В начале 1911 года в Благовещенске освещались электричеством 652 квартиры, 25 городских зданий, 43 абонента получали энергию для электрических моторов.
 
Убрать провода!

Первые частные электростанции появились в Благовещенске в начале ХХ века. Торговые дома «Кунст и Альберс», «Чурин и Ко», «Басов и Коковин», винокуренный завод Лукина использовали электричество для освещения своих предприятий и домов, а также продавали киловатты состоятельным соседям. 

Когда в 1908 году в Благовещенске начала действовать городская электростанция, управа потребовала от частных электростанций «убрать в недельный срок проходящие через улицу провода». То есть никаких сторонних абонентов у частных электростанций быть не должно, вырабатывать электроэнергию они могли только для собственных нужд. Может, и напрасны были эти строгости: из-за больших накладных расходов тарифы частников были значительно выше и постепенно они сами ликвидировали свои электростанции. Так, летом 1910 года на электрическое освещение от городской электростанции перешел винокуренный завод наследников В. Лукина, потому что собственная станция требовала расходов на 900 рублей в месяц!
 
Всё по 10 рублей

«Электрическое дело» было новым и неизведанным. Наверное, поэтому у городской думы ушло аж два года на разработку правил пользования электрической энергией: утвердили их только в конце 1910-го. 

Согласно правилам, каждый горожанин, пожелавший иметь в доме электричество, подавал прошение в контору станции, подписывал обязательства с условиями поставки и оплаты. За присоединение к сети платили 10 рублей, если не надо было устанавливать дополнительные столбы, и еще, в случае необходимости, по 10 рублей за каждый новый столб. Установка одной лампочки обходилась тоже в 10 рублей (в 1910 году в домах благовещенских абонентов было уже 10 000 лампочек). 

За свет платили ежемесячно - в течение семи дней с момента получения извещения. При несвоевременной уплате поставка электроэнергии прекращалась (как сейчас с интернетом). 
 
Сколько стоит кило-уатт?

Тарифы на электроэнергию утверждались постановлениями местных органов самоуправления, поэтому по всей России стоимость кило-уатта (так в то время писали привычное нам слово «киловатт») была разной. В декабре 1909 года одна из благовещенских газет напечатала заметку на эту тему. «В Уфе и Полтаве один кило-уатт стоит 40 копеек, в Кременчуге и Тифлисе - 35, Оренбурге - 36, Москве - 50 копеек.

Следовательно, наша плата 40 копеек за кило-уатт довольно дешева в сравнении с указанными городами». 

Очевидно, приведенные данные не показались обывателям убедительными, тем более что во Владивостоке в это же время киловатт стоил 28 копеек. Буквально через два дня заведующий Благовещенской городской электростанцией инженер П.Г. Саутин в газете «Эхо» сообщил, что «по расчету, в будущем году каждый кило-уатт электроэнергии обойдется в 24 копейки». Расчеты не оправдались (или городская управа не посчитала нужным снижать тариф?): до 1 января 1911 года киловатт у нас стоил 40 копеек, с 1 января 1911 года - 30 копеек. 
 
28 электромоторов!

«Промышленный» тариф был почти в два раза ниже, чем «обывательский»: 24 копейки. Тем не менее предприниматели не спешили подключаться к городской электростанции. В октябре 1909 года в городе работало 28 частных электромоторов общей мощностью 85 лошадиных сил. Новейшие двигатели были задействованы в мастерских, банях, типографиях, на водокачках. Одной из первых была оснащена мотором колбасная фабрика Ортнера. Пивоваренные заводы «Амур» и «Кобоско» поставили сразу по три мотора. На краскотерочном заводе Н.Г. Шелудякова работал мотор в пять лошадиных сил!

Наличие электрического мотора давало большие преимущества в борьбе с конкурентами. «Обращаем внимание! Электрическая энергия для привода в движение машин применена в типографии т-ва «Б.С. Залесский и Ко», вследствие чего явилась возможность значительно понизить цены на типографские работы». 
 
Фонари утонули

С появлением собственной электростанции городское самоуправление сразу же решило заменить газовые уличные фонари на более экономичные и эффективные электрические. Для этого утвердили специальный тариф: 22 копейки за киловатт (уличное освещение оплачивали из городского бюджета). 

