Автор о себе.
 
Волею судьбы я оказался одиноким, почти в незнакомом городе и уже в солидном возрасте. А одному жить не хочется. Считаю, что человек не может жить один, не должен. И моя первостепенная цель встретить, найти свою половинку, которая хотя бы понимала меня, уважала и помогала жить и творить по мере интеллектуальных возможностей. Не исключаю, что я НЕВЕЗУЧИЙ по жизни. А жить все-же надо! Следующие истории о том, как я пытался в Благовещенске устроить свою судьбу.
 
                                                                                                 Борис Журби
 

Обрыв
 
Месяц в блокаде
 
Весна приближалась стремительно. Даже слишком–ещё только шёл январь, а на улицу уже можно было выходить днем в весенних куртках, правда только с тёплым бельём нательным. И я наметил себе задачу: до прихода уже полноценной Весны найти во чтобы то ни стало приличную женщину, чтобы вместе встречать во всеоружии с садовыми инструментами за городом на даче или на садовом участке.

Из всех выбранных мною объявлений из газет в библиотеке, я остановился на этом. Ну чем не пара?!

«Интеллигентным мужчиной…» - я отставник запаса, сама, значит, интеллигентного сословия – педагог, учитель или медработник, пусть даже из госслужащих. На почве культуры найдем общий язык, а главное–найти взаимопонимание, уважение друг друга. А уж с этим будет и «общение и взаимоподдержка». По возрасту–то мы очень близки. Остальное будем вырабатывать и наживать вместе.

Как предупреждение, мои радужные фантазии и намерения неожиданно натолкнулись на глухое безмолвие избранного мною оппонента. «Телефон заблокирован!» - весь январь и начало февраля сухо отвечал мне оператор станции.

Каким чудом и кто умудрился «разблокировать» злосчастный номер узнал я только в середине февраля.

-Меня звать Лена, - сказал мне неизвестный мягкий голос, неожиданно ожившего абонентского номера. – Это вы мне звонили весь январь? Я пользовалась другим телефоном и случайно заглянула в старый. Как вас звать?

И так вот в этом нашем компьютеризированном мире люди иногда находят друг друга.

С Леной мы встретились в тот же вечер. У ЦУМа. Небольшого роста, одетая в норковую шубку чуть не до пят, норковая шапка. При уличном освещении уже фонарями она выглядела богато соблазнительно. И хоть шуба была свободного покроя, в теле не просматривалось излишней полноты. И потому казалась женщиной моего вкуса и очень симпатичной. Говорила свободно, легко и красиво.

Не думаю, что я её очаровал своей внешностью (как она меня), но она сразу доверительно призналась, что её зовут вообще–то Валей. Медик по образованию, терапевт. Давно на пенсии.

Между нами как–то сразу возникло доверие, уважительное отношение друг к другу и взаимопонимание. Она взяла меня под руку и мы пошли, как сложившаяся пара, через переулок Волошина подальше от шумной улицы «50 лет Октября». Без лишних оговорок сразу перешли на «ты».

Выйдя на «Пионерскую» мы направились было дойти до Амура, поглазеть на скованную ещё льдом реку с освещёнными берегами в разноцветных огнях, особенно соседний город Хэйхэ. Но так как я был одет в осеннюю куртку, правда с меховой безрукавкой, моей спутнице показалось, что я начинаю подрагивать от холода, и она проявила озабоченность, что я могу замерзнуть у студёного Амура. Я не стал её переубеждать, но согласился с тем, что лучше, конечно, посидеть за столиком с горячим чаем или кофе с шоколадом.

Мы как раз подходили к магазину и я предложил зайти в него на пару минут, закупить что-нибудь для вечернего чаепития и отправиться ко мне, где есть и кофе разный, и все остальное. А заодно познакомится с условиями моего временного проживания в городе. Чтоб не было никаких иллюзий и загадок на будущее. Конечно, я предупредил, что живу с братцем в двухкомнатной квартире, где у каждого из нас свои отдельные комнаты. И вообще питаемся мы отдельно.

Когда мы вошли в квартиру, я заглянул из коридора в зал, где на диване обычно лёживал братец, созерцая большой экран уже не нового телевизора. Братец не шелохнулся. Я понял, что он уже крепко спит, как обычно. Будить его не стали. Бесшумно разделись и я открыл дверь своей берлоги.

