В селе Лозовом Белогорского района (не путать с тезкой из Тамбовского) дворов чуть больше, чем в известной песне, - шесть, и единственная улица заканчивается, не успев начаться. Однако назвать деревню глухой язык не поворачивается. Несмотря на миниатюрность - в территориальном и численном плане - у села свой характер: здесь нет пьющих и тех, кто коротает дни в глуши от безысходности, зато таких, кто может отстоять свои права, написать грант или позвонить на прямую линию с президентом, можно найти в каждом доме! Даже местные собаки отличаются нравом и с одинаковым рвением охраняют все дома, а не только хозяйский. Как живет село, каждый житель которого уверен, что именно он - хозяин своей судьбы? 
 
Вокруг света

Въезжающих в село встречает небольшой дом Игоря Голика, из окон которого хорошо видна трансформаторная будка. С этим технологическим сооружением, выкрашенным в синий цвет и «украшенным» табличкой «Не влезай, убьет!», у Игоря Анатольевича связаны особые воспоминания. В начале нового тысячелетия - в январе 2000 года, когда предсказатели из всех уголков планеты массово предрекали человечеству апокалипсис, в Лозовом конец света действительно наступил: гнилой столб, выполняющий роль электроопоры, рухнул на землю. В тот же миг во всех домах села на долгие годы погасли лампочки.



- Пока специалисты собирались к нам ехать, расторопные ребята украли два пролета провода, а на 9 мая, когда я повез деда на День Победы в соседнее село, разворовали трансформаторную будку, - рассказывает Игорь Голик. - После этого, сколько мы ни писали жалоб, получали одни отписки, нам давали понять: свет вам не светит. На дворе ХXI век, а мы живем при свечах, можете представить? Передвижными электростанциями спасались, столько денег на них потратили! Десять лет промучились. И вот в 2010 году я написал Медведеву, он тогда президентом был. Собрал со всех жителей подписи и отправил в Москву. Никто не верил, что поможет. И вот 31 декабря к нам залетают два электрика и говорят: «Где вам тут свет подключать? Давайте быстрее!» Так что тот год мы встречали со светом!

Озарившая привычную темноту люстра и заговоривший телевизор - самое светлое воспоминание старшей дочери Игоря Анатольевича Анжелы - в прямом смысле. Для ее отца все яркие события связаны со службой в армии.

- Я в Москве служил. В 1990 принимал участие в параде ко Дню Победы на Красной площади. Был в команде, которая обеспечивала запуск салюта, - вспоминает сельчанин. - По музеям в тот год на жизнь вперед находился! В Большом театре был. А сколько концертов посмотрел! У нашего ротного сестра в билетной кассе работала. Я на выступления Bon Jovi ходил, и на Scorpions, и на Deep Purple. И последний концерт группы «Кино» посетил. Интересно было в Москве! Мне предлагали остаться, но я по дому соскучился, поехал своих навестить, и тут - госпереворот. Не стал возвращаться.

Игорь Голик родился и вырос в Белогорске, в Лозовое перебрался в 90-х - ухаживать за дедом, ветераном войны. Потом женился, да так и остался в селе, работал вахтами, разводил хозяйство - свиней, кроликов, кур. Но в прошлом году его настигло горе - от внезапной болезни умерла жена. Мужчина остался один с двумя дочерьми - 9 и 13 лет.

- Соцслужбы нас проверяют. А чего проверять - я и готовить умею, и стирать. С работы, правда, уйти пришлось - девчонок оставить не с кем. Плохо им без матери, но я уж стараюсь, как могу. Приучаю их ко всему. В огороде работать, например. Мы гектар взяли возле дома, картошку, овощи садим. Младшая, Алина, с радостью помогает, любит с растениями возиться, а Анжеле больше животные нравятся. Всех собак в округе знает, ни одной не боится. 

Девчонки учатся в Кустанаевке, каждый день за ними приходит школьный автобус. Скучновато им здесь: ровесников в селе нет, интернет ловит плохо. Из всех развлечений  - один телевизор. Вернее, пять: три в комнате девочек и два у отца. Хотя работает чаще один, остальные лишь интерьер дополняют.

 Большой плазменный, к примеру, не пережил влажную уборку, устроенную сестрами.

- Раньше повеселее было: рядом пруд был отличный, и купались в нем, и рыбу ловили. Но в 2013 году во время наводнения дамбу прорвало, пруд разлился, - говорит отец-одиночка.

- Я сказки читать люблю, и микроскоп у меня есть - в школе подарили, - на вопрос о занятиях отвечает Анжела.

В центре комнаты полка с отцовскими книгами - здесь и фантастика, и история Приамурья, и Семейный кодекс, и даже - Уголовный, как поясняет хозяин, для общего развития. К слову, он неплохо знает историю родного края и нередко вступает в спор с главой администрации по поводу года образования Лозового. По официальным сведениям село появилось в 1910-м, но Игорь Анатольевич убежден, что гораздо раньше - в 1848 году.

