В этой фразе каждый сам ставит запятую там, где считает нужным, когда речь идёт об измене.
 
 Письмо из прошлого
 
Недавно я получила письмо. Обычное бумажное письмо, какие уже мало кто пишет. Его передала в редакцию женщина, о жизненной истории которой несколько лет назад я так и не написала материал. Она сама этого не хотела, потому что надеялась исправить ситуацию. И вот теперь решила рассказать, чем «сердце успокоилось».
 
В двух словах, что заставило Аллу (имя изменено) обратиться в тот, первый, раз в нашу газету. У нее был классический брак, со свадьбой и запусканием голубей, хороший муж с достойной зарплатой, ребенок. Работа и крыша над головой тоже имелись, здоровье не подводило. Как говорится, ничего не предвещало… Пока на корпоративе супруг Аллы не выпил лишнего и не сделал то, чего не должен был делать - изменил жене с такой же потерявшей голову коллегой. Ни о какой любви ни с той, ни с другой стороны речи не шло. Но коллега забеременела, и, как честный человек, Михаил (назовем его так) не мог проигнорировать этот факт. Тем более девушка быстро сориентировалась, поняла, что может получить не только ребенка, но и мужа. И начала принимать к этому меры: разболтала об их связи в коллективе, выложила в сеть первое УЗИ рядом с фото Михаила, снабдив их шутливой подписью «Правда похожи?»… 
 
Он не стал дожидаться, пока она нанесет визит жене, сам рассказал о своем грехопадении Алле. Когда первый шок у нее прошел, супруги стали думать, что же им делать. В жене клокотали возмущение и обида: «Как он мог?!» Муж мучился от чувства вины перед ней и не хотел добавлять к нему аналогичное чувство еще перед одной женщиной. А еще - терять хорошую работу и доброе отношение коллег. Оба любили сына и не хотели, чтобы он страдал. Они так и не приняли окончательного решения в тот вечер. Не придумали ничего лучше, как разъехаться на время. В редакцию Алла приходила, чтобы посоветоваться, принимать ли ей мужа обратно, если тот выберет ее. И была очень огорчена, узнав, что таких конкретных советов мы не даем. И что идея разъехаться в этой ситуации - не совсем то, что надо. Но дело было сделано. Женщина ушла. И вот «вторая серия» той давней истории.
 
• «Дыра» в сердце и в памяти
 
Они прожили раздельно три месяца, две недели и четыре дня. Алла, наверное, могла бы так же точно назвать и часы, потому что все это время ощущала себя хронометром: каждая минута их располовиненного существования проходила через нее. Ей очень хотелось все забыть, но не проходило и дня, чтобы жгучее воспоминание о проступке мужа не накрывало ее. «Мы договорились, что Михаил будет видеться с сыном. Пашка был еще маленький, мы объяснили ему папино отсутствие дома важными делами. Но он ждал субботы (это был день их встреч), спрашивал об отце… Я вынуждена была что-то рассказывать, причем делать это доброжелательно, с улыбкой. И потом так же с улыбкой, как будто между нами ничего не произошло, встречать мужа, предлагать ему чаю или даже кормить обедом. Оставаясь с ними за столом (мы же хорошая семья в глазах ребенка!), я видела, что Михаил тоже переживает. Вид у него был, как у провинившегося пса. Почти каждый раз он приходил с букетом - в жизни я не получала от него столько цветов!» - писала Алла.
 
Примерно через полтора месяца после разъезда ее залили соседи сверху. Не катастрофично, пострадала только одна комната, но для одинокой женщины с ребенком это была серьезная проблема. Квартира не застрахована, виновники происшествия - полумаргинальная семейка, с которой ничего не возьмешь, на Аллину зарплату много не наремонтируешь… «Я была в отчаянии, о помощи со стороны Михаила даже не думала, ведь мы были на грани развода… - рассказывала женщина. - Однако, узнав о «потопе», он сразу подключился. Что-то делал сам, для чего-то нашел профессионалов. Многое мы делали вместе - не могла же я не принимать участия в приведении в порядок собственного «гнезда». За пару недель, пока шел ремонт, наши отношения значительно улучшились. В какие-то моменты я даже забывала, что мы в ссоре, автоматически называла мужа, как в старые добрые времена, Мишаня. Видно было, что ему очень хочется домой, в устоявшуюся, привычную жизнь».
 
