Он мечтал жениться на хорошей девушке, но не ожидал, что жена его предаст. Рассчитывал иметь большую семью, но не предполагал, что будет воспитывать шестерых детей в одиночку. Хотел иметь просторный дом, но не думал, что будет жить в здании бывшей школы. Юрий Дидилевский из села Игнатьева, обычный сельский житель, не раз становился героем газетных публикаций. Причем героем далеко не положительным. Себя прежнего Юрий и сейчас не обеляет: «Было дело, пил, буянил», но последние восемь лет к спиртному не притрагивается: «Я же детям слово дал!» Нарушить обещание Юрий не имеет морального права: он - единственная опора для пяти дочерей и сына.

Молодая жена

Когда Юрий женился, его избраннице было всего 15 лет. «Мне ее за бутылку водки сосватали», - не скрывает мой собеседник. Нехитрый бартер положил начало семейной жизни, полной невзгод и лжи. Обзавестись собственной семьей как можно скорее Юрий решил после смерти матери. Он был младшим ребенком в многодетной семье, отец их бросил еще до его рождения, старшие братья росли неблагополучными. Чтобы хоть как-то помогать матери, в 11 лет Юрий устроился в совхоз молотить зерно. Когда родительницы не стало, парень запил, в промежутке между запоями и подвернулась невеста Наталья.

На заре супружеской жизни Юрий признался избраннице, что хочет иметь как минимум пятерых детей. Наталья «план» перевыполнила: родила шестерых. Дети появлялись в семье каждый год, впрочем, этот факт не пробудил в молодой женщине материнский инстинкт.

- Я тогда работал на вахте. Только за порог - она детей сдает в приют, а сама на гулянку. Причем мне все это выставляла так, будто у нее детей силой отбирают, - рассказывает Юрий. - Пять раз дети попадали в учреждение, в пятый и мне их отдавать уже не хотели, не верили, что справлюсь.

Большое семейство ютилось в маленьком домике, пока местные власти не выделили пустующее здание начальной школы.

- Я в этой школе учился, и никогда не думал, что придется в ней жить, - улыбается Юрий. - Конечно, тут пришлось поработать: я сам печь положил, батареи установил, окна вставил; гараж, сарай из шлакобетона залил…

Однако новоселье счастья не принесло. Со временем жена стала прикладываться к бутылке, но Юрия это не смущало, он и сам не отставал. Как сейчас говорит, беспробудным пьяницей не был, но от предложенной рюмки не отказывался. Впервые семейная лодка дала течь, когда муж уличил жену в измене.

- Парню тогда крепко досталось, а жене я предложил мирно разъехаться, поделив детей между собой, но она вымолила прощение, - вспоминает обманутый муж. - Прожили еще три месяца, пока я снова не застал ее с очередным ухажером.

После второго предательства Юрий запил по-черному. Два месяца топил тоску в водке, пока не стало совсем худо. Соседка вызвала врачей, в больнице мужчину откапывали несколько дней. После выписки Дидилевский отправился прямиком в приют: пока он был в забытье, беспечная мамаша снова сбросила с себя детей как балласт.

Заветный календарик

- Тогда-то я и дал детям слово, что ни капли спиртного больше не выпью, и пообещал забрать их ровно через семь дней. Мы с детьми даже календарик нарисовали, в котором они каждый день отмечали, сколько дней осталось до возвращения домой.

На этот раз забрать детей было непросто: последний запой не прошел бесследно, органы опеки уже не относились к многодетному отцу с прежним доверием.

Когда последний день в заветном календарикебыл перечеркнут красным крестиком, Катя, Настя, Юра, Таня, Саша и Маша захлюпали носами: их уже накормили обедом, а папы всё не было. Сгрудившись у окна, они отказывались расходиться по комнатам. Наконец дверь распахнулась - на пороге стоял отец со всеми необходимыми документами.

Ищите женщину

С этого дня жизнь Юрия Дидилевского в корне изменилась.

- Пришлось уволиться: водить шестерых детей в сад было слишком накладно. Да и без работы дел хватало: наварить, накормить, сводить к врачу. Старшей Кате тогда еще не было семи, младшей Маше - полтора года. Тяжелее других перенесла стресс младшая: она рано заговорила, а тут вдруг как онемела, даже плакала молча, только слезы по щекам текли. Водил по врачам, они разводили руками и советовали… жениться. Женщинам легче найти подход к детям.

Юрий и сам понимал: как бы он ни старался, заменить мать детям ему не по силам. Он озадачился поисками женщины. Нужна была не просто жена и хозяйка, а та, которая сможет приголубить детей.

- Привел одну девушку в дом, а Маша в рев, ни в какую к ней не хочет подходить. Пришлось с той девушкой расстаться.

Вторая попытка тоже оказалась неудачной. Мужчине ничего не оставалось, как бросить эту затею и попытаться заменить детям мать.

- Тяжело, конечно, было. Стоило одному загрипповать, и остальные цепочкой. Фельдшер у нас едва ли не ночевала: придет, разложит по горсточкам лекарства, а я только успеваю записывать, кому что нужно дать. Непросто было с Настей, она инвалид с детства, такие приступы сильные были! - вспоминает многодетный отец.

Но все потихоньку стало налаживаться. Юрий до сих пор помнит момент, когда вошел во двор, а Маша бросилась к нему с криком: «Папа! Папа!» Это были ее первые слова после годового молчания.

Еще одна дочка

Когда Юрий встретил Елену, он в первую очередь отметил для себя, что у женщины растет дочь: значит обращаться с детьми умеет. «У меня тоже дочь подрастает», - поскромничал Юрий, уточнить, что детей шестеро, он решился не сразу.

Дети приняли Елену с первого дня и вскоре стали называть мамой.

- Моя Лера всегда просила братика или сестричку, а тут получила целую компанию. Конечно, первое время она ревновала: раньше все внимание ей одной, а теперь семерым, но сейчас уже спокойно к этому относится, - говорит Елена.

Юрий и Елена живут вместе уже четыре года, дети подрастают, взрослеют: Катя занимается конным спортом; у Насти почти прекратились приступы; Юра, как единственный сын, помогает отцу по хозяйству; Таня приносит из школы грамоты; Саша рукодельничает; а Машу, которая долго не говорила, в семье ласково называют «главной болтушкой и горлопанкой».
Конечно, жизнь семьи не идеальна. Ремонт в доме не доделан (Юрий как раз собирается облагородить детские, пока ребятня в лагере), нет возможности выехать куда-то всей семьей (старенький микроавтобус пришлось продать), да еще и неприятность с коровой вышла, которую семье выделило государство.

- Корову увели со двора, я даже знаю кто, только доказательств у меня нет. А мы теперь должны выплатить 50 тысяч, - горюет Дидилевский.

Зато в доме полно другой, пускай не такой полезной живности: хомячок, три попугая, рыбки, кот, две собаки.

- Дети должны уметь заботиться о других, - уверен отец и, словно вспомнив что-то, добавляет: - А их родную мать я встретил как-то недавно, родила очередного ребенка, просится назад. Но я-то знаю, что это затем, чтобы еще одного малыша мне сплавить. Она ведь подавала в суд на восстановление родительских прав. Ее восстанавливали, за это время она приезжала к детям только дважды, да только не узнали они ее… В общем, ее снова лишили прав. Она расстроилась. Не из-за детей, а из-за того, что алименты нужно платить…

В прошлом году Юрий Дидилевский был удостоен медали в честь Албазинской иконы «Слово плоть бысть» III степени, но, как говорит сам многодетный отец, главная награда для него - все-таки дети.

Дарья ДРУЖИНИНА.