«Жизнь, не похожая на нашу…»

В 1890 году А.П. Чехов ехал на Сахалин, чтобы написать книгу об острове и о каторге, которая там находилась. Дорога через Сибирь была трудная, холодная и голодная. Когда писатель добрался до Амура, наступило настоящее лето, с тарантаса он пересел на пароход и - о, счастье! - мог в отдельной каюте лежать на диване, вытянув ноги. Он был очарован красотами Верхнего Амура, но еще больше его удивили местные жители. «Люди на Амуре оригинальные, жизнь интересная, не похожая на нашу. Только и разговора, что о золоте. Золото, золото и больше ничего…», - писал Чехов родным.
А как не говорить, если, например, в 1908 году газеты сообщали: «В нынешнюю операцию на приисках Г.П. Ларина бешеное золото. В день снимают до одного пуда» (1 пуд = 16,381 кг). Или в 1911-м: «Благодаря провозу почты с золотом на сумму до двух миллионов (бюджет Благовещенска в то время - 990 тыс. руб. - Прим. авт.) по тракту Хабаровск - Благовещенск повсюду готовятся лошади».
 
Караул! Грабят! Десять пудов

Уже добытое золото «на большую землю» всегда переправляли под охраной, но не всегда его удавалось довезти.

В июле 1908 года в амурской тайге развернулись события, подходящие для сюжета приключенческого романа. По Алданской тропе шел «золотой» караван: 27 лошадей и 17 стражников. С караваном ехали управляющий прииском Геллер и золотопромышленник Каленов.

В 30 верстах от Владимирского прииска - засада. Разбойники трех лошадей убили, двух стражников ранили, золота взяли 10 пудов и скрылись в тайге.
Сразу же была организована погоня под руководством Похолкова. На второй день нашли два пуда золота у речки Геликан: видно, грабителей было мало и 10 пудов нести им было тяжело.

Вместе с золотом разбойники прихватили чемодан Каленова. На первом же становище они вскрыли чемодан, разобрали по себе кое-какие вещи, нашли папиросы (их было около 1 000 штук). Конечно, обрадовались и курили сколько влезет. Окурки стали «путеводной нитью» для преследователей, и через неделю погони партия Похолкова настигла разбойников. Золото они ни спрятать, ни потратить не успели.
 
Три пуда

В июле 1912 года с Софийского прииска Нимано-Буреинской золотопромышленной компании был отправлен караван с золотом в двадцать лошадей при охране 12 человек. Золота везли больше шести пудов. На 33-й версте от прииска бандиты устроили засаду. На этом месте был подъем, караван растянулся: передняя часть, в которой везли золото, уже поднялась на сопку, когда…

«Открылась стрельба по всему каравану, - рассказывал после очевидец. - Задние остановились, а выехавшие на гору по команде начальника каравана Абаева бросились вперед, надеясь прорваться мимо засады, что им и удалось, но за поворотом одна из лошадей с поклажей золота была убита и осталась на месте с вьюком». Бандиты забрали три пуда золота приблизительно на 55 200 рублей и скрылись.

Нападение было организовано и проведено так, что никому из караванщиков не удалось увидеть ни одного нападавшего. При осмотре местности оказалось, что засада была устроена в семи местах.
 
Шесть пудов

В августе 1912 года караван из восьми лодок шел вниз по Селемдже. Первой шла лодка с золотом. В ней сидели начальник каравана Непытаев, несколько служащих, две дамы, стражник, рабочие. Всего 16 человек. В остальных лодках плыло около 60 рабочих - русские, китайцы, корейцы.

В семи верстах ниже местечка Чалба, где фарватер идет между покрытых лесом островов, с левой стороны раздались выстрелы, а потом приказ:

«Причальте к берегу или будем стрелять». В ответ Непытаев и несколько человек, находившихся в лодке, ответили выстрелами из револьверов, направили лодки к противоположному берегу, но и оттуда в них стали стрелять! Непытаев и один служащий были убиты. Видя это, оставшиеся в лодках причалили к берегу.

