В пятницу Петров освободился на работе пораньше и приготовил ужин. Обычно он ждал возвращения жены, но тут захотелось вдруг сделать ей приятное. Да и сам проголодался, а когда еще Алена вернется…
 
Как и большинство мужчин, окажись они на его месте, решил не мудрить. Отварил картошки, открыл банку селедки, настрогал салат из помидоров и огурцов. Только плиту выключил, а тут и Алена пришла с работы. Еще в прихожей принюхалась: «Чем-то вкусным пахнет… Ты что, ужин сварганил?» «Ну да. Правда, ничего особенного…» - заскромничал Петров. Жена разулыбалась, благодарно чмокнула его в щеку: «Герой!» На кухню, правда, не поспешила. Стала переодеваться, потом телефон у нее зазвонил…
 
Голодный Петров ерзал на табуретке, раздираемый двумя прямо противоположными чувствами. С одной стороны, дико хотелось есть, и селедочка так и соблазняла его жирным боком. А с другой - хорошо бы дождаться супругу и откушать приготовленное с ней вместе. Увидеть еще раз радость в ее глазах, выслушать подробный рассказ про то, какой он хороший, заботливый муж и вообще молодец.
 
Наконец, переоблачившаяся и наговорившаяся Алена устроилась напротив. Аккуратно отковырнула вилкой рассыпчатую картофелину. «Не солил? Ничего, я сама посолю…» - потянулась к керамической солонке в виде уточки. «Да солил я. Но если хочешь, конечно, добавляй», - пожал плечами Петров. Хотя черт его знает… Может, и не солил… Картошка и правда как будто пресновата. Но все равно ж селедка на столе - могла бы и не акцентировать на этом внимание! 
 
Жена между тем добралась до салата. Подцепила веселый красный помидор, хрустнула огурцом: «Насчет овощей ты это хорошо придумал. Зимой так не хватает витаминов! В следующий раз только режь не так мелко, весь сок в тарелку выбежал. И масла растительного меньше лей, а то оно весь вкус перебивает…» У Петрова непроглоченный кусок стал комом в горле. «Ты что, специально недостатки ищешь?» - вспыхнул он. 
 
Алена оторвалась от еды: «Ничего я не ищу. Если бы искала, сказала бы тебе, что в салат можно было и зелени добавить, в холодильнике же она есть. И тарелки лучше было бы взять большие, с этих - смотри! - все на стол вываливается». Произнесено это было вполне миролюбиво, супруга просто констатировала факты. Однако Петров почувствовал себя оскорбленным. Он старался, готовил, хотел ее порадовать, а в ответ…
 
«Ну, знаешь… - он положил вилку и встал из-за стола. В следующий раз сама все делай». «А я и делаю, каждый день. Подумаешь, один раз ужин приготовил!» - уставшей Алене тоже было не до дипломатии. «Дурак был, что приготовил. Больше не буду», - крикнул Петров уже из комнаты и уткнулся в телевизор. На экране раздавало призы грамотеям «Поле чудес», народ демонстрировал таланты и вручал ведущему очередные фирменные грибочки, но он ничего не видел, обида застилала глаза.
 
На кухне гремела тарелками Алена. Хорошее настроение, забрезжившее было на горизонте после тяжелого дня, исчезло, как дым, как утренний туман. «Почему мужики такие: возьмутся делать что-то хорошее и сами же потом все испортят? - думала она. - Вот чего он, спрашивается, взъерепенился? Что я такого сказала?»
 
Алена вспоминала свои благодарные взгляды и похвалы в адрес мужа. Петров мысленно считал упреки и «косяки». Каждый по-своему был прав. И каждый изначально хотел как лучше.
 
Ольга РЕШЕТНИКОВА.
ФОТО: lackpantera.ru