«Электрическая станция получила 30 дуговых фонарей из Гамбурга, - сообщает газета «Эхо» в феврале 1910 года. - Фонари были выписаны давно, но в августе 1909 года пароход «Ева», который их вез, погиб в Средиземном море».

Пришедшие с большим опозданием фонари установили не только в городе (на набережной Амура и на улице Большой (Ленина) - на каждом квартале, на остальных - по фонарю на два квартала), но и в Забурхановской слободе, где проживала благовещенская беднота. Правда, очень скоро за Бурхановкой снова стало по ночам темно - местные «ребята» все фонари перебили.
 
Установщика вызывали?

Электромонтеры были на передовой прогресса, а назывались они «установщиками». «Артель установщиков электрического освещения принимает всевозможные электрические работы, обеспечивает дежурство». «Получены лампы Танталя, дающие экономию в расходе 55% энергии. Установка электроосвещения в домах, магазинах и т.д. в рассрочку платежа на целый год. Исполняет М.С. Кравчинский» (Михаил Семенович Кравчинский торговал в Благовещенске электротехническими принадлежностями). 

Услуги электромонтеров оценивались очень дорого. Вот пример. В феврале 1909 года в Общественном собрании устраивали бал в пользу Благовещенской общины сестер милосердия. В числе прочих расходов такие: «За ужин музыкантов (целый оркестр) - 20 рублей, за электрические эффекты монтеру - 35 рублей».
 
Шалости счётчиков…

Счетчики (их тоже выписывали из Германии), которые устанавливали в домах абонентов, были собственностью электростанции. Конечно, потребители с недоверием относились к агрегатам и по любому поводу жаловались. Особенно часто на то, что счетчики «вращаются не только от прохождения по ним тока, но и от сотрясения дома, производимого открыванием и закрыванием дверей. При такой их старательности придется платить за каждый вход и выход из дома». Техники электростанции по каждой жалобе проверяли работу счетчиков и советовали хозяевам придерживать двери, а не хлопать ими. 
 
…и хулиганов 

Первые уличные фонари выключались и включались вручную: рубильники стояли на каждом столбе, любой прохожий имел к ним доступ. Прекрасное развлечение для хулиганов! Они зажигали и гасили фонари, когда вздумается. Горожане жаловались. Чтобы навести порядок, электростанция поставила рубильники особой системы: только монтеры могли ими пользоваться. Так безо-бразники разбили их! Несколько раз электростанция меняла выключатели, пока шпана не успокоилась.

Это в центре города. А на окраинах - свои проблемы. Для фонарей в западном конце города установили общий для всех выключатель - на одном столбе. Распоряжаться зажиганием и тушением фонарей поручили какому-то полицейскому. Жители окрестностей возмущались, что подолгу ни полицейского не видят, ни уличного освещения. 

Не стоит преувеличивать размах электрификации Благовещенска: в 1909-1910 годы электроэнергией для освещения домов пользовалось меньше 10% горожан - только богатые и очень зажиточные. Малоимущие обыватели по-прежнему жили при керосиновых лампах и свечах.

«ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ» ХРОНИКА
 
«Торгово-промышленный листок объявлений»

Городская управа приступила к разработке вопроса об увеличении количества городских фонарей на 60 штук. В непродолжительное время на каждом квартале будет фонарь. 

В городском общественном банке в предупреждение экспроприации (грабежа) установлена электрическая сигнализация. 

К рабочему электростанции, снимавшему разбитые фонари на Садовой улице, подошли несколько человек и спросили, почему не горит электричество, после произвели ряд выстрелов в фонарь. Перепуганный рабочий поспешил скрыться. 

«Эхо» 

В Горбылевке (за Бурхановкой) напротив Никольской аптеки оборвало провода уличного фонаря. Около 6 утра там проезжал на паре лошадей работник Косицына. Лошадь наступила на провод. Током она была сшиблена с ног и оглушена. Только через четверть часа пристяжка встала на ноги и смогла двигаться. 

За ноябрь (1910 год) выручка станции составила около 20 000 рублей: 63 000 кило-уатт отпущено для абонентов, 6 500 - для уличных фонарей. Расход на дрова (!) - 3 000 рублей.

В думском зале городской управы установлен электровентилятор. Он даст возможность дышать более свежим воздухом.

В доме Романова обнаружен провод от лампы, присоединенный выше счетчика, поэтому счетчик не регистрирует ток, чем наносится ущерб городским интересам.

Подготовила Валентина КОБЗАРЬ.