После выхода в предыдущем номере нашей газеты материала «Там, где нас нет» об известных людях, уехавших из области, в редакцию «ММ» позвонила читательница с вопросом, как сложилась судьба талантливой девочки Веры Башняк, о которой в свое время писали все амурские газеты и о которой сегодня ничего не слышно. 
Действительно, десять лет назад фамилия юной благовещенской пианистки не сходила со страниц местной прессы, девочку приглашали на телевидение и на радио, не раз о ней писала и «Моя Мадонна». Вера завоевывала награды таких престижных конкурсов, о которых музыканту можно было только мечтать. Свою первую победу девочка одержала в 9 лет на международном конкурсе во Владивостоке, через год стала стипендиаткой губернаторской премии, потом были первые и вторые места на международных конкурсах в Москве, Санкт-Петербурге, в Америке и Германии. На престижном конкурсе юных исполнителей Баха имени Розалин Тюрек в Нью-Йорке ради 13-летней амурской пианистки даже изменили условия. В этом состязании талантов никогда не присваивали звание победителя - были только лауреаты. Но Вера так виртуозно и вдохновенно исполнила прелюдию и фугу, что жюри, в котором, кстати, не было ни одного русского музыканта, решило, что девочка достойна наивысшей награды - победителя. 

А ведь судьба у Веры была непростой. Когда ей было семь лет, у нее умерла мама, и девочку воспитывал отец. Олег Эдуардович вкладывал в дочь так много, что преподаватели музыкальной школы, в которой училась Вера, считали его примером истинного отцовства. А практически второй мамой для девочки стала учитель музыки Елена Леонидовна Черных. Именно она занималась с Верой по шесть часов в день перед конкурсами, была рядом с ней в далеких городах, опекала и заботилась как о собственном ребенке.

Именно с подачи Елены Леонидовны Вера попала в специальную музыкальную школу при консерватории в Санкт-Петербурге.
- Когда после конкурса к нам подошел председатель жюри и поздравил с успехом, я тут же сказала, что мы хотели бы прослушаться в эту школу. Мы прослушались, нас взяли, - вспоминала Елена Черных. 

Если бы Вера окончила эту спецшколу, у нее была бы открыта дорога в консерваторию Санкт-Петербурга, о которой она мечтала. Но 13-летняя девочка не смогла вынести одиночества и оторванности от дома. Она скучала, очень хотела вернуться домой, и сердце отца дрогнуло - Вера возвратилась в Благовещенск. 

Окончив общеобразовательную и музыкальную школы, Вера поступила в Хабаровский колледж искусств. Тем временем в её семье произошли серьезные изменения. Её отец ушел в лоно церкви и в 44 года принял монашеский постриг (сегодня он настоятель прихода в одном из поселков области). Именно в этот год на её страничке в соцсетях появились ахматовские строки: «…Я давно предчувствовала этот светлый день и опустелый дом». А весной прошлого года умерла Елена Леонидовна Черных - человек, который очень много значил в жизни Веры. 

После учебы в Хабаровске она вернулась в Благовещенск, год проработала в родной музыкальной школе преподавателем, а потом уехала. Бывшие коллеги говорили, что Вера задумывалась о том, чтобы сменить профессию. Но ни номера телефона, ни нового адреса она не оставила. На единственной страничке в соцсетях девушка последний раз появлялась больше трех лет назад. Где сейчас живет 22-летняя Вера и чем она занимается, знает только её отец. «Она уже взрослый человек и сама определяет, как ей жить. Вера работает и учится и, конечно, продолжает играть», - единственное, что сказал он в разговоре с нами. Сама девушка от общения с журналистом отказалась. 

Возможно, нежелание рассказывать о себе вызвано тем, что Вера устала от чужих надежд и ожиданий. Ведь все, с кем нам пришлось общаться в процессе её поисков, говорили, что она была и остается не просто талантливой пианисткой, а с задатками гениальности. 

Анна АЗАНОВА.

Фото: Амур.инфо.