Переселенцы, отправляющиеся на Амур, имеют очень смутные понятия об этом далеком крае. Иные из них идут по слухам, надеясь найти на Амуре рай и жить без забот на вольной земле. Другие идут по письмам своих родных и односельчан, доверяясь обещаниям, будто здесь все достается без труда и хлопот. На деле никаким обещаниям и слухам верить нельзя». 
 
«Нелегко добраться до Амура…»

Цитата, приведенная в начале, взята из «Справочной книжки Амурской области для переселенцев» за 1899 год. Составил ее чиновник особых поручений при Приамурском генерал-губернаторе по переселенческим делам А. Тарновский. В ней он откровенно пишет: «Нелегко добраться до Амура, а еще труднее здесь устроиться. Жизнь дорогая, хозяйство ведется не так, как в России, обработка земли тяжелая, климат другой, дороги плохие, селения редки, храмов Божиих мало...» Но, надеясь на удачу, народ шел на восток за лучшей жизнью из самых разных мест России.

Сергеевку основали молокане из Тамбовской губернии, Натальино - старообрядцы из Забайкалья, Астрахановку - сектанты (прыгуны) из Таврической губернии, Егорьевку- сибирские, Новотроицкое - енисейские православные переселенцы, Загорную Селитьбу - саратовские староверы. 
 
Телята и жеребята провозятся бесплатно

Благовещенск был перевалочным пунктом: сюда переселенцы прибывали на пароходах, плотах и лодках по Амуру, здесь получали документы, пособия, другую помощь, отсюда следовали на постоянное место жительства на заранее определенные участки. 

В 1907 году через Благовещенск прошло 15 000, в 1908 году - 9000, в 1909 году - 21 000, в 1910 году ожидалось 35 000 переселенцев.
Год от года менялись цифры, менялись и условия проезда. Иногда, как в 1909 году, даже в лучшую сторону. Газета «Эхо» писала: «В этом году перевозка будет производиться на пароходах наследников В.М. Лукина. Плата от Сретенска до Благовещенска с каждого взрослого - 2 р. 50 к. (в прошлом году Амурское общество пароходства и торговли брало по 3 р. 50 к.), с малолетнего - 1 р. 25 к. (в прошлом году - 1 р. 75 к.), с лошади и рогатого скота - 4 р. (в прошлом году - 7 р.), телята и жеребята провозятся бесплатно (в прошлом году - по 3 р. 50 к.), груз - 15 к. с пуда (в прошлом году - 20 к.), телега - 1 р. 75 к. (в прошлом году - 3 р. 50 к.)».
 
По-видимому, народ зажиточный

Чтобы преодолеть восемь-девять тысяч километров, нужно было иметь немалые средства, так что людей совсем бедных среди переселенцев не было. Вот, например, что писала газета «Торгово-промышленный листок объявлений» в июле 1909 года. «На берегу Амура расположились переселенцы из Бессарабии. По Амуру они шли на лодках, которые привезли по железной дороге, заплатив за них, как за телеги». Газета «Амурский край» в мае 1910 года напечатала такую заметку: «Прибыла первая партия переселенцев. Они из Екатеринослава, Херсона, Харькова, Воронежской губернии. По-видимому, народ зажиточный: везут с собой всевозможный домашний скарб, много плугов, почти все имеют дышловые телеги на железных ходах». 

«Из Благовещенска в Зею двигался обоз переселенцев не менее 150-ти подвод», - сообщала газета «Эхо» в июне 1910 года.
 
То обманут, то ограбят

Множество опасностей подстерегало переселенцев в трудном далеком пути. А в Благовещенске их с нетерпением поджидали разного рода мошенники и проходимцы. Особенно отличались перекупщики коней. «Берут за лошадь втридорога, а сбывают никуда не годящую дрянь, - писал корреспондент газеты «Амурский листок». - Тут вы встретите и слепую, и хромую, а то и совершенно безногую, напоенную водой, которая выглядит очень бойкой и кажется молодой. Переселенец, платя хорошие деньги, бывает наделен никуда не годной клячей». 
Случалось и хуже. «Возле Анновки шестью неизвестными ограблено 79 переселенцев. Двое бандитов стреляли вверх, остальные обирали. Забрали 1500 рублей, двух лошадей, разное имущество». Почему переселенцы не сопротивлялись? Наверное, от неожиданности: на всем пути до Амура такого с ними не случалось. 