Моя комната и впрямь выглядела берлогой. В пеналообразном помещении стояли в разных углах два громоздких шифоньера хозяина, набитые разнообразным тряпьём и зимней одеждой. А на дверцах шкафов были развешаны на плечиках уже мои рубашки, куртки и брюки. У дверей стояла «запасная» стиральная машина, со стопками на ней чистого белья. Были два столика и стулья, но все заставлено аккуратными стопками бумаг, коробками и папками (мой порядок морского офицера!), и, конечно, диван-кровать на всю ширину. Было там и несколько сумок, набитых, конечно, нужной мишурой и почти ценными вещами. Моими.

Я предложил Валентине осторожно протиснуться вглубь комнаты и устроиться прямо на краю дивана - кровати, накрытой пледом с «тиграми на лугу». Подал ей четырехслойную газету для «скатерти» под трапезу и быстро начал организовывать ужин на двоих. У нас в меню был сыр «Российский», салат с огурцами и помидорами, нарезка красной рыбы, шаньги с картошкой и шоколад. А вместо кофе для начала я предложил по глоточку коньяка, а яблоки уже на кофе.

Шёл уже седьмой час вечера и мы, не торопясь, поужинали вдвоём по–холостяцки. На мою радость Валентине понравилась вся эта импровизация «с горячим кофе», и мы начали собираться на улицу. А братец всё спал.

Живёт, Валя сказала, недалеко, но провожать не надо, а проедет всего одну остановку на автобусе, чтобы не возвращаться мне одному по вечернему холоду, так как одет не по зимнему.

Признаюсь, я был обворожён Валентиной. Меня покорила её смелость и доверчивость. Легко приняла правила игры в холостяцкой жизни без всяких оговорок, условностей и ограничений. Вела себя скромно, но уверенно, и активно поддерживала компанейское настроение. Сдержанно, с пониманием отнеслась к завалам «нужного» мне набора вещей и предметов, и даже высказала желание помочь навести порядок потом.
 
Счастье по соседству
 
Утром следующего дня я только собрался было позвонить вчерашней своей гостье, как в ту же минуту поступил звонок от неё. Она сразу выразила благодарность за вчерашний вечер и добавила, что утро начала с того, что позвонила всем своим друзьям и сказала, что «встретила человека, с которым хочу быть вместе. Теперь я жду тебя ко мне в гости». Договорились, что я приду во второй половине дня.

Такое неожиданное проявление откровенного восторга знакомству со мной меня приятно шокировало. Бальзамом радости и счастья наполнилось не только моё сердце, но и всё сознание, душа. И я даже растерялся, как и что сказать в ответ. Ведь уже не один десяток лет, как я в разводе со своей женой по её инициативе, оставил ей жильё без всякого дележа – надо же иметь мужскую порядочность и достоинство рыцаря – джентльмена! И вот в затянувшихся поисках отзывчивого сердца, чувствительной души, уставшей, как и я от одиночества, она вдруг встречается на пути. И без всяких оговорок, проверок и испытаний даёт понять готовность испить чашу семейного счастья на двоих в оставшейся жизни впереди. Как не оценить, не принять этот порыв встречного желания зрелой женщины!

Поскольку время уже было послеобеденное, я с собой прихватил несколько яблок и коробку шоколадных конфет.

-Я приготовила лёгкий обед, - сказала Валентина.- Если голоден, поешь на кухне. А я прилягу на диване в зале. Я так разволновалась, ожидая тебя, что у меня поднялось давление. Сейчас приму таблетки….

Вот это врач! Подумал я. Сама врачеватель, а расстроилась от волнений, как студентка. Хорошо, что сама себя может вылечивать. Какой тут обед может быть, когда надо успокаивать самого врача. И, наверное, не стоит задерживаться особо. И я спросил: может быть мне прийти в другой раз? Она, конечно, возразила, предложила сесть в кресло, стоящее впритык к дивану, на котором устроилась сама калачиком головой к широкому окну. 

Чувствуя себя виноватым в случившемся, я робко осматривал залу. Слева от меня перед застеклённым в углу небольшим сервантом стояло второе кресло. А напротив-на специальном столике со стулом-компьютер.

-У меня часто прыгает давление. Я даже побаиваюсь оставаться одна, поэтому нередко приглашаю друга. Он спит на том кресле, оно раскладывается, - говорила она лёжа.- Чтобы не быть постоянно одной, во второй комнате у меня квартируют две студентки. Мне так спокойнее. Они приглядывают за мной. Не хочу сына тревожить часто. У него своя семья, работа. Есть и дача у него. У меня нет.

-Я по договорам сотрудничаю с газетами, - решил перевести я разговор на нейтральную тему, - хорошо, что у тебя компьютер, поможешь печатать с рукописей? Я медленно печатаю и одним пальцем.

-О чём пишешь?

