Частные вопросы Сергею Бондареву, актёру и режиссёру.

Досье "ММ"

Знак зодиака: Телец, родившийся в год Дракона.
Место рождения: с. Курское Красноярского края, детство прошло в г. Тынде.
Образование: Дальневосточный педагогический институт искусств (г. Владивосток), актер театра и кино.
Карьера: актер Амурского театра драмы, преподаватель Амурского колледжа искусства и культуры, актер кино (снимался в Китае), в настоящее время ставит поэтические спектакли в Амурском театре кукол.
Достижения: сыграл более 20 театральных ролей, снялся в 12 фильмах.
Семья: жена Татьяна (актриса), дочь Дарья (преподаватель английского языка, живет с семьей на Филлипинах), внучка Таня (1 год и 7 месяцев).
Увлечения: чтение, огородничество, плавание.
Девиз: «Делай то, что должен, и будь что будет».
 
- Сергей Георгиевич, вы актер, режиссер, преподаватель… Какое из этих «амплуа» вам ближе? 

- Проще быть актером - отвечаешь только за себя и свою работу. Режиссура - это возможность самовыразиться. Но транслировать свои мысли тоже надо уметь - как говорил один мой коллега, «на стене не напишешь, что ты хотел донести до зрителя». Либо донес, либо не донес… Труднее всего быть хорошим педагогом. Эта работа включает и актерство (студентам надо не только рассказывать, но и показывать), и режиссуру (сценическая речь, которую я веду, ее важная часть), и собственно педагогику.

- Почему вы, ребенок из рабочей семьи, вдруг захотели связать жизнь с театром?

- Я с детства много читал, у меня было яркое воображение. В школьной самодеятельности играл: старуху Шапокляк, Хлестакова… Моими кумирами были актер Игорь Ледогоров (красавец, герой) и Владимир Высоцкий (очень нравились его песни). Но поступил на актерское отделение я не сразу, год после школы работал. Строил БАМ: по морозу в ватных штанах носил за геодезистами их приборы.

- Свой первый выход на сцену помните?

- Это был тот самый Хлестаков в школьном спектакле. Мы сами выбирали отрывки, сами делали костюмы. Чтобы одеть меня во фрак, к обычному пиджаку пришили фалды. Волновался ужасно! Но как только вышел на сцену, меня будто подхватило что-то - и понесло. Никакого страха, одно удовольствие. Классный руководитель, преподававшая у нас математику, потом сказала: «О, артист!» И больше не мучила меня своим предметом.

- У вас есть и театральный опыт, и опыт работы в кино. Одно другому помогает?

- Опыт всегда помогает. Но техника работы в кино совершенно иная. Куча дублей, постоянно надо учитывать, где камера, где свет - и подстраиваться под них. На сцене ты проживаешь жизнь персонажа постепенно, а в кино кусками и порой в полном беспорядке.

- В основном вы снимались в китайских фильмах. Была какая-то специфика?

- Китайцы играют очень эмоционально. Поначалу нам казалось, что они перебарщивают. А вот их наша более сдержанная, естественная манера устраивала. Сложностей с языком не было: мы говорили по-русски, нас потом озвучивали. Но местная кухня надоела уже через месяц - так хотелось обычной картошечки или борща. И физически сложновато: жарко, площадка маленькая, а ты в гриме, в толстом сюртуке или военной форме. Костюмы актерам китайцы делают отнюдь не бутафорские.

- Кого вам приходилось играть? 

- Почти всегда иностранцев. Дважды немцев, один раз американца. Англичанин тоже был - губернатор Гонконга. И русского офицера играл, надзирателя тюрьмы. 

- Роль, которая особенно запомнилась? 

- В кино - советник Коминтерна Отто Браун (китайцы называют его Ли Дэ) в фильме «Великий поход». Фильм снимался почти четыре месяца, две недели мы работали в Тибете. На джипе забирались высоко в горы, ехали туда по узкой дороге, петляющей вдоль отвесных скал, привыкали к разряженному воздуху. Все съемки шли в походных условиях, с настоящим холодом, грязью. Надо было много времени проводить верхом на лошадях…По сути мы повторили исторический поход. Для меня это стало чем-то вроде второй армии (один раз я уже отслужил, учась в институте). Зато я увидел совершенно иной, не туристический Китай. Местные жители говорили, что я первый бледнолицый, который забрался так далеко.

- Ваши бывшие студенты утверждают, что вы всего себя отдаете работе. Вы трудоголик?

- Просто я стараюсь добиваться результата.

- Что труднее: учить других или учиться самому? 

- Сейчас уже, наверное, самому. Лень и быт мешают. Но вообще человек учится всю жизнь. 

- Ваша жена тоже актриса. Две творческие личности в одной семье - это хорошо или плохо?

- И хорошо, и плохо. Хорошо, потому что мы прекрасно понимаем друг друга. Плохо - потому что работа и все, связанное с ней, невольно несется в семью. 

- Вас свела профессия или вы как-то иначе познакомились?

- Мы вместе учились. Татьяна была такая необычная. Тихая, скромная и в то же время очень сильная, цельная натура. Когда меня забрали в армию, она ждала два года. А потом мы оба оказались в Благовещенске… 

- Считается, что актеры - большие романтики. Ваша семейная жизнь это подтверждает?

- Татьяна - романтик, да. Ей нравятся красивые вещи, цветы (у нас дома их очень много)… Я же более приземленный и практичный. В огороде вот возиться люблю. Хотя… в этом огороде, помимо всяких съедобных и полезных культур, специально для жены я выращиваю георгины. 

- Когда Даша была маленькой, каким вы были папой?

- Как мне теперь кажется, чересчур строгим. Но я и гулял с дочкой, и с горки мы катались, и сказки я ей читал. Наша дочь, как все дети актеров, росла за кулисами. И даже снялась в одном рекламном ролике. Однако профессию себе выбрала далекую от театра и кино - преподаватель иностранного языка.

- Сейчас Дарья живет на Филлипинах. Когда ребенок так далеко, о нем меньше волнуешься или, наоборот, больше?

- Больше. Хорошо, что современные средства связи помогают всегда быть в курсе ее жизни. В гостях у дочки я тоже был. Очень жаркая, яркая и густонаселенная страна. Города стоят так тесно, что порой не видно, когда заканчивается один и начинается другой. Филлипинцы улыбчивые, доброжелательные, но очень медлительные. У кассы в супермаркете можно выспаться.

- Ваше любимое блюдо?

- В среднеазиатской кухне - плов, в русской - борщ, в китайской - блюда из баклажанов.

- Писатели, которые идут с вами по жизни?

- Гоголь, Булгаков и Тургенев.

- Режиссеры, на которых вам хотелось бы равняться?

- Алексей Герман старший, ранний Никита Михалков, Милош Форман. Самый почитаемый - Андрей Тарковский.

- Почему вы вдруг стали делать поэтические постановки? 

- Захотелось как-то выразить себя. Авторов брал только любимых - тех, чьи произведения пропущены через