Никитка родился совершенно здоровым, весом 3900 граммов, и до трех лет рос как обычный ребенок. Когда Кутузовым дали место в детском саду, Анна с сыном пошли по врачам, чтобы оформить медкарту. В поликлинике  Никите сделали очередную прививку, но  на пятый день у него начались судороги, и малыш попал в больницу. После выписки ребенку дали отвод от прививок на год, он благополучно пошел в детский сад, а через пару месяцев в дошкольном учреждении проводились плановые прививки, и врач, не заглянув в медкарту Никиты, сделала вакцинацию. И снова ровно на пятые сутки у малыша начались судороги.

Так началась непростая жизнь для Анны и ее сына Никиты, которую заполнили больницы, анализы, лекарства, обследования. Однажды, года в четыре, еще не зная, что такое смерть, мальчик проснулся ночью, сел в своей кровати и совершенно по-взрослому сказал: «Мама, я умираю!» Пока ехала скорая, Анна как могла делала искусственное дыхание сыну. После этого случая Никита  перестал ходить, разговаривать и без-участно, как растение, лежал.  Врачи предупреждали мать, что ее ребенок не жилец, и советовали родить второго. Медики долго  не могли поставить точный диагноз, и только года через два, отправив кровь на анализ в Хабаровск, вынесли вердикт: «токсоплазмоз головного мозга». (Токсоплазмоз -  заболевание, источником которого могут стать домашние животные. - Ред.)  

Но в семье Кутузовых ни кошек,  ни собак нет, а была ли болезнь Никиты спровоцирована прививками, Анна не стала выяснять. Во-первых, ей бы никто не сказал правду, во-вторых, женщине было просто некогда: она разрывалась между работой, домашними делами и больным ребенком, которому был нужен постоянный уход. Единственным помощником Анны стала ее мама-пенсионерка. А как же муж? 

- У Вовы всегда была одна  отговорка - я работаю. Как-то муж сказал: «Никита не дает  ночами спать, а мне утром на работу». И ушел к другой женщине.  В той семье у него родился ребенок, - рассказывает Анна Кутузова. - Жизнью сына бывший муж не интересовался,   никакого участия  в его воспитании не принимал, нам не помогал, поэтому суд  лишил его родительских прав, и я стала единственным опекуном ребенка, которому тогда было восемь лет. 

Сейчас Никите 26 лет. Благодаря невероятным стараниям матери и бабушки он живет, хотя так же нуждается в ежеминутном присмотре. Двум женщинам в возрасте (Анна уже сама  вышла на пенсию) справиться с парнем почти двухметрового роста во время припадков очень сложно, ведь у Никиты тяжелая форма эпилепсии и еще с десяток различных заболеваний. Мать с сыном живут на две небольшие пенсии,  некоторые лекарства для Никиты приходится покупать за полную стоимость, а возить в больницу на общественном транспорте парня нельзя, поэтому семья пользуется только такси. Исходя из специфики заболевания, Анна стирает белье сына каждый день (!), и от таких нагрузок сгорели уже три стиральные машины. На покупку машины-автомата отдала дочери свои «гробовые» ее мама.

А бывший муж все последние двадцать лет пытается оспорить выплату алиментов больному сыну: у мужчины это стало навязчивой идеей, он постоянно подает иски в суд. Чтобы платить не 25% от заработка, а намного меньше,  вторая (до сих пор почему-то гражданская) жена Владимира заявила свои права на алименты на их общего ребенка. В итоге по исполнительному листу Кутузов стал платить на Никиту 16,5% от зарплаты. 

В 2009 году Кутузов  подал иск об уменьшении размеров алиментов больному сыну от первого брака, мотивируя это тем, что содержит свою неработающую супругу, ребенка и престарелую мать. Ему было отказано. Через пару лет мужчина снова идет в суд: в связи с ухудшением состояния здоровья он просит… об освобождении от уплаты образовавшейся задолженности  по алиментам в размере более 153 тысяч рублей. Как ни странно, суд частично удовлетворил этот иск, и больной сын не получил законно причитающиеся ему 136 тысяч рублей (16 тысяч Кутузову все же пришлось выплатить). 
- Но согласно медицинской справке для предоставления в Госавтоинспекцию, Кутузов годен к управлению автомобилями категорий В, С и Е, и я знаю, что он до сих пор работает водителем на КамАЗе. А то, что мой сын инвалид и признан недееспособным, суд даже слушать не захотел. В областном суде в обжаловании решения городского суда мне отказали, - не скрывает своих слез Анна.

Потом от Владимира в суд поступила жалоба на якобы  неправомерные действия судебного исполнителя, который неправильно рассчитал размер алиментов. Но мировой судья решил, что все было по закону. А в этом году у бывшего мужа Анны появилась новая идея: он обратился в следственный отдел  с заявлением о некачественном медицинском обслуживании  и пытается доказать, что Никита стал инвалидом вследствие поставленных  20 лет назад прививок. То есть всю вину мужчина хочет возложить на медиков,  тем самым освободив себя от алиментов, которые он по закону должен платить больному сыну всю свою жизнь. Причем о проверке по заявлению Кутузова Анну в известность не поставили, о заявлении Владимира в следственные органы она узнала совершенно случайно. Женщина уверена, что бывший муж, вдруг вспомнивший о своем первенце, все равно найдет лазейку, чтобы освободиться от его содержания.

Анна не просит помощи, поскольку справляться со своей бедой научилась сама. Она устала от судебных исков и жалоб и хочет, чтобы бывший муж оставил их с сыном в покое. 
 
Анна АЗАНОВА.
(Фамилия героев изменена)