Самая актуальная тема последних недель - грядущее повышение пенсионного возраста. Власти хотят увеличить возраст выхода на заслуженный отдых мужчинам на пять лет, женщинам - на восемь. Немногочисленные сторонники нововведений уверяют, что это нормально, ведь большинство россиян, достигших пенсионного возраста, способны работать и дальше. Насколько это соответствует истине, мы решили проверить, проехав по амурским селам. Для полноты картины выбрали населенные пункты, которые отличаются по численности и степени удаленности от города.

За новостями в сфере пенсионного законодательства Любовь Наконечная из села Москвитино Свободненского района следит как за вестями с фронта: переживает не столько за себя, сколько за мужа. Александр Дмитриевич 1963 года рождения, а значит, реформа его коснется по максимуму - если её проведут, на заслуженный отдых он  выйдет только в 65 лет. Сможет ли он еще десять лет тянуть лямку - сложный вопрос. Его и в пятьдесят с небольшим взяли на работу с опасениями: вдруг немолодой работник будет часто сидеть на больничных. 

- Последние восемь лет муж работает вахтами, другого выхода нет, в селе работу не найти. Сейчас строит мост через Амур. Труд тяжелый, не любой молодой парень выдержит, что говорить о тех, кому за пятьдесят, - сетует Любовь Владимировна.

Сама она стоит на бирже труда. Когда-то работала в совхозе, потом в школе. Уволиться пришлось по семейным обстоятельствам: тяжело заболела мама, ей требовался постоянный уход. Когда мамы не стало, женщина попыталась подыскать место, но безрезультатно. 

- Ездить по вахтам здоровье не позволяет, проблемы с суставами, жду вот квоту на операцию. Но и жить на одну зарплату мужа непросто. Когда-то наш дом был подключен к центральному отоплению, но квартплата достигла шести тысяч рублей (это за 50 кв. м), и мы перешли на печное. Раньше держали свиней, коров, баранов, но корм вырос в цене, сейчас остались одни куры. Жить дорого, а возможности работать нет. Если пенсионный возраст отодвинут, то совсем тяжко станет, - рассуждает женщина.

С проблемой безработицы столкнулась и другая жительница села Москвитино Антонина Ефремова. Ей сорок лет, успела поработать и в детском саду, и в больнице, и в Доме культуры. Но в последние годы, как ни старается, найти вакансию не может. За это время она успела получить три, казалось бы, востребованных специальности: повар-кондитер, парикмахер и библиотекарь, но проку от целой коллекции «корочек» никакого - применить знания и умения на деле возможности нет. Конечно, женщина не сидит без дела, у них с мужем большое хозяйство: коровы, свиньи, бараны, куры, утки, большой огород…

- Мы и предпринимательской деятельностью занимались: сначала открыли кафе, затем пилораму, но подняли налог, стоимость аренды, и пришлось нам все закрыть, - делится Антонина.

И хотя ей всего сорок, пенсионная реформа ее очень волнует: в первую очередь она переживает за детей - удасться ли им устроиться на работу, ведь может случиться так, что все места будут заняты возрастными сотрудниками. 

Виктор Куцый работает электромонтером на радиоточке, готовится к выходу на пенсию. Или готовился…

- Пару недель назад вызывали в Пенсионный фонд, готовят документы, а буквально на следующий день по телевизору объявили, что пенсионный возраст хотят поднять. И ведь что обидно, родись я на три дня раньше, меня бы это не коснулось. А так 60 лет мне исполнится 3 января следующего года, и вместо выхода на пенсию мне придется работать еще год, - говорит Виктор Михайлович.

Хотя производство считается вредным (высокочастотное излучение опасно для здоровья), работники радиоточки выходят на пенсию наравне со всеми. Поэтому каждый дополнительный год работы для них будет особенно ощутим.

- Моему «Запорожцу» 42 года, ему бы на пенсию по-хорошему, но он на ходу, а я чем хуже? - пытается шутить Сергей Суборь из села Гащенка Свободненского района. - А если серьезно, то несправедливо все это. В одной из телепередач показывали 80-летнего профессора, который утверждал, что работать можно до 85 лет. Так он тяжелее карандаша, наверное, в руках ничего не держал! Потаскал бы мешки, как мы, по-другому бы заговорил! Да и вообще, в деревне многие и рады бы работать, да только места нет.