В деревне нет магазина, поэтому за продуктами местные ездят либо в Белогорск, либо в соседние Томичи или Кустанаевку. 

- Раньше автобус останавливался на трассе, а теперь запретили. Вот и добирайся как хочешь. Хорошо хоть у меня знакомых с машинами много, если Анжеле надо в поликлинику (она на инвалидности, два раза в год на обследование ездим), то их прошу подвезти. А так летом  на велосипеде в магазин езжу. Зимой раз в неделю выезжаю, булок десять хлеба куплю да на мороз их. Так и живем. Друзья многие в Краснодар перебрались, зовут к себе. Да мне пока тут нормально, - пожимает плечами Игорь Голик.
 
Встречай, деревня!

В это сложно поверить, но когда-то жизнь в Лозовом кипела: была и начальная школа, и летний детский сад, и большая овчарня, и клуб. Эти времена застала Любовь Сорокина, проживающая по соседству с Голиком.



- Мы переехали сюда, когда мне было 7 лет. Вот в этот дом. И как здесь все помещались - диву даюсь. Нас ведь у родителей было десять детей, - оглядывает свое жилище Любовь Дмитриевна.

Домик действительно очень компактный: комната да кухня. Спаленка хранит дух прежних времен: на стенах - фотографии в рамках, на кровати - пьедестал из пуховых подушек, прикрытых ажурной накидкой. Мыслимо ли - разместиться десятерым детям и двум взрослым?

- Тогда проще ко всему относились, спали - кто на печке, а кто и на полу. Все работали, не голодали! Дружно жили, все село - как одна большая семья! До сих пор, встретишь в городе кого из местных - радуешься, как родному! - говорит пенсионерка. - Пока работа была, село процветало. Я, например, и дояркой успела поработать, и завклубом. А в  80-х люди начали разъезжаться: работы не стало. Я тоже перебралась в Белогорск, где и прожила большую часть жизни. А вот на пенсию вышла - на малую родину потянуло. Сначала летом сюда приезжала, как на дачу: курочек завела, цветник разбила. А в этот раз и на зиму осталась - я здесь себя здоровее чувствую, на болячки внимания обращать некогда. 

В дом напротив мы попали лишь со второй попытки: грозный лохматый пес сперва не позволял приблизиться к калитке. Его лаю вторили два пушистых подростка. Однако, завидев хозяйку, «медвежата» забыли о своей миссии и принялись вилять хвостами.

- Это не мои. Соседские. Просто им нравится у меня, вот и крутятся тут постоянно. Обедать, да и спать, приходят в мой двор, - делится Маргарита Леонтьева.
Свой пес у нее тоже есть. Правда, зимой без особой нужды породистый далматинец носа на улицу не кажет, зато гостям радуется не меньше, чем пятилетний Саша, внук Маргариты Владимировны.

Леонтьевы приехали в Лозовое из Забайкальска несколько лет назад.

- Подруга живет в Томском, много раз звала в Приамурье. А несколько лет назад старшая дочь решила сменить обстановку и переехала в Белогорск. Я следом, года два у нее пожила и стала искать дом в деревне. Цены, мягко говоря, не радовали: все очень дорого. Вот эту избу купила за 250 тысяч рублей, хотя, как выяснилось позже, изначально её продавали намного дешевле, - рассказывает новая жительница села.

Жилье у Маргариты Владимировны тоже небольшое, но за счет перепланировки просторное и светлое. Центральную часть занимает стеллаж, заполненный книгами до самого потолка.



- Это только маленькая часть книг, которую удалось перевезти, а так у меня их полторы тысячи было, - объясняет пенсионерка.

Книги для нее - и друзья, и помощники, и учителя. В домашней коллекции много изданий по вязанию, а также литературы по народной медицине.

- Мне в 36 лет рак щитовидной железы поставили, прооперировали, облучили. А у меня трое детей, жить надо. Я все перепробовала - и настойку болеголова, и мухомора… Инвалидность первой группы дали, я давай врачей упрашивать, чтобы на третью поменяли: мне работать надо, дочерей растить.

Муж-то ушел. До болезни я дезинструктором работала, потом стрелком на железной дороге, у меня револьвер 43-го года выпуска был. Когда после болезни на ноги встала, все-таки устроилась - лифтером, дворником и диспетчером на водонапорной башне: одновременно на трех работах вкалывала, - описывает свою судьбу Маргарита Владимировна.

Привыкшая к труду женщина и на новом месте жительства без дела не скучает. На полу возле стеллажа лежит электропила - боевая подруга Леонтьевой. С ее помощью пенсионерка и забор поставила, и ящик для угля смастерила. Одна, без посторонней помощи, она и подполье до ума довела: раньше оно было чуть больше метра в глубину, сейчас все два, а стены аккуратно обиты досками: соления и варения теперь хранятся в чистоте и прохладе.