К чести местных сыщиков, через несколько дней подозреваемых в ограблении переселенцев, с неопровержимыми уликами, арестовали на постоялом дворе Мостового, за Амуром.
 
80 пудов белого хлеба

Добрых людей всегда больше, чем бандитов, и амурчане, которые обосновались на новых землях раньше, помогали новоселам самыми разными способами. В 1898 году в Благовещенске было организовано Общество вспомоществования нуждающимся переселенцам, но и до этого частные лица по своей инициативе делились с прибывающими продовольствием и транспортом, помогали в строительстве жилья, покупке скота, при болезнях, наводнениях, пожарах и т.д. Вот, к примеру, в 1885 году случился недород, так купец первой гильдии И.Ф. Голдобин пожертвовал для бесплатной раздачи нуждающимся переселенцам 1000 пудов муки.

В июле 1909 года из-за мелководья на Зее застряло несколько барж с переселенцами. Моторный катер управления водных путей доставил им 80 пудов белого хлеба, который испекли в «Киевской булочной» Благовещенска. Хлеб доставляли несколько раз, пока переселенцы не добрались до места назначения.

Подобных примеров помощи «новым амурчанам» множество.
 
Поражает обилие машин!

Переселенческое управление в Благовещенске кроме солидной конторы, в которой оформлялись документы, имело бараки для проживания, бани, больничку, аптеку и центральный склад, который снабжал «целинников» сельхозтехникой. В мае 1910 года, например, склад получил 150 сенокосилок, столько же сноповязалок, больше 100 жнеек, локомобиль, сепараторы. Переселенцы технику покупали на льготных условиях: восьмую часть стоимости вносили сразу, остальное позже, в 2-3 приема. 

Осенью того же года были опубликованы результаты обследования почти 5000 крестьянских хозяйств (26 человек из состава специальной правительственной комиссии, присланной из Петербурга, в течение лета проводили опросы на территории нынешних Тамбовского и Ивановского районов). Руководитель работ С.П. Швецов был в шоке. «Такого обилия хлеба мне еще видеть не приходилось. Средний доход хозяйства амурского старожильца 3283 рублей! Цифры неслыханные для Европейской России.

Поражает обилие машин. На 5000 хозяйств плугов 6400, косилок 161, молотилок 730, веялок 1100, сеялок 3270, жаток больше 1500, сноповязалок больше 1500, усовершенствованных борон -300, сох - ни одной!

Машина, хранимая как зеница ока российским крестьянином, здесь трактуется как самая малоценная вещь. Приходилось видеть, как машины, еще новые, валялись под дождем в грязи, как негодное старье! Когда я указал на это хозяину, услышал: «Ничего, она себя оправдала, можно новую купить».

Амурский старожил энергичен, смышлен, практичен. Америка уже делает для него особые амурские плуги по указаниям самих крестьян». 
Обследованы были хозяйства старые, основанные 30-40 лет тому назад, когда переселенцам раздавали по 100 десятин земли, да еще в таких благодатных местах, как за Зеей. 
 
Деготь с паюсной икрой

«Земля здесь богата лесами, зверем, рыбой, запасами недр, - писал в своей книжке для переселенцев А. Тарновский. - Не было примера, чтобы человек трудящийся, трезвый и хорошо работающий после трех-четырех лет не сделался бы зажиточным хозяином». 

На юге, на плодородных землях между Зеей и Буреей, переселенцы занимались в основном землепашеством и извозом. В других районах были свои промыслы. В Зейской волости гнали деготь: до 2000 пудов в год поставляли на склады золотопромышленных компаний и в Благовещенск, выделывали точильный и жерновой камень для мельниц, занимались рыболовством. По Бурее зарабатывали заготовкой сена для Ниманских золотых приисков, сплавом леса, заготовкой и продажей дров. По Амуру «казачье население» заготавливало сено для золотопромышленных компаний, перевозило грузы, занималось «рыбным и звериным» промыслом, «выделывало» паюсную икру. Самый большой доход - совокупно больше 155 000 рублей в год - давало здесь содержание почтовых станций: их казаки могли брать в аренду.

Но не всем удавалось благополучно укорениться на новых землях: каждый год около десяти процентов переселенцев возвращалось на родину. Путь на запад был еще труднее, чем на восток, из-за почти полного отсутствия средств.

Подготовила Валентина КОБЗАРЬ.