Из кустов вышел высокий, прилично одетый субъект, которого сопровождало еще человек семь. Они за-брали сундук с золотом, корзины с провизией и уплыли, пригрозив напоследок: если кто из каравана раньше утра двинется с места, все будут убиты...

Те, кто остался в живых, добрались до Зеи, потом и до Благовещенска. По словам одного из служащих, в сундуке было более шести пудов золота.
На след грабителей первое время можно было выйти. Незнакомцев в лодке видели возле селения Дагмара, потом недалеко от Мазановой. Но пароход с приставом Туркатиным и стражниками, которые преследовали бандитов, отставал от них часов на двадцать. Около селения Беляево река разбивается на несколько рукавов и где-то там следы бандитов затерялись. Как позже установила сыскная полиция, они таежными тропами вышли на Бурею.
 
Помощи просим

В октябре 1912 года в Благовещенске состоялось экстренное собрание селемджинских и буреинских золотопромышленников. На повестке был один вопрос: о мерах борьбы с разбойными нападениями на транспорт с драгоценным металлом. Указывая на важное экономическое значение золотого промысла для всего края, владельцы приисков решили просить командующего войсками Приамурского округа «командировать 40 человек воинской команды для расквартирования их в районах добычи; просить почтово-телеграфное ведомство об учреждении почтовых отделений с обязательством принимать для отправки золото с платой 100 рублей за пуд» (за перевозку обычного груза по суше хорошей платой считался рубль за пуд, а на пароходах иногда и по 15 копеек за пуд возили).

Ходатайства золотопромышленников долго ходили по инстанциям. Разбойники по-прежнему хозяйничали на тропах и реках области.
 
ИЗ ГАЗЕТ
 
В 85 верстах от Джалинды старатели - до 200 человек - нашли ключ Березовый. Начали его разрабатывать. Через несколько дней явились какие-то трое, по-видимому, золотопромышленники, желая, видимо, застолбить эту площадь. Они обращались с рабочими грубо и в одного артельщика даже выстрелили. Рабочие нашли нужным наказать приезжих розгами, что и исполнили. 

В предстоящий весенне-летний сезон из Англии прибудет на Дальний Восток несколько горных экспедиций для ближайшего ознакомления с золотоносными районами. Англичане, как слышно, предполагают сделать большие закупки горных предприятий.

В предыдущие годы похищенное китайскими рабочими на приисках золото тайным образом вывозилось за границу. В настоящее время (1912 год) наблюдается обратное явление: шлиховое золото везут из Китая в Благовещенск. 21 мая прошло через таможенную рогатку около 7 фунтов, на следующий день около 3,5 пуда.

Золотые прииски, находящиеся на севере Хэйлунцзянской провинции вблизи русской границы и эксплуатируемые монголами, несколько дней тому назад подверглись нападению хунхузов в 250 человек. После несколько раз возобновлявшейся перестрелки хунхузы отступили, потерпев большой урон. У монголов оказалось раненых и убитых 10 человек.

Чинами полиции в пивном зале «Волна» задержан некто Попов. При обыске у него найден 41 золотник золота (1 золотник = 4,266 г). Уверяет, что состоял кочегаром на пароходе «Казбек», когда преследовали хунхузов-грабителей, и нашел 6 фунтов золота. Большую часть продал, часть денег прогулял: на 340 рублей купил разных вещей, 308 рублей остались при нем. 

На руднике Титова шайка хунхузов обложила данью китайских артельщиков. Потребовали от них к определенному времени принести 2 000 рублей и золота. Кто не сдаст - убьют. Титов со служащими внезапно арестовал 18 хунхузов. Нашли у них больше фунта золота, кольца, серьги, книги и печать на китайском языке. Титов организовал отряд из десяти запасных казаков. Платит им по 75 рублей в месяц (зарплата школьного учителя - около 50 рублей в месяц).

Страницу подготовила Валентина КОБЗАРЬ, 
использованы ресурсы 
Амурской областной научной библиотеки.