Как там у него с той залетевшей коллегой, Алла не спрашивала. Но из случайно (а может, и не случайно) оброненных фраз Михаила выходило, что никаких контактов с ней он не поддерживает. Довел до ее сведения, что, раз уж так вышло, будет выплачивать алименты на ребенка - на этом всё. Наверное, Михаил думал, что после завершения ремонта Алла сразу предложит ему остаться. Однако ее обида не прошла окончательно. И… она ужасно боялась, что все может повториться, если она даст слабину и пустит его обратно. Они продолжали жить на два дома. Правда, Михаил приходил теперь чаще - два, а то и три раза в неделю. Несколько раз, под предлогом того, что час поздний, а он слишком устал, чтобы садиться за руль, оставался с ночевкой. Спал в гостиной на диване. А потом был день рождения Аллы. Жаждущий воссоединения супруг устроил ей романтический вечер со свечами, лепестками роз и неизвестно где взятой в ноябре клубникой. Женское сердце растаяло…
 
«В тот момент я не знала, полностью ли простила его, но решила попробовать склеить нашу «разбитую чашку». И вот что могу сейчас, по прошествии нескольких лет, сказать, - писала Алла. - Мы сумели заново построить отношения, многие даже считают нас образцовой семьей. Но это стоило больших усилий с обеих сторон. Нам пришлось вычеркнуть из сердца и памяти целый кусок жизни. И там сейчас огромная «дыра». Поступок Михаила очень изменил нас. Я раньше безоговорочно доверяла мужу, никогда не шарила по его карманам, не заглядывала в телефон, не требовала никаких отчетов, где он был и с кем. А теперь у нас правило: я должна знать о нем абсолютно все. В течение дня муж звонит мне три-четыре раза, я лично знакома со всеми его друзьями, их женами или подругами, на любые вечеринки и праздники мы ходим только вместе. Михаил до сих пор оправдывается передо мной, доказывает свою любовь. А я... Я так, как раньше, его уже не люблю. Что-то ушло из нашей жизни безвозвратно. Самое главное…»
 
Если суммировать выводы Аллы, получалось: начать всё сначала после измены можно, но только если и мужчина, и женщина этого искренне желают и готовы жертвовать - гордостью, самолюбием, спокойствием, своими принципами. И даже при всем этом «склеенная чашка» никогда не станет целой. Ею можно любоваться, держать в шкафу «для порядка», но пользоваться, увы, проблематично. Простила ли она мужа? Наверное, да. Сможет ли забыть его «оплошность»? Вряд ли. Это как старая рана: уже и шрама почти не видно, и на время ты даже забываешь о ней, но повернешься неловко, изменится погода - и она обязательно напомнит о себе. 
 
• А как у других?
 
Каждая жертва измены по-своему переживает её. И так же по-разному строятся новые отношения с виновниками трагедии. 
 
1. «Отныне мы чужие люди».  Супруги идут на полный разрыв, виноватому мужу делается дурная слава и всячески портится жизнь. Его отлучают от детей, с ним делят бизнес (если таковой имеется), отсуживают жилье, настаивают на разорительной материальной поддержке. Иногда, удовлетворившись «компенсаций», со временем бывшая жена прощает изменщика (особенно если ей удается устроить личную жизнь с другим человеком), но чаще они остаются врагами на всю жизнь.
 
2. «Дважды в одну реку». Оба решают все забыть и пытаются жить, как будто ничего не было, однако подозрения точат женщину изнутри и не дают быть счастливой. Она страдает сама и изводит супруга. Как бы он ни оправдывался, как бы хорошо себя ни вел, ее мучают страхи и сомнения. Постепенно брак разрушается, через годы после формального прощения люди начинают ненавидеть друг друга, и зачастую пара расходится, уже без какой-либо видимой для постороннего глаза причины. 
 
3. «О, это будет сладкая месть!» Женщина прощает мужа, но не может забыть содеянного. Ей кажется, что будет легче, если она «отомстит», то есть тоже нарушит супружескую верность. Вслед за «местью» приходит раскаяние и признание. Теперь уже муж в положении обманутого. Он страдает от того, что ему ответили его же монетой, она - от чувства вины. Утешение находится в новом страстном объединении. Измены становятся допингом в отношениях. Но это довольно редкий вариант.
 
4. «Виноватая скотина всегда в хозяйстве пригодится». Женщина принимает мужа обратно в семью, и в качестве компенсации за причиненные ей страдания всю оставшуюся жизнь отыгрывается на его чувстве вины. Теперь он вынужден исполнять ее желания, слушаться во всем и т.п. Угроза быть выгнанным висит над мужчиной дамокловым мечом. Как правило, так происходит в семьях, где муж зависит от жены или действительно очень ее любит и изменил по чистой случайности.
 
Как бы там ни было, еще ни один «поход налево» не добавил людям счастья. За минутную слабость приходится расплачиваться годами, и цена порой слишком велика. Оно того стоит?
 
Инна ВОЛКОВА. 
ФОТО: интернет