась: «Я знаю легкую игру! Тебе ничего не надо будет делать». «И какая же это игра?» - спросила недоверчиво Маша. «В художника! Я буду тебя рисовать, - дочкина мордашка снова сияла: как ловко она придумала! - Сиди и не двигайся. Только лицо доброе сделай. Будто тебе конфету дали, большую -пребольшую…» Маша подумала, что большую конфету она обязательно принесла бы дочке, и улыбнулась.
 
Она устроилась в кресле поудобнее. Ксюша разложила альбом и карандаши. И процесс пошел. Маша сама не заметила, как задремала. Проснулась она оттого, что дочка трясла ее за плечо: «Мам, ну ты чего? Еще же сказку надо мне рассказать, а ты спишь! И портрет свой не смотришь…» Маша взяла в руки рисунок. С альбомного листа на нее глядела прекрасная принцесса в короне, с соломенно-желтыми волосами до пояса, румяными щеками и огромными голубыми глазами. «Я тебе другую прическу сделала, - объяснила художница, - ты потом такую отрастишь. И глаза побольше…»
 
Посторонний человек заметил бы, что брови у принцессы разной величины, ноги коротковаты, талия несоразмерно узка, а корона съехала набок. Да и о каком-либо сходстве тут вряд ли можно говорить… Но это посторонний. А у Маши на глаза навернулись слезы умиления: так вот какой, оказывается, видит ее дочка! Прекрасной, сказочной, вечно юной. «Это очень хороший портрет! Спасибо! - прижала она Ксюшу к себе. - Куда же мы его повесим? Хочешь - над твоей кроваткой, а хочешь - здесь, в гостиной». Автор «шедевра» недолго определялась: «Я его для тебя рисовала, пусть у тебя и висит».
 
На следующий день коллеги спрашивали у Маши, кивая на альбомный лист у ее рабочего стола: «Дочка нарисовала? Супер! Вылитая ты…» И Маше работалось как никогда легко. Будто бы добрый ангел стоял у нее за спиной и дарил силы и энергию. Нет, все-таки быть мамой - это здорово. Когда у тебя есть ребенок, ты уже не одна.
 
Ольга РЕШЕТНКОВА.
ФОТО: интернет