Какую квартиру дали в Селемджинском районе женщине-инвалиду с маленьким ребенком. 
 
Как сейчас живет Ольга Унру - героиня материала «Достучаться до небес», опубликованного в нашей газете? Жительница поселка Стойба не жалуется: дочка учится на четыре и пять, долгов у семьи нет, она сама получает пенсию по II группе инвалидности, которую переоформила год назад. Пенсия невеликая, но после того безденежья, которое было, Ольга считает, что ей хватает. Самая главная проблема сегодня - это жилье. 
Когда-то у Ольги был большой родительский дом, но после смерти отца она в неполные 17 лет осталась круглой сиротой - девочка-инвалид, без пенсии, без работы, без средств к существованию. Через некоторое время за долги по коммунальным услугам (дом отца был благоустроенным, 100 квадратных метров) её выселили в барак. В этом бараке, построенном в 40-50-е годы прошлого века, Ольга живет до сих пор: печное отопление и, естественно, никаких коммунальных удобств. Она стоит в очереди на получение жилья, но в крохотном поселке практически нет муниципальных квартир. Два года назад, когда мы рассказали об Ольге Унру, глава района Сергей Капшук пообещал (да что там пообещал - заверил), что решит проблему с жильем. И вот наконец в начале нынешнего марта Ольге по соцнайму выделили 2-комнатную квартиру. Казалось бы, надо радоваться.

- Меня предупреждали, что квартира в плохом состоянии, в ней давно никто не живёт, но я не ожидала увидеть подобный ужас. Там жить невозможно! Пол местами провалился в подвал (жилье на первом этаже), оконные рамы сгнили до такой степени, что форточка отвалилась, балконная дверь не закрывается, вся проводка держится на честном слове. Система отопления и все трубы настолько проржавели, что к ним опасно прикасаться, иначе они рассыплются. Я пригласила специалистов, чтобы они заменили хотя бы трубы коммуникаций, и они насчитали за работу и материалы 150 тысяч рублей. Я могу сама побелить и покрасить, но что делать с отоплением, полом, окнами, трубами! - в отчаянии говорит Ольга.

Начинать ремонт системы отопления без отключения от тепла всего дома нельзя, поэтому было решено дождаться окончания отопительного сезона, а он завершается в Селемджинском районе в конце мая. Сейчас Ольга с дочкой по-прежнему живут в бараке, боясь переехать в «новое» жилье. (С гнилой электропроводкой до пожара недалеко, а батареи могут в любой момент лопнуть от ветхости.) Но уже с марта семья Унру получает квитанции об оплате за «убитую» квартиру - 5600 рублей в месяц, и Ольге приходится их оплачивать. Неужели ни у кого из поселковой и районной администраций даже не закралась мысль, что брать квартплату за жилье, в котором жить небезопасно, - это глумление над человеком!

В районной администрации убили сразу двух зайцев: избавились от помещения, в которое нужно вложить сотни тысяч рублей, прежде чем назвать жилым, а заодно и перед областью отчитались - инвалид обеспечен благоустроенной квартирой. Причем отчитались еще до того, как жительнице Стойбы дали ключи. Еще зимой Ольге звонили из министерства социальной защиты и областного Союза женщин, чтобы она подтвердила, что жилищный вопрос у нее решен.

- Когда глава района сказал мне, что нам дают квартиру, он пообещал помочь с ремонтом. Нужны были доски, чтобы перестелить провалившийся пол, и я обратилась к Сергею Анатольевичу, - рассказывает Ольга. - Он отказал, сказав, что я должна еще радоваться, получив жилье вне очереди. А раз я подписала договор соцнайма, значит, была согласна на такую квартиру.

Сейчас Ольга находится на распутье: жить дальше в неблагоустроенном бараке тяжело, но и въехать в разгромленную и давно заброшенную квартиру невозможно. 

Анна АЗАНОВА.