Досье "ММ"

Возраст: 25 лет.
Образование: с отличием окончил Хабаровскую духовную семинарию (бакалавр теологии), заочно учится в Тихоокеанском госуниверситете по специальности «социальный работник».
Карьера: священник Благовещенского кафедрального собора, с июня 2017 года - настоятель храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость», руководитель епархиального отдела по тюремному служению, иерей.
Семья: жена Анна - артистка Амурского камерного хора «Возрождение».
Домашние животные: волнистые попугаи Чуй и Жемчужинка.
Жизненного кредо: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними».
 
- Отец Евгений, вы, наверное, воспитывались в православной семье?

- Мне говорили: «Бог есть», и больше ничего! Когда я учился в первом классе, родители расстались, поэтому воспитывала меня одна мама - экономист по профессии, работавшая в федеральном казначействе. Однажды она сказала: «Надо покреститься». Я покрестился. Мама давала деньги на школьные обеды, но я их тратил не в столовой, а часто бегал в храм на Горького (учился в 4-й школе), где ставил свечи. Мне нравился сам процесс: на улице - шум, машины, а ты заходишь в храм и будто попадаешь в другой мир, в котором спокойно, тихо. Накуплю свечей, поставлю и убегаю.

В 2005 году у мамы обнаружили рассеянный склероз, ее парализовало, и я стал ухаживать за ней, готовить, заниматься уборкой. Все сам, поскольку родных рядом не было. Мне было двенадцать лет, и это стало серьезным испытанием для меня. Потом мы перебрались в Соловьевск, где жили мои бабушка и дедушка по маминой линии. 

- Именно там вы стали ближе к церкви?

- В Соловьевске мама познакомилась с Екатериной Райс - сейчас она матушка, а тогда я ее звал просто тетя Катя. (О непростой судьбе Екатерины Наполовой наша газета писала в 2015 году в материале «Малиновый звон». - Прим. ред.) Она стала утешением для мамы, другом по несчастью, поэтому мама прислушивалась к ней. А в гости к семье тети Кати приходил отец Платон, чтобы чем-то помочь: дров наколоть, печь затопить. Он как-то сказал, что ему нужен помощник, и тетя Катя спросила мою маму: «Не может ли Женя помочь батюшке?» Это был первый священник, который завел меня в алтарь.

Помню впечатление от первой службы: мне было так плохо! Надо батюшке кадило подавать, а меня от запаха ладана мутит до рвоты. Домой вернулся - то же самое. Утром отец Платон ждет на службе, а у меня мысли в голове: «Зачем тебе туда идти? Хочешь, чтобы снова стало плохо, чтобы над тобой смеялись? Останься дома». Я понял, что эти мысли не от хорошего, что дьявол существует и старается отвратить меня от храма. Я переборол искушение, пришел на службу, и мне на удивление стало хорошо, и запах ладана стал приятен.

- Что потом произошло в вашей жизни? 

- Три года, которые мы жили в Соловьевске, я помогал на службах, и для меня это не было большой проблемой. Но однажды мне очень не хотелось туда идти - такое иногда бывает. И произошло страшное событие, которое меня потрясло. У меня была любимая маленькая болонка Джерик. В тот день, когда я не пошел в храм, мы с ней играли на улице, а мимо пробегала какая-то огромная псина. Джерик подбежал к ней, она же схватила мою собаку за хребет и стала терзать. Я закричал, схватил палку, отогнал пса, на крик выбежал дедушка, занес Джерика домой, он заполз под кровать и не вылезал оттуда. Мне вдруг стало понятно, что, если бы я был на службе, ничего этого не случилось бы. Рыдая, я упал на колени, начал молиться - это было впервые, когда я так искренне со слезами молился. Я просил прощения у Господа за то, что не пошел в храм, просил, чтобы собака осталась жива. Мы ее не лечили, я только приносил ей воду и пищу, и через два дня Джерик вылез из-под кровати здоровым.

- Это можно назвать чудом?

