Новый год в начале ХХ века отмечали почти так же, как сегодня, только главным праздником было Рождество

Накануне

Рождество отмечали по юлианскому календарю - 25 декабря. До этой даты нужно было раздать долги, помириться с теми, с кем в ссоре, выбросить старую посуду, провести генеральную уборку в доме, сшить новые наряды. Все это не просто так, а чтобы обеспечить в новом году счастье и достаток. 

Еще надо было заблаго-временно отправить открытки (эта традиция появилась в России в 1897 году). На рождественских открытках изображали детей, ангелов, библейские сюжеты, животных. В Благовещенске разного рода открытки, в том числе и поздравительные, выпускала типография Бутряковых.

В канун праздников местное отделение Красного Креста продавало специальные конверты для отсылки в них визитных карточек взамен визитов. Белый конверт стоил 8 копеек, желтый с изображением звезды и еловой ветки - 12 копеек. Это было дорого, деньги шли на благотворительность. 

Праздничные визиты были делом обязательным, но тяжелым, потому что в каждом доме визитера непременно угощали. «По рюмочке, да по две, а где так и стаканчик красненького или беленького, да коньячок без счету, к вечеру образовались градусы высокие, - оставил воспоминания один из обывателей. - От шести различных поросят отведал, заливных, жареных, ветчины, икры сколько! Словом, приехал домой больной, да и посейчас в себя не могу прийти».

Те, кто хотел избежать таких испытаний, отправляли по почте визитки или давали объявления в газетах. «Взамен новогодних визитов И.Ф. Федоров пожертвовал в пользу больных города Благовещенска 1 рубль». «А.Н. Иванов взамен визитов жертвует в комитет общества о подкинутых детях 1 рубль 25 копеек».
 
Ёлки

Украшали не только елки в домах, но и дворы, ворота, еловые деревья перед домами. Уже с середины ноября магазины соблазняли покупателей: «Елочные украшения в винно-бакалейно-гастрономических магазинах братьев Хлебниковых!»; «В торговом доме «Чурин и Ко» готовые наборы елочных украшений по цене от 5 рублей». 

Удивительное дело: в те времена на елках зажигали настоящие свечи, но пожары от такой иллюминации были чрезвычайно редки. А вот от электричества - наоборот. В начале декабря 1909 года «от соединения проводов загорелась вата и выставка товаров у рождественской елки в магазине «Кунст и Альберс». Пожар быстро потушили», - писали в газете «Эхо». 
 
Подарки

С огромным нетерпением ожидали новогодних праздников дети. Ещё бы! Им дарили игрушки, угощали сладостями, с ними водили вокруг елки хороводы и не отправляли спать в девять вечера! 

В декабре 1911 года Кутайсов-Киртава (балетмейстер из Петербурга, как он себя называл) в городском саду устраивал елку. «Желая доставить детям праздничное, вполне разумное и полезное развлечение, приглашаются родные для участия как в устройстве елки, так и всей программы, - сообщал балетмейстер через прессу. - Запись детей и переговоры ведутся с 10 до 12 часов». 

В том же декабре детскую елку устраивало собрание приказчиков. «Для желающих вручить детям подарки плата по 3 р. (старший возраст), по 2 р. (младший возраст)».

Каждый год в каждой школе для бедных, в каждом приюте в складчину, что называется, с миру по нитке, тоже устраивали елки с подарками от Деда Мороза. Как правило, руководство школ и приютов потом благодарило жертвователей через прессу. В январе 1911 года газета «Эхо» напечатала такой список жертвователей для елки приюта лечебно-благотворительного общества: «В.А. Левашов - 10 р., конфеты и игрушки; Е.А. Боровик - 25 р.; магазины «Кунст и Альберс», Хлебникова, Карпова, Ортнера, кондитерские Сергеева, «Французская», «Киевская» - игрушки, сладости, продукты». 
 
