Моя единственная дочь разрушила мою жизнь…
 
По сути, я принесла в жертву счастью дочки все, что у меня было. Алину я родила в 20 лет, и потом еще столько же мы с мужем мечтали о втором ребенке. Оба здоровы, проблем нет никаких, но тем не менее Аля осталась единственной. В 41 год я услышала приговор от одного из лучших репродуктологов Благовещенска: «Настраивайтесь стареть». Мы с мужем погоревали и ушли с головой в подготовку к Алининой свадьбе. Спустя полгода дочка сообщила нам волшебную новость - она ждет ребенка. И почти сразу стало известно, что я тоже беременна…

Муж был на седьмом небе. Я впервые видела его слезы, и это были слезы счастья. Вторым человеком, с которым я поделилась нашим чудом, стала дочь. Шла к ней в гости и представляла, как мы обнимемся, как будем вместе ходить с животиками, а потом с колясками. Но Аля выдала совершенно неожиданную реакцию. Как она плакала! Как кричала! Дочь обвинила меня в эгоизме, в том, что я позорю ее и всю семью, что в моем возрасте становятся бабушками, а не матерями. А потом она вытолкала меня за дверь и на прощание сказала, что, если я все-таки рожу, не подпустит меня больше к себе, а позже и к внуку. В последующие несколько дней мне звонили и Алин муж, и ее свекровь. Все кричали, что я довожу дочку до выкидыша. В конце концов перезвонила сама Алина. Ее голос звучал страшно…

Я сделала аборт. С мужем после этого отношения испортились, наверное, навсегда. Он мне сказал: «Ты убийца». Зато дочка тут же начала общаться со мной по-прежнему, однако… Трещина между нами все же пролегла. Через несколько недель у меня началось тяжелое воспаление по-женски. Больше детей у меня не будет никогда, и теперь не только в силу возраста. 

Моему внуку почти полтора года. Мы с дочерью общаемся только благодаря ему. Муж от меня окончательно отдалился, даже внук нас не сплотил. Во сне часто вижу своего нерожденного сына. Почему-то я знаю, что у меня должен был родиться мальчик…

Т.Г.