Его супруга Надежда Александровна больше 20 лет работала бухгалтером, несколько лет назад ей пришлось уволиться по состоянию здоровья, а в этом году в возрасте 56 лет она снова вышла на работу - завклубом: жить на одну пенсию невозможно. Выжить супругам помогает хозяйство: бараны, корова, конь, куры…

- Хозяйство связывает по рукам и ногам. Ни выходных, ни отпусков у нас не бывает. Каждый день подъем в пять утра. У нас недалеко озеро, городские в выходные приезжают рыбачить, а мы только смотрим и завидуем: нам некогда на берегу с удочкой сидеть, - описывают будни сельского жителя супруги Суборь.

Ухаживать за скотиной немолодым людям нелегко и все же это не то же самое, что ходить на работу: на своем подворье хозяин волен сам устанавливать график, на предприятии же никто не обязан  учитывать твое самочувствие. Дискриминация возрастных сотрудников запрещена законом, однако на деле она существует и сейчас. А после реформы только усилится. 

- Не доживем мы до пенсии, а если и доживем, кому нужны будем? - сокрушаются жительницы Новопетровки Благовещенского района Елена Протченко и Светлана Куйдина

Женщины работают в известном кафе на 55-м километре свободненской трассы, рабочая смена длится 14 часов. Кафе не пустует, посетителей хватает, а значит, и присесть сотрудникам некогда.

- Не то что до 63, но и до шестидесяти у нас почти никто не дорабатывает - нереально в таком возрасте весь день жариться у плиты. А работодателю нужны трудоспособные, энергичные сотрудники, а не бабушки-старушки, - пытается быть реалисткой Елена Протченко. 

Елене 45 лет, но профессиональное заболевание поваров и всех тех, кто вынужден весь день проводить на ногах, - варикоз - дает о себе знать. 

- Ближе к вечеру, если вдруг присяду, встать уже не могу - так устаю. А ведь с возрастом это усиливается. Даже не представляю, что будет через 15 лет, - боится загадывать Елена.

Согласно данным Амурстата, средняя продолжительность жизни у амурчан, проживающих в городе и в селе, отличается незначительно: в городе мужчины доживают в среднем до 62,9 года, в селе - до 62,1. Женщины - 74,7 и 73,1 соответственно. Однако даже непосвященному понятно, что жить и работать в деревне не в пример тяжелее, чем в городе. К примеру, в селе Москвитино из числа умерших в прошлом году мужчин самому старшему было всего 63 года, то есть до нового пенсионного возраста он бы не дожил. Средний возраст мужчин, ушедших из жизни, - 56 лет, а в Желтояровском поселении и вовсе 40! 

Увы, мнение о том, что сельчане, живущие на свежем воздухе, крепки здоровьем, в отличие от хилых горожан, уже неактуально. Ведь помимо воздуха есть масса других факторов, влияющих на самочувствие, - условия жизни и труда, доступность медицинского обслуживания, да и, чего греха таить, с экологией во многих амурских деревнях тоже дела обстоят неважно.

- Из 1150 людей приписного населения у нас числится 120 инвалидов. То есть  каждый десятый на инвалидности. 200 человек состоят на диспансерном учете с хроническими заболеваниями. Абсолютно здоровых людей очень мало. В этом году диспансеризацию прошли 96 человек, у 81 обнаружены те или иные отклонения в здоровье, - констатирует фельдшер Желтояровской амбулатории Елена Беляева. - Чаще всего люди жалуются на высокое давление и проблемы с суставами. Те, кто в свое время работал в совхозах, мучаются с коленными и плечевыми суставами. Это неудивительно: сказываются последствия переохлаждения (работали чаще всего в резиновых сапогах) и необходимости поднимать тяжести. 

О том, что каждое следующее поколение слабее предыдущего, говорит и москвитинский фельдшер Надежда Дворянкина, проработавшая в медицине 40 лет.

- Люди старой закалки еще держатся, а вот состояние здоровья 50-60-летних пациентов вызывает опасения. Процент инвалидизации у нас высок: из 480 - около 100 находятся на инвалидности. Самые распространенные диагнозы - гипертония, ишемическая болезнь сердца, артриты, артрозы…

Сельчане, которым «повезло» выйти на пенсию до реформы, получают в своем большинстве порядка 8 тысяч рублей, а те, кого коснутся преобразования, лишатся и этой скромной поддержки. Больной, безработный и нищий - таков обобщенный портрет человека на пороге пенсии.

Хотя доживут до нового пенсионного возраста далеко не все, а те, кто все же дотянет, пробудет на заслуженном отдыхе недолго. 

Дарья ДРУЖИНИНА, Свободненский и Благовещенский р-ны.