О том, как живут и работают молодые амурские педагоги, рассказывает учитель начальных классов Екатерина Юсупова.

ДОСЬЕ «ММ»

Екатерина Юсупова, 27 лет, учитель начальных классов школы № 2 г. Благовещенска. Окончила среднюю школу г. Завитинска, Амурский педагогический колледж и факультет «Социальная работа» АмГУ. Стаж работы 6 лет.

1996 год, начальная школа. Я хотела стать учителем с третьего класса, еще не понимая, что это за профессия. Мне нравилось учить детей: дома я рассаживала кукол и вела у них уроки, подражая своей первой учительнице, Ларисе Николаевне Назаренко, которая была для меня примером. Как-то раз в четвертом классе я стащила из класса мел (попросить маму купить его почему-то не догадалась) и дома на створке деревянного шкафа писала им, как на школьной доске. Меня «сдал» одноклассник, было очень стыдно, но учительница не ругала. Когда она спросила у моей мамы, зачем я взяла мел, та ответила: «Катя учит своих игрушек, как вы, Лариса Николаевна, детей».

2005 год, профориентация. Какую профессию хочу выбрать, я поняла в девятом классе. Из Благовещенска к нам в школу приезжали студенты БГПУ, рассказывали о своем вузе и проводили тестирование на проф-ориентацию: «человек-техника», «человек-природа». У меня по всем пунктам теста выходило - «человек-человек». Я хотела выбрать профессию по душе, а о том, что учителям мало платят, даже не задумывалась. Родители не навязывали мне своего мнения, предоставив право самой выбрать то, что нравится.

2008 год, педагогический колледж. Изначально я поступала в педагогический университет, но мне не хватило баллов по ЕГЭ на бесплатное бюджетное место, поэтому я подала документы в колледж. Через месяц учебы, радостная, я позвонила бабушке: «Мне здесь все так нравится!» Особенно меня заинтересовала педагогика: детская психология, суть и схема всего преподавания.

2009 год, первая практика. Она проходила в благовещенской школе № 14. Десять дней мы как стажеры наблюдали за классом, который закрепили за нашей группой, а потом уже самостоятельно - три раза в неделю - проводили свои уроки. Контакт с детьми я установила легко, но первое время было сложно справедливо оценивать работу первоклассников. Я смотрела на их милые детские лица, и мне всех было жалко, всем хотелось поставить «пятерки».

2011 год, преддипломная практика. Целый месяц я вела все уроки вместо учителя. Это было тяжело и физически, и морально, поэтому не все выдерживают такую нагрузку, и именно после преддипломной практики  многие уходят из профессии. Это уже не та практика, когда надо было готовиться только к одному уроку, а настоящая работа, когда ты загружена весь день. Еще я очень дотошно вникала в любую ситуацию или конфликт между детьми, пыталась помочь, разобраться. Тогда я получила один совет опытного учителя, который заставил меня задуматься: «Не надо любить чужих детей». Уважать, понимать, поддерживать - да. А для любви есть родители. 

2011 год, трудоустройство. Педагогический колледж я окончила с красным дипломом, написала резюме и стала разносить их по школам. В школе № 2 меня тепло встретила директор Татьяна Ивановна Гамерман. «Катя, понимаешь, у меня на столе лежат два резюме - девочки из педуниверситета и твое», - сказала она мне. Перед директором стоял выбор, кого взять: меня или специалиста с высшим образованием? Но Татьяна Ивановна, очевидно, что-то увидела в моих глазах, поняла, как мне хочется работать с детьми, поэтому, едва я вышла из школы, позвонила: «Как только получишь диплом на руки, приходи к нам работать».

2011 год, первое родительское собрание. Свой 1 «А» я увидела на линейке 1 сентября, а с родителями познакомилась раньше, 27 августа, на родительском собрании. Накануне ночью я несколько раз меняла конспект заготовленного текста, поскольку в школе мне только в общих чертах объяснили, о чем я должна разговаривать с родителями. Очень переживала, как они отреагируют на меня: всего 22 года, высшего образования нет, опыта работы тоже. На собрании у меня дрожал голос, но наше знакомство прошло хорошо, и лишь одна мамочка задала вопрос: «Вы можете пообещать, что выпустите наших детей и не уйдете в декрет?» Я ввиду неопытности и по молодости лет горячо заверила, что детей обязательно доучу и ни в какой декрет не уйду. (На тот момент у меня был молодой человек.) Позже коллеги мне объяснили, что на подобные некорректные вопросы не стоит отвечать так категорично.

Первая моя зарплата составила семь тысяч рублей, и я радовалась, думая, что это вполне нормально. При этом 2,5 тысячи я платила за комнату в общежитии, поэтому приходилось питаться теми продуктами, которые присылали мне мама и бабушка.

2012 год, коррекционный класс. Наша школа получила лицензию на инклюзивное образование, и открыла коррекционные классы. Я решила параллельно со своим 1 «А» поработать с такими детьми, тем более у меня была специальность «учитель начальных классов с коррекционным обучением». Не скрою, это также была возможность увеличить зарплату. Первоначально в моем классе было шесть учеников, потом  девять, они не только не справлялись с обычной школьной программой, но и оказались психически неустойчивы.  Из-за определённых диагнозов дети могли меня укусить, что-то  в меня кинуть. Я же должна всегда быть готова к таким действиям и знать, как себя вести в подобных ситуациях. Если же подобные нападения повторялось не раз, я вызывала школьного психолога, социального педагога, мы составляли документ о произошедшем, а потом решением специальной комиссии ребенка переводили на домашнее обучение.

2014 год, первый выпуск. Я сдержала слово, данное на первом родительском собрании, и выпустила свой класс. Первый год, конечно, оказался самым сложным. Мне не хватало наставника, с которым можно было бы посоветоваться - его дали, но только к концу учебного года. Например, мне сложно было успокоить детей после физминутки, поэтому приходилось повышать голос. Ребенок жаловался родителям, что учитель на него кричит, но в классе 28 учеников и подойти к каждому и тихонечко его успокоить, нереально. Детки дома рассказывают все, что происходит с ними в школе, но также и в школе говорят о том, что происходит в семье.

2017 год. Пять лет я работаю в две смены и веду классное руководство в двух классах - это 36 часов в неделю, плюс кружок в субботу. Такие нагрузки дают возможность достойно зарабатывать. Уже появились свои разработки, конспекты, поэтому сейчас несколько легче, чем в первые годы. Но в то же время я вижу, как перегружены дети в начальной школе. У меня сейчас третьеклассники, которым очень тяжело на пятом уроке - они такие уставшие, что уже не понимают, о чем им говорит учитель. Я бы вообще убрала пятый урок в начальных классах. Кроме того, исходя из своего небольшого, но все-таки опыта, я бы, например, исключила из расписания четвертого класса такой предмет, как «Основы религиозных культур и светской этики». Считаю, что подходить к выбору религии и вопросам веры человек должен сознательно в более зрелом возрасте. А вот на предмет «Окружающий мир», в котором рассматриваются природа, животные, культура и традиции разных народов, можно было бы выделить еще хотя бы один час.

Я смотрю на сегодняшних детей и, сравнивая их с теми, кто пришел ко мне шесть лет назад, вижу, что они отличаются: в первом моем выпуске ученики более серьезно подходили к учебе. Но все равно я их всех очень люблю. Вспоминая совет опытного учителя, данный мне на преддипломной практике, я могу точно сказать: «В моем классе чужих детей нет!»