Застолье

Рождество было принято праздновать в семейном кругу. Начинался праздник со всенощной службы в церкви. Продолжался днем общением с детьми, родственниками и… играми на улице. За стол в этот день садились только вечером: рождественский ужин начинался с первой звездой. На него было принято приглашать знакомых одиноких людей и даже незнакомых одиноких путников: считалось, что никто не должен быть на Рождество без приятной компании. 

На праздничный стол выставляли не менее двенадцати блюд. Кроме закусок, студня, рыбы, гуся в яблоках, зайца в сметане, всевозможных пирогов и сладостей, здесь непременно были блюда из свинины: фаршированная свиная голова, жареное мясо кусками, зажаренный поросёнок. 

На рынках Благовещенска поросята стоили достаточно дорого: по 1,5 - 3 рубля за штуку. И среди них попадались «дутые». Это были обычные, но не очень жирные поросята, которых после убоя действительно надували, потом замораживали и продавали как упитанных. На Благовещенской городской микроскопической станции таких поросят клеймили особым образом и сообщали об этом горожанам через газеты. Под Новый год на рынках появлялись «дутые» по той же схеме гуси и утки. 
 
Маскарады

Главным развлечением для взрослых были маскарады. Зимой 1908 года в Благовещенске маскарады устраивали охотники (в театре общественного собрания), спортсмены (в театре Роганова), приказчики и туристы (в разные дни в собрании общества приказчиков). Для членов этих обществ вход был бесплатным, посторонние платили так: «кавалеры - 2 р. 10 к., дамы - 1 р. 10 к.». 

Программа маскарадов была стандартной: конкурсы на лучший карнавальный костюм и лучшее исполнение вальса, вручение призов победителям, бой серпантина и конфетти, а потом под оркестр военной музыки - танцы до утра.

Маскарадные костюмы делали не простыми, а часто сатирическими, «на злобу дня». На балу туристов в тот год появились дамский костюм «Земля и воля», мужские «Один с сошкой, семеро с ложкой», «Думский прогресс»! 

«На маскараде общества охотников наплыв публики был громадный, - пишет репортер газеты «Эхо». - Сбор - около 2000 рублей. Немало оригинальных костюмов, например «Мучной король», который восседал на мешке с зерном, или «Министр в валенках». Это наиболее удачный из всех маскарадов».
 
«Эрмитаж»

На углу Зейской и Офицерской в 1911 году располагался ресторан первого разряда «Эрмитаж» с концертным залом (как заверяла реклама, посетителей обслуживала первая русская артель официантов). Здесь к зимним праздникам приготовили «программу новых артистов и артисток». С «новыми дебютами» выступали шансонетные певицы мадемуазели Адамова, Станиславская, Галина, Фаина, а также дуэтисты-жанристы Донские, элегантная танцовщица м-ль Сибирская, оригинальная артистка Асти Виллер и «большой русский женский хор из пятнадцати женщин». 

Увеселения начинались поздно: маскарады не раньше восьми, а программа «Эрмитажа» - в одиннадцать вечера. 
 
Канонада

«После осады Благовещенска 1900 года в городе утвердился оригинальный обычай встречать Новый год некоторым образом в «боевой обстановке», - писал в январе 1910 года корреспондент газеты «Эхо». - Наступивший год нисколько не уступил в этом отношении прошедшему. 

С половины двенадцатого ночи началась редкая ружейная и револьверная пальба, прогрессивно участившаяся к полуночи и достигшая апогея примерно в половине первого часа, когда, можно сказать, весь город сотрясался от батального огня, а в воздухе свистели по всем направлениям пули и щелкали по крышам. Несчастных случаев, насколько нам известно, зарегистрировано не было».

Неудивительно: и оружия, и любителей пострелять в городе было очень много. Когда общество охотников устраивало народные стрельбы, т.е. для всех желающих, в них участвовало по 400 человек! Почему бы не отметить залпом наступление Нового года?

Подготовила Валентина КОБЗАРЬ.