-Сейчас в основном на житейские проблемы. А раньше – обо всём. 

Я чувствовал и видел, что она, лёжа на диване, не успокаивалась и оставалась в смятении, и то прикладывала ко лбу, видимо, влажную салфетку, то дважды умудрилась замерить себе артериальное давление. Гиперчувствительная натура, эмоционально ранимая, придётся учиться беречь её от стрессов. А сейчас надо удалить источник напряжения, внешний раздражитель. А это я, мой первый визит домашнего знакомства. И я решил всё же вовремя уйти, какой может быть серьёзный разговор с женщиной, с которой только что считай, познакомились и у неё недомогание. Возраст-то у каждого из нас солидный и как бы не получилось что-нибудь хуже.

Высказав какую-то пустяковую свою озабоченность, я изъявил необходимость откланяться. Но Валя сразу же соскочила с дивана и, ссылаясь на желание выйти на свежий воздух, настояла проводить меня немного.

Я пожелал быстрого выхода из психологического расстройства после крепкого сна с успокоительной таблеткой и обретения на утро нормального состояния. О чём попросил сразу позвонить мне, чтоб я не надоедал звонками не вовремя.

Обрыв
 
Я шёл домой, и меня не покидала какая-то неосознанная тревога. А задуматься было о чём. Сколько лет я искал, встречался, взывал к разуму и упражнялся в красноречии, просил о снисходительности и объективной оценке обстоятельств - не получалось, не складывалось. Иногда казалось, что вот она – твоя Удача, твоя половинка, твоя Судьба, радость и надежда. Но нет. Возобладал сухой расчёт, чёрствое безразличие или досадная эгоистичная реальность квадратных метров. А зачастую просто нерешительность, безволие и лень. Со стороны моих партнёрш.

А время идёт, финансовые запасы тают и активная жизнь на двоих проходит мимо. Даже соединиться с сыном, внуком не получилось. Пока добирался до них сюда, сына, военнослужащего, откомандировали за тридевять земель, где и получил свою квартиру. А к нему перебралась, неожиданно овдовевшая тёща. А у неё свои принципы, свои вкусы и интересы. И я опять один, и у дяди квартирую.

Раз уж судьба начинает поворачиваться ко мне светлым лицом, надо не упускать момент удачи. Пока идёт всё хорошо. И живём – то мы оказывается, совсем рядом. Мне легко будет перебраться и я постараюсь не оплошать во внимании к ней, создании комфорта и семейного уюта. Найдем обоюдные интересы. И приобщится к моим творческим изысканиям, будет помощницей. А может, ведущей? И с этими мыслями моих благих намерений я лёг пораньше спать.

В этот день звонка от Вали я не дождался. Правда, день оказался слишком насыщенным решением частных и затратных вопросов, проблем. И всё же молчание Вали заставило меня выдвинуть нездоровые предположения. И я даже начал себя корить, если вдруг оказался прямым непосредственным виновником  обострившегося у неё недуга.

Но меня всё же успокаивала мысль о том, что профессиональный врач со стажем мог непременно себя оградить, обезопасить от внешнего (моего) негативного влияния медицинскими средствами или способом. Поэтому я решил утром же следующего дня попытаться связаться. Но и ночью тревожные мысли меня не покидали.

Я стою на краю обрыва и вот-вот сорвусь вниз. А там, в стометровой бездне, ровная, необъятная взору гладь моря тихого, спокойного. И я намереваюсь, как начну срываться, оттолкнуться сильно, чтобы упасть в глубину, подальше от береговой кромки, чтоб не разбиться об мелководье. Но от охватившего меня страха неминуемого падения…..я просыпаюсь, и сразу уселся на краю постели.

На часах было шесть утра. Посидел, отошёл от сна и испуга, решил заглянуть в свой «Большой толкователь снов». Я ему верю. Всегда предсказывает точно и заранее. Читаю: «Видеть во сне обрыв – всегда плохое предзнаменование. Полный крах во всех сферах жизни. Спокойное море – готовьтесь к проблемам и препятствиям».

О чём можно подумать? От кого и что ждать? А связывать этот сон – предупреждение с моей любовной историей последних дней просто не хотелось. Но я всё же решил сегодня же созвониться с Валентиной. 

Не дожидаясь моего звонка, на телефон пришла SMS-ка: «Ф.И. Не звони мне больше. Общение с вами не доставляет мне радости. Всего вам доброго.»
 
                                                                                    Б. Журби

Продолжение следует…

***

От редакции:
 
Материал публикуется только на сайте. Текст не подвергался редакционной правке. Стиль автора полностью сохранен.