- Чудом я называю то, что произошло с мамой. Она понемногу стала воцерковляться, читать творение святых отцов. Однажды я прихожу из школы и вижу: мама, которая до этого не поднималась с кровати, сидит на кухне, чай пьет, а по лицу бегут слезы. Рядом ни костылей, ни другой опоры в виде табуретки. Сказать, что я был удивлен, - ничего не сказать, это был шок. Я подбежал к ней: «Как ты здесь оказалась? Давай помогу, донесу до кровати». Она говорит: «Не надо, я сама». Допивает чай, подходит к раковине, моет кружку и сама идет в спальню. Мама прочитала утреннюю молитву, после которой почувствовала необыкновенную легкость. Она и раньше молилась, но в Евангелии говорится: «По вере вашей да будет вам». Иногда человек может прочитать молитву автоматически, а иногда - все сердце, всю душу вложит. И, вероятно, это был именно такой момент. Безусловно, были трудности - нельзя просто так встать и пойти, когда год лежишь. Мама потом ходила с палочкой, но ходила! С этого момента мы оба поняли: оставить Бога будет предательством. 

- Чем ваша мама сегодня занимается?

- Когда я учился на втором курсе семинарии, мама стала монахиней. Она управляющая монастырским подворьем святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Благовещенске, на ней вся хозяйственная, административная и служебная части. 

- Поступление в семинарию уже было предопределено вами еще в школе?

- Мы с мамой вернулись в Благовещенск, поскольку мне надо было готовиться к поступлению в институт. Хотел пойти в ДальГАУ на эколога, так как мне нравилась природа, и в последние два года учебы в школе я посещал университет как вольнослушатель. В то же время я был пономарем (помощником священника) в епархиальном соборе: готовил все к службе, свечи менял, за кадилом следил. Есть священник, которого я уважаю и люблю и который многому меня научил, - отец Сергий Бондаренко. Он посоветовал мне идти в семинарию. А чтобы не было соблазна повернуть назад, в выпускном классе я написал заявление, что отказываюсь от сдачи экзаменов по профильным предметам - биологии и химии, необходимых для поступления в ДальГАУ. 

- Отец Евгений, зачем вам второе высшее, светское, образование?

- Священник - это уникальный человек, который совмещает в себе социального работника, миссионера, учителя, администратора, поэтому светское образование не помешает. На последнем курсе семинарии я сдал ЕГЭ и по баллам поступил на бюджет, поэтому учусь бесплатно.

- А зачем изучаете китайский язык?

- Еще в семинарии у меня появилось желание изучить язык народа, который присутствует среди нас. Меня смущал тот факт, что мы не знаем китайский язык, а китайцы хорошо знают русский. И я пошел к репетитору. А потом тоже чудо произошло! Ректор нашей семинарии владыка Игнатий поставил задачу, чтобы все семинаристы изучали китайский язык. Я понимаю китайскую речь, читаю, но разговорный, к сожалению, у меня неважный - нет практики.

- Что для вас отдых?

- Мы можем с супругой поехать на прогулку, любим бывать у бабушки и дедушки, которые перебрались из Соловьевска в село Лозовое Тамбовского района. Это чтение православных журналов и книг, игра на музыкальных инструментах. Я подарил Ане на день рождения электронное пианино, на котором она разучивает свои партитуры. Иногда сам сажусь за пианино, но на гитаре у меня получается намного лучше, поскольку я освоил ее еще в седьмом классе. Правда, в нотной грамоте я разбираюсь плохо, зато слух у меня хороший и я могу подобрать любую мелодию. Вообще, я большой меломан, люблю разную музыку.

- Отец Евгений, вы самый молодой настоятель на Дальнем Востоке. Это как-то отражается на вашем приходе?

- Я придумываю много проектов, связанных с молодежью, например «Осенний бал». Вы же знаете, что педколледж был женским епархиальным училищем, попечителем которого являлась Ольга Мартыновна Левашова, построившая вместе с супругом наш храм. Она каждый ноябрь проводила светский бал, приуроченный к престольному празднику. Мы в прошлом году решили возродить эту традицию, и 6 ноября состоялся красивый бал в стиле 18-19 веков. В этом году в ноябре на бал соберутся учащиеся педагогического, медицинского, политехнического колледжей, курсанты ДВОКУ и будут танцевать. Нас не только благословил Владыка, но и поддерживает администрация города.

Беседовала Анна АЗАНОВА.