Могла ли мать пятерых детей оставить мужа и уйти к архитектору города?
 
Самым необычным зданием Благовещенска по праву можно считать «Мавританию», которая наряду с Триумфальной аркой стала визитной карточкой столицы Приамурья. Принято считать, что кирпичное здание, первоначально именуемое как «каменные лавки на набережной реки Амур», построено в 1908 году по проекту московского архитектора Вячеслава Олтаржевского. Однако недавно появилась информация, что создателем торговых рядов, стилизованных под готику, был благовещенский архитектор Михаил Лащенко

Об этом человеке известно совсем немного, нет даже его фотографии и даты смерти. Есть только сведения, что он родился в 1875 году в семье священника, профессиональное образование получил в институте гражданских инженеров в Санкт-Петербурге и прибыл в Благовещенск в начале 1903 года. Михаил был определен на службу младшим инженером управления строительной и дорожной части при военном губернаторе Амурской области. А поскольку в это время в Благовещенске не было нужных специалистов, ему разрешили также выполнять обязанности городского архитектора. Лащенко проектировал и осуществлял архитектурный надзор за строительством различных объектов, например, городской тюрьмы (ныне здание СИЗО), дома военного губернатора (ныне городской Дом культуры), торговых рядов на набережной Амура («Мавритания»), электростанции (ныне ресторан), хирургического отделения городской больницы (не сохранилось). Дослужился до чина надворного советника, поэтому к нему обращались «Ваше высокоблагородие», награжден орденами св. Станислава и св. Анны 3 степени. Занимался общественной работой: был заместителем председателя благовещенского кружка любителей искусств, членом отделения императорского технического общества, членом попечительского совета общины Красного Креста. В 1916 году переведен в Приморский край городским архитектором. 

Как сложилась дальнейшая судьба Михаила Ильича Лащенко, не смогли выяснить даже приморские специалисты, занимавшиеся изучением вклада гражданских архитекторов в развитие городов Дальнего Востока в начале прошлого века. Однако кое-какие исторические документы сохранились. Амурский краевед-исследователь Сергей Емельянов, который заинтересовался вновь открывшимся фактом авторства «Мавритании», отыскал в областном архиве информацию, касающуюся частной жизни Михаила Лащенко в Благовещенске. И эти факты оказались удивительными.

Согласно документам, молодой архитектор снимал жилье исключительно в центре города на улице Большой (ныне Ленина) - это говорит о том, что Лащенко мог себе такое позволить. Например, первоначально он жил в доме на Большой, 97. (Сегодня на этом месте располагается здание областного правительства.) Затем владелец дома умер, а его наследники решили сдать большое кирпичное помещение Русско-Азиатскому банку. Архитектор тут же переезжает в дом Родионова в двух шагах от прежнего места жительства (до недавнего времени там располагался горздравотдел). Очередной переезд, и снова рядом, на улицу Большую. И только за три года до отъезда из Благовещенска Михаил Лащенко снял жилье по Театральной, 19 (этот дом сохранился до сих пор - под другим номером). По этому же адресу было зарегистрировано бюро инженеров «М. И. Лащенко и Р. И. Блюм». Что самое интересное, на всех съемных квартирах у Михаила Ильича стоял телефон с одним и тем же номером - 381.

Зачем мы так подробно описываем адреса, по которым жил благовещенский архитектор? Дело в том, что до революции в Приамурье ежегодно издавалась «Памятная книжка Амурской области», статистический сборник, который служил и адресным бюро, и телефонным справочником. В нем была собрана вся информация: от военного губернатора и наказного атамана до городской санитарной комиссии и книжных магазинов. И вот в некоторых из них, за 1911-1916 годы, встречаются фамилии Михаила Лащенко и Зинаиды Никольской-Лащенко. При этом информации, что городской архитектор был семейным человеком, ни в одном документе нет. Напомним, в Благовещенск архитектор приехал в возрасте 28 лет и прожил здесь почти 14 лет.



О Зинаиде Никольской известно несколько больше. Её отец, Иосиф Юлианович, родился во Франции и носил фамилию Вишневецкий де Турнефор, говорящую о принадлежности к старинному благородному роду. Учился в Парижской академии, в 20 лет принял верноподданство России, получил свидетельство на звание учителя гимназии. Преподавал французский и немецкий языки в различных учебных заведениях страны и в конце XIX века оказался в Благовещенске, где учил детей иностранным языкам в мужской гимназии. Он был женат на Анне Андреевне, которая преподавала в женском училище. У супругов родилось несколько детей, в том числе дочь Зинаида. В 19 лет девушка вышла замуж за Александра Никольского, бывшего старше супруги на 14 лет. В этом браке родилось шестеро детей, один из которых умер в детстве. Последнего сына, Германа, Зинаида родила в 1910 году в возрасте 37 лет. 

Теперь несколько слов о муже Зинаиды. Александр Герасимович Никольский пошел по судебной стезе и с помощника секретаря уголовного отделения в Забайкалье дослужился до члена и председателя Благовещенского окружного суда. Его жалование в 1911 году составляло 2200 рублей, столовые - 550 рублей, квартирные - 550 рублей, доплата за сибирскую службу - 700 рублей, всего 4000 рублей в год. Огромные по тем временам деньги. Семья Никольских жила в просторном собственном доме, имела прислугу, выезд и значительный вес в местном обществе. 

Какое отношение судья Александр Никольский имел к архитектору Михаилу Лащенко? Похоже, что они оказались в любовном треугольнике. В тех самых «Памятных книжках» за 1913-1914 годы упоминается благовещенский кружок любителей искусств, в котором товарищем председателя, то есть заместителем, указан Михаил Ильич Лащенко. А библиотекарем кружка значится… Зинаида Иосифовна Никольская-Лащенко. Надо отметить, что статистический справочник был серьезным изданием, составленным на основе официальных данных. В последующих «Памятных книжках» за 1915-1916 годы уже указываются адреса проживания благовещенцев. И Зинаида Никольская, член попечительского совета благотворительного общества, в эти годы живет по улице Театральной, 19. В том самом доме, где квартирует Михаил Лащенко и где у него находится инженерное бюро. Даже телефон у них обоих указан один и тот же - №381. 



Почти 40-летняя женщина, имеющая пятерых детей, ушла от влиятельного и состоятельного мужа? Вполне возможно. Никольский был на 14 лет старше, а Лащенко на 2 года моложе её. Однако сожительство в то время осуждалось церковью и обществом, и в дворянском сословии было недопустимым. А развод можно было получить только в двух случаях: если один из супругов умирал или был обличен в прелюбодеянии. Судья Никольский был жив-здоров. Значит, имелся факт измены? С чьей стороны? И с кем жили дети?

Вопросов и предположений много. Но о том, что Михаил Лащенко и Зинаида Никольская были в отношениях, говорят факты: двойная фамилия женщины и адрес её проживания. Есть еще несколько неоспоримых данных. В списках выборщиков Благовещенска на 1921 год фамилия Александра Никольского по его адресу значится, а вот членов его семьи - нет. Кроме того, архитектор уехал во Владивосток в 1916 году. Последовала ли Зинаида за ним, неизвестно. Однако во всех изданиях, где упоминается Александр Никольский, говорится, что он умер во Владивостоке в 1921 году и похоронен на кладбище Эгершельда. Выходит, что судья тоже жил во Владивостоке. Кстати, сама Зинаида Иосифовна Никольская дожила до 70 лет, пережив и брошенного супруга, и благовещенского архитектора.
 
Анна АЗАНОВА.