- Не пожалела ли о переезде? Да вроде нет: мне здесь нравится. Огород - 62 сотки, мне, конечно, много, засаживаю только часть. Фруктовый сад есть - яблони, слива, смородина…

- И даже огурцы! - вступает в разговор жизнерадостный мальчуган. 

Младшая дочь Маргариты Владимировны уехала работать во Владивосток, сына временно оставила у мамы. Вдали от цивилизации с ее засильем компьютерных игр Санек не скучает: лепит из пластилина, катает машинки по паласу, обнимается с далматинцем.

- Проблем, конечно, хватает. На уголь и дрова 40 тысяч за сезон уходит! В Райтопе, если уголь заказывать, только доставка в 3 тысячи обойдется! У частника дешевле - 1,5 тысячи, зато сам уголь дороже. Плюс налог на землю плачу - 5 тысяч рублей. Да еще и проблема с транспортом. В деревню автобус из Белогорска заходит раз в неделю. Раньше можно было выйти на трассу, проходящий автобус подбирал, а сейчас одна надежда, что кто-то из частников подвезет. Но люди сейчас осторожные, редко кто незнакомых берет. Бывало, постоишь так - и домой топаешь, 2 км в одну сторону и столько же в другую, - перечисляет проблемы сельчанка.
 
Своя Экзотика 

Тот, кто дойдет до конца села, не испугавшись лохматых рычащих охранников, может увидеть настоящую Экзотику. Так зовут норовистую кобылу буденовской породы еще одного жителя Лозового Дмитрия Мурашкина.



- С Зоти все началось. Я ее купил в Благовещенске по цене, за которую можно было взять недорогой автомобиль, - начинает рассказ Дмитрий Евгеньевич.
Его пример - еще одно доказательство, что в Лозовом живут люди с необычной судьбой. Он родился в Харькове, с отличием окончил военное училище, отправился служить на Дальний Восток. Будучи офицером, получил высшее сельскохозяйственное образование. А в 40 лет защитил диссертацию.

Параллельно увлекся темой иппотерапии, решив во что бы то ни стало организовать центр социальной адаптации для детей-инвалидов. В 2014 году взял в аренду участок в Лозовом - специально искал небольшое село недалеко от города. После выхода на военную пенсию приступил к делу вплотную.

- Здесь было ровное место. Пустырь. Пригнал технику, начал строительство, завел коз, - продолжает Мурашкин. 

Сейчас у него уже шесть лошадей и большое (около 200 квадратных метров!) помещение для центра реабилитации. Желание добиться поставленной цели заставляет мужчину жить в спартанских условиях. Из вагончика он перебрался в недостроенное здание, для того чтобы топить печь: нельзя дать воде в колонке перемерзнуть! 

- Температура воздуха внутри - минус семь, - демонстрирует термометр мужчина.

Сложно представить, как в таком холоде можно жить, однако Мурашкина греют мысли о воплощении мечты.

- Я сам вырос в интернате, мама сильно болела и подолгу лежала в больнице. Но она внушила мне мысль, что окружающим нужно помогать. Поэтому я и хочу открыть центр, в котором дети из ближайших районов могли бы бесплатно оздоравливаться. В одном только Белогорске около 80 ребятишек с ДЦП и аутизмом, таким иппотерапия очень нужна! - посвящает в суть своего проекта Дмитрий Евгеньевич. - В прошлом году я уже начал заниматься с ребятами, но пока их немного. 

В планах бывшего военного и разведение КРС, строительство цеха по переработке молока. Но пока затея под вопросом - амурчанин надеялся получить грант на эти цели, однако попытки не увенчались успехом. 

- Но строительство центра я рассчитываю завершить уже в этом году - осталось покрыть крышу и завершить внутреннюю отделку. Возможно, дело двигалось бы быстрее, но я все делаю один, без помощников.
 
Вперед, в будущее

Как ни крути, Лозовое не похоже на вымирающее село, здесь не витает дух бесперспективности, а его жители, в отличие от большинства сельчан, вовсе не лелеют мечты об отъезде.

- Я считаю, что у Лозового есть будущее, - говорит глава Кустанаевского сельсовета, в который входит Лозовое, Лариса Золотоус. - У него очень удачное месторасположение - всего 2 км до трассы, добраться до Белогорска можно меньше чем за 20 минут. Улица освещена, школьный автобус ходит каждый день, на территории села есть КФХ, которое занимается выращиванием клубники. В этом году собираемся восстановить глубоководную артезианскую скважину и пруд. В прошлом году три участка оформили под строительство, возможно, со временем желающих построить дом будет больше - с учетом программы «Дальневосточный гектар» и льготной ипотеки. Село больше 10 лет прожило без света и воды и не умерло, а теперь - тем более будет жить.

Дарья ДРУЖИНИНА,
Белогорский район.