«Я позволяю себе роскошь быть самой собой, на что не каждый способен» - так может говорить человек, имеющий всегда собственное мнение, а потому часто не вписывающийся в стандартные рамки. Евгения Приходько открыто говорит о том, о чем многие думают, но предпочитают молчать. А это признак самодостаточной и сильной личности.
 
ДОСЬЕ «ММ»
 
Гороскоп: Скорпион, год Огненной Лошади.
 
Образование: Благовещенский технологический институт по специальности «инженер-технолог швейного производства», Благовещенский технологический техникум по специальности «техник-экономист в отраслях народного хозяйства».
 
Карьера: преподаватель технологического техникума, заместитель коммерческого директора в акционерном обществе, в котором приобрела опыт специалиста по таможенному управлению, с 2014 года - руководитель собственной фирмы, занимающейся внешнеэкономической деятельностью.
 
Общественная деятельность: руководитель органа общественной самодеятельности «Даль», объединяющего отдаленные районы Благовещенска -ЖК «Лазурный берег», Спичфабрика, Астрахановка, кадетский корпус, Сплавная контора.
 
Семья: дочь Ксения, 32 года, сыновья - Павел, 29 лет, и Александр, 21 год, четверо внуков.
 
Увлечения: шитье и вязание.
 
Любимые цветы: ландыши.
 
«Наигралась в семейную жизнь»
- Дочь и сыновей я поднимала сама: двое детей у меня от первого брака, один - от второго. С их папами я разошлась, и дай бог им здоровья, они замечательные люди, у них другие семьи, и я рада, что у них все хорошо. С первым бывшим общаюсь редко, но на свадьбе дочери он был, со вторым - дружим, а с его родителями можем созваниваться в любое время, чтобы решить какой-то вопрос. Хотя, не буду кривить душой, расходились мы не мирно, было все: огонь, вода, медные трубы. Но скорбеть, себя жалеть, сетовать на жизнь, не было времени - накрыли заботы о детях. Когда разошлась с первым мужем, дочери было семь, сыну - четыре года, при разводе со вторым - младшему сыну было пять лет. У дочери выпускной, поступление в вуз, так что не до грустных мыслей было.
 
После второго развода думала, правда, недолго: почему так получилось? Наверное, мне было тесно в рамках, которые устанавливают мужчины. Мужская составляющая требует определенных ограничений - мне их не ставили, но отнимали время и силы. Я хорошая хозяйка. Не бегаю за каждой пылинкой, просто люблю порядок. Умею готовить все, пироги напечь - запросто! Поздравляли пенсионеров - напекла пять пирогов, на Масленицу - сто пирожков, и все это между делом. Но фраза «Мать, что у нас на ужин?» всегда приводила меня в ужас.
 
К сорока годам я наигралась в семейную жизнь и вопрос о замужестве больше передо мной не стоял. Приведи я мужчину в дом, как бы он отнесся к дочери и сыновьям? Поэтому я уже тогда сделала выбор в пользу детей, и нисколько об этом не жалею. А сейчас, когда они взрослые, да, можно было бы кого-то подобрать, отмыть - одинокого мужчину за пятьдесят, и он бы счастливо болтался возле меня. Но зачем? Чтобы обслуживать его? Да и, по логике, сегодня мне должен достаться б/у «материал» - не в плане возраста и внешности. У такого мужчины уже есть дети, внуки, бывшая теща, братья и сестры. Мне зачем их проблемы? Моя семья - это мои дети, внуки: вместе с зятем, женой среднего сына и девушкой младшего - шестеро взрослых и четверо малышей. За стол на мой день рождения или на Новый год садятся одиннадцать человек, и я - глава этой большой семьи. Мало кому из женщин, имеющих мужей, удается без приглашенных родных и двоюродных сестер, братьев, дядей и тетей посадить за стол столько близких людей.
 
С вниманием со стороны мужчин у меня проблем нет, но я как огня боюсь, что кто- то займет мое личное пространство и мое время. Настолько я свободолюбивый человек.
 
«Я - номинальная бабушка»
У меня рано, в 20 лет, умер папа. Мама много работала в школе, была младшая сестра, началась перестройка - это был тяжелый момент в моей жизни. Но он послужил трамплином в самостоятельность, который буквально выкинул меня, студентку третьего курса, во взрослую жизнь. Потом замужество, первый ребенок, второй… Когда я осталась одна, без мужа, все свободное время тратила на детей: одному - что-то подшить, другому - рассказать, третьего выслушать. Бывало, они все втроем говорили со мной, друг друга перебивая. Я их слышала всех одновременно, только отвечала каждому по очереди. Я воспитывала детей без бабушек-дедушек, все их достижения были моими достижениями, их промахи - моими промахами.
 
Когда подошло время внуков, я определила для себя четкую позицию. Первым родился сын у Павла. Когда забрали малыша из роддома (я у всех внуков была на выписке) и дома попили чай с тортом, я сказала: «Оставляю вас с вашим счастьем наедине». И ушла. Потом, когда начали возникать просьбы сына: «Мама, посиди с внуком», отвечала: «Когда ты рос, с тобой, кроме мамы, кто-нибудь сидел? Нет! Научитесь сидеть со своими детьми сами». Затем пришло время детей дочери. Она восприняла такой же мой ответ как обидный - дескать, я же единственная дочь. А для меня разницы нет - все трое одинаковы. Эта позиция жесткая для того, чтобы потом не было укоров и упреков, не было претензий, что, мол, это бабушкино воспитание. Сначала мое отношение было воспринято с недо- умением, а теперь дети знают, что я бабушка номинальная, по паспорту. Да, иногда помочь, посидеть с внуками могу, но крайне редко. Хотя я их всех люблю и балую.
 
Когда-то я прочитала десять жизненных заповедей, мне понравилось одно из них, и я стараюсь ему следовать. Оно гласит: «Если вы воспитали своих детей настолько достойными и самостоятельными, что они воспитывают ваших внуков сами, значит, вы свою задачу выполнили». Я свою функцию по воспитанию выполнила, теперь дети пусть этим занимаются, они - родители!
 
«Никакой демократии»
Общественная работа занимает сто один процент моего времени и сил. Все началось шесть лет назад, когда соседи уговорили меня стать старшей дома, хотя я особо к этому не стремилась. Но я сразу всем сказала, что «республики» не будет, будет «диктатура», причем жесткая, поскольку коллективное правление ни к чему хорошему не приводит. Наша пятиэтажка - бывшее общежитие судостроительного завода, муравейник: в доме на 90 квартир - 300 собственников. И каждый думает по- своему. Но в силу того, что я давно живу в этом доме и многих хорошо знаю, мне удалось наладить контакт с людьми. Большинство соседей - не все! - идут навстречу нашим начинаниям, и за шесть лет свой дом, не побоюсь этого сказать, мы весь перетрясли. Старшая дома - это работа, серьезная работа. Если нет света, буянят соседи, прорвало трубы в подвале, шумят дети во дворе - все идут ко мне.
 
Потом мы взялись за свою придомовую территорию, а рядом еще три дома в нашем районе. В 2017 году в программу благоустройства дворовых территорий я внесла все четыре дома в проектно- сметную документацию единым заказом. А на следующий год ушел из жизни предыдущий председатель органа общественной самодеятельности «Даль», жители выбрали совет, который избрал руководителем меня. И я получила район, в котором в каждом доме и в каждом дворе - свои проблемы. Плюс проведение культурно-массовой работы.
 
Двадцати четырех часов в сутках мне не хватает. Могу лечь спать и в девять вечера, и в два ночи, но всегда встаю в шесть утра и до восьми успеваю многое сделать и еще больше подумать. Мне жалко терять время на длинный сон, на просмотр телевизора, на выяснение каких- то отношений и на пустые идеи вроде «можно в нашей пятиэтажке лифт построить?». Поскольку я человек эмоциональный, иногда взрываюсь, поэтому в работе с людьми самое тяжелое - сохранять хладнокровие в любой ситуации. Тем более у каждого свои приоритеты, свои заботы, но с каждым надо найти общий язык.
 
Меня многие, даже мои дети, спрашивали: «Тебе больше всех надо?» Я сказала всем: «Да, я ненормальная, да, мне это надо!» Я поняла еще на примере своего дома, что у меня получается, что я могу что-то сделать. И все вопросы отпали сами собой. Наверное, пришло время, когда хочется оставить свой след, память о себе делами. Хотя жить я собираюсь долго.
 
Записала Анна АЗАНОВА.