Полжизни прожито с нелюбимым. Надо ли и дальше приносить себя в жертву, если он нуждается в помощи?
 
Мы с Володей знакомы так давно, что стали чувствовать себя родственниками задолго до свадьбы. Родственниками стали, а любящей парой нет, - грустно усмехается Наталья. - Наши родители дружили, так что все детство и вся юность прошли у нас на глазах друг у друга. Когда мы были маленькими, мамы сидели с нами по очереди. А когда подросли, очень удобно было Володины учебники передавать мне - он на год старше. Неудивительно, что мысленно они нас «поженили» еще до того, как мы в принципе стали задумываться о любви и семье. Вообще, мы неплохо ладили, к старшим классам это даже приобрело некоторую романтическую окраску - просто возраст соответствующий подошел, а «объект» вот он, даже далеко куда-то ходить не надо… Потом еще и в вуз один поступили, правда, на разные факультеты. Короче, на третьем курсе Володя сделал мне предложение, на четвертом мы поженились, а к диплому у нас уже был Мишка. Обычная жизнь, нормальная семья… Все как у всех. Только любви нет. По-крайней мере, с моей стороны».
 
Наталья делает паузу, прежде чем продолжить. Видно, что ей нелегко дается эта исповедь чужому человеку. «Вы знаете, я ведь не сразу поняла, что в моей жизни чего-то не хватает, - наконец возвращается к своему рассказу она. - Когда подружки рассказывали про свои «страсти-мордасти», думала, привирают. А книги и фильмы про любовь - вообще выдумка, там все приукрашено и преувеличено в десять раз. Знакомая одна, с большим, чем у меня, опытом семейной жизни, сказала, что у некоторых женщин нежные чувства к мужу просыпаются постепенно. Я ждала, когда это случится. Даже второго ребенка родила, дочку Анечку. Но ни время, ни дети ничего не изменили. Я была замужем за, в общем-то, неплохим человеком, и не испытывала к нему ни-че-го. Мы редко ссорились, у нас не было обид и недоверия. Но если муж уезжал в командировку, я не скучала по нему, и мое сердце не ёкало, когда он возвращался. В какой-то момент я решила, что все так живут».
 
А потом Наталья встретила Сергея. И случилась та самая любовь, про которую «врали» книжки и подружки. Ну как случилась… По словам моей собеседницы, в физическом плане мужу она не изменяла. Хотя возможность была: они работали в одной организации, много времени проводили вместе, и тяготение было взаимным и очевидным. Сергей на тот момент был свободен. Где-то в другом городе у него росла дочка от первого неудачного брака. Он исправно платил бывшей супруге алименты, но никаких отношений с прежней семьей не поддерживал. А с Натальей у них могло бы быть все очень даже неплохо, она чувствовала это своим женским чутьем. Сергей предлагал ей уйти от мужа, обещал стать хорошим отцом ее детям. Но… «Я представила, какую бурю негодования это вызовет у двух комплектов родителей, считающих наш с Володей брак образцовым, как огорчится ни в чем не повинный муж, как я буду смотреть в глаза Мише и Ане, которых лишу родного отца... Каким чудовищем я стану для них… И сказала ему нет», - объясняет моя собеседница свою нерешительность. 
 
Но законный супруг что-то почувствовал сам. Устроил слежку, увидел пару раз их идущими по улице и разговаривающими: любовь светилась в лицах обоих. И учинил допрос с пристрастием. Они тогда в первый раз крупно разругались. И по тому, как эмоционально Наталья реагировала, как защищала неизвестного спутника, муж понял: между ними что-то действительно есть. Ну а дальше хваленая мужская логика. Какой представитель сильного пола поверит, что влюбленные мужчина и женщина только беседы вели да листья в парке собирали? «Самое ужасное, он рассказал о своем «открытии» родителям, те - моим. На меня ополчилась вся родня. Никто не верил, что между мной и Сергеем ничего не было. Огромных трудов стоило их переубедить, - лицо Натальи идет красными пятнами. - Но Сергею пришлось уехать. Одинокому мужчине несложно собраться. Он хороший специалист, быстро нашел работу в другом регионе - и закончилась моя любовь. Мы не собирались переписываться и перезваниваться. Рвать так рвать».
 
Конечно, она тосковала. Конечно, тысячу раз задавала себе вопрос, правильно ли поступила, оставшись с мужем. «Если бы тогда Сергей не сдержал слова и написал мне, а еще лучше приехал, взял меня вместе с Мишей и Анечкой в охапку и увез к себе, я бы, наверное, не сопротивлялась, - вздыхает Наталья. - Но он молчал. Благородно, трусливо - не знаю… И я постепенно свыклась с мыслью, что это и есть моя судьба, мое женское предназначение - жить жизнью мужа и детей, делать все, чтобы им было хорошо. А примерно через четыре года Володе поставили серьезный диагноз. Заболевание развивается медленно, может растянуться и на десять, и на пятнадцать лет, но с каждым годом его состояние будет только ухудшаться, несмотря на усилия врачей и поддерживающие препараты. Для мужа это стало настоящим ударом. Для его родителей тоже. Их мозг отказывался принять информацию о том, что сын обречен. И они нашли «виноватого» - меня. Дескать, если бы я тогда не «предала» его, и он не испытал сильный стресс…»
 
Гостья делает несколько глотков чая, который давно остыл, и продолжает: «На самом деле стресс, если он и был, ни при чем. У них в роду уже встречалось это заболевание. Я не сержусь за такие мысли и обвинения в мой адрес - пожилые, расстроенные люди, что с них взять… И Володю мне искренне жаль. Однако, сами понимаете, перспектива быть сиделкой при нелюбимом муже тоже не сильно радует. То есть она не радует в любом случае, но когда ты ухаживаешь за человеком, которого любишь, это одно дело, а когда за тем, с кем хотела, но не решилась расстаться, совсем другое. Я думаю об этом не потому, что у него нет здоровья, а потому что между нами нет любви. Пока Володя неплохо себя чувствует, но я знаю, что будет дальше. И не уверена, что обязана делить это продолжение с ним. Однако уйти сейчас было бы еще большим предательством, чем те невинные отношения с Сергеем. Да, кстати, о Сергее. Месяц назад он нашел меня в социальных сетях. Написал. Хорошо так, тепло. За это время он успел сойтись с женщиной, но союз получился не слишком удачный, расстались. Часто думает обо мне...» 
 
При воспоминании о Сергее лицо Натальи светлеет и как будто даже становится моложе. Она поправляет упавшую на лоб прядь: «Он об этом совсем немного, вскользь упомянул, но я умею читать между строк. Получается, мы оба несчастливы. А ведь все могло быть иначе! Может быть, и сейчас еще не поздно? Как вы думаете? Я совершенно растеряна и не знаю, как быть. Однажды, выбирая между любовью и долгом, я выбрала долг - и все стало только хуже. Сейчас судьба снова дает мне шанс. Ведь не случайно же он мне написал именно тогда, когда я снова оказалась на распутье… Словно услышал!» Она смотрит на меня с надеждой. Как будто я могу знать, что принесет ей то либо другое решение. Я же знаю только, что у любви нет никаких гарантий. А у будущего - окошка в сегодняшний день, чтобы можно было подсмотреть, к чему приведёт тот или иной шаг. По сути, мы выбираем все свои варианты вслепую - что сердце подскажет. Если оно молчит, может быть, надо просто немного подождать. Или иначе поставить вопрос.
 
Ольга РЕШЕТНИКОВА.
ФОТО: focusonthefamily.com