В начале ХХ века в Благовещенске были представлены всевозможные виды торговли: вразнос, вразвоз, с лотков, из киосков, с пароходов, барж и джонок, из-под полы, с половичков, которые стелили прямо на земле, в лавках, магазинах и шикарных дворцах. 
 
Выбор товаров громадный

В 1909 - 1910 годах в городе был настоящий торгово-строительный бум: один за другим открывались магазины, и каждый новый был шикарнее других. 
Специальный магазин готового платья П.М. Гурикова на Большой (Ленина) улице «снабжен громадным выбором товаров» (еще на стадии проектирования говорили, что здание будет одним из лучших в городе, во всяком случае, витрины здесь были громадные); ружейный и велосипедный магазин под фирмой «Спорт» в доме по Американскому переулку (Св. Иннокентия); магазин обуви М. Лысенко из Владивостока на углу Большой и Мастерской (Шевченко); новый магазин торгового дома «Коротаев с С-ми» в каменном здании по Амурской между Садовой (50 лет Октября) и Чигиринской (Островского); на углу Садовой и Амурской начались приготовительные работы к строительству магазина Е.З. Платонова.

В мае 1912 года в городской думе обсуждался проект строительства… торгового центра! Несколько гласных (так называли тогда депутатов), «указав нужду в центральных местах для торговли», предложили вы-строить на углу Графской (Калинина) - Большой 5-6-этажное(!) здание пассажа для торговых помещений, контор, бюро и т. д. Причем настоятельно советовали не останавливаться перед расходами, какими бы великими они ни оказались, потому что «все окупится в три-четыре года». Предложение, как полагается, передали на рассмотрение строительно-финансовой комиссии, там подсчитали расходы-доходы и решили не рисковать. Как в воду глядели…

Всего через четыре года, в 1916-м (третий год Первой мировой войны), по всей стране усиливается экономический кризис, растут цены, как следствие, в Благовещенске один за другим магазины ликвидируются. «На местном рынке не достает почти всех товаров, - писала одна из местных газет. - Даже часть крупных торговцев прекратила торговлю. Возможная причина - прейскуранты московских фабрикантов, где цены необычайно завышены. Невероятно выросли и расходы на провоз товаров…» Еще через год грянула революция.

Нарушил? В тюрьму!

Вразвес можно было торговать только с использованием весов, на которых стояло клеймо городской управы. За проверку и клеймение каждой гирьки и каждых весов торговцы платили по 50 копеек. Иногда в газетах помещали такие заметки: «С 29 ноября по 11 декабря в городской управе поставили клейма на 79 висячих коромысловых весов и на все комплекты гирь к ним в общей сумме на 380 рублей 79 копеек». 

Проверку весов и мер время от времени проводила «торговая депутация» во главе с базарным старостой. В октябре 1908 года, например, в результате такой проверки было составлено около 30 протоколов за использование неклейменных весов. Особо зловредных нарушителей привлекали к судебной ответственности. Главным образом это были мелочные торговцы, и наказывали их штрафами.

А вот за сознательный обман, за использование заведомо неверных гирь, наказывали строже. Китайского подданного Су Ха И, например, за обвес покупателей отправили на месяц в тюрьму. А трех других торговцев - читинского купеческого брата Е.И. Рифа, читинского мещанина И.Н. Гоберника и динабургского мещанина Ф.Ш. Ноймо - за систематические нарушения суд навсегда лишил права торговли. 

Квасные баталии

С наступлением лета в городе начинался квасной сезон. Дело прибыльное, и городская управа сдавала квасные киоски за очень большие деньги: некоторые - по 1000 рублей за лето! Каково же было возмущение честных арендаторов, когда на улицы города выходила целая армия квасников с тележками. Они продавали свой квас по той же цене, что и киоскеры, но ничего не платили городу за право торговли! 

Сдавая киоски, управа тем самым брала на себя обязательства защищать интересы своих арендаторов, но ничего не получалось: каждый раз, когда разносчиков начинали гнать или пытались задерживать за незаконную торговлю, за них вступалась толпа и не давала увести в участок. 

Тогда представители городской управы стали действовать иначе: составляли протоколы, передавали их в суд, там выносили решение. За неисполнение обязательного постановления, запрещающего продажу кваса вразвоз, мещанке Евдокии Голубевой присудили штраф в один рубль, крестьянину Кутаисской губернии Хокадзе - в 10 рублей, так как не первый раз нарушал, крестьянину Амурской области Иванову - в три рубля…
 
Громадный спрос

Самым ходовым товаром (после спиртного) в Благовещенске была… сельхозтехника. Только за один 1908 год продали почти 12 000 машин и частей к ним почти на 850 000 рублей (городской бюджет в то время составлял чуть больше 900 000 рублей)! «За последнее время наша деревня предъявляет громадный спрос на земледельческие машины и орудия, - пишет корреспондент газеты «Эхо». - Это резко бросается в глаза при наблюдении, например, за складом Отто Тимм, откуда крестьяне ежедневно увозят разных сельхозмашин на 20-40 подводах! И это изо дня в день продолжается уже не первый месяц».

В зазейских старожильских хозяйствах насчитывались тысячи плугов, косилок, молотилок, веялок, сеялок, жаток, сноповязалок, борон. А деревянных сох не было в принципе: бесполезная вещь, когда обработать надо сотни и тысячи десятин земли. 
 
С доставкой на дом 

Уже в 1899 году в благовещенских газетах публиковались такие объявления: «Для удобства публики заказы принимаются по телефону №252 с доставкой на дом». Так рекламировалась «мясная торговля по Амурской улице, между Торговой (Хмельницкого) и Мастерской, в доме Буянова». 

В 1908 году китаец Чан Се Ле планировал наладить торговлю бараниной вразвоз - тоже с доставкой на дом. В управе бурно обсуждали прошение торговца. Противники идеи заявляли, что, во-первых, это несправедливо по отношению к тем, кто арендует лавки, во-вторых, придется разрешить продавать вразвоз и «скотское мясо» (говядину, свинину), в-третьих, доставку невозможно контролировать, а потому «будут развозить дохлую скотину». В конце концов управа решила, что клеймо микроскопической станции на бараньих тушах сохраняется хорошо, а потому торговать этим мясом вразвоз можно. 

В том же 1908 году один предприимчивый житель Благовещенска организовал доставку керосина. «С недавнего времени на городских улицах можно видеть большую зеленую бочку с надписью «Керосин», - сообщает корреспондент газеты «Амурский листок». - Продавец останавливается по первому требованию и приступает к торговле, отпуская керосин по сниженной цене. Торговля идет недурно, особенно в отдаленных кварталах. Главными покупателями является беднота, для которой остроумное предприятие является очень удобным».
 
«Дешевка»

Так называли распродажи. Особенно грандиозные «дешевки» проводил торговый дом «Чурин и Ко» («Кунст и Альберс» почему-то распродажами публику не баловал). 

В ноябре 1908 года «дешевка» у Чурина выбила из колеи обитательниц Благовещенска. Во вторник здание на углу Набережной (Краснофлотская) и Торговой, где происходила распродажа «отобранного товара», целый день осаждалось толпой 150-200 человек, преимущественно женщин. Ажиотаж был такой, что покупатели выдавили стекла в двух витринах, трех женщин «серьезно помяли», одному мужчине повредили глаз, а нескольких любителей «дешевки» обворовали. 

По бросовым ценам обыватели покупали «не только то, что нужно в действительности, но часто и то, о чем и не думали. А еще уверяют, что в Благовещенске нет денег», - сетовал автор одной из газет. 

«Дешевки» устраивали по разным поводам: во всех магазинах Ф.М. Ождженского - по случаю перехода в собственный дом, у Платонова - ввиду позднего получения товара, у Шелудякова - «по случаю экстренной ликвидации всего дела». 

Благовещенский биржевой комитет предлагал «по примеру других русских городов ограничить количество дешевых распродаж, считая таковые вредными для торговли и не благодетельствующими потребителям, так как по дешевке сбывается только завал, не имеющий никакой цены». Предложение было озвучено весной 1911 года, но городское самоуправление его не поддержало.
 
ИЗ ГАЗЕТ

В октябре 1908 года в Благовещенске 744 купца, 22 254 мещанина.

Купцов всех гильдий, проживавших в Благовещенске в 1909 году, было 394 мужчин и 386 женщин.

В ноябре 1910 года в Благовещенске 968 магазинов и лавок.
 
Страницу подготовила Валентина КОБЗАРЬ.
Использованы ресурсы Амурской областной научной библиотеки и Амурского областного 
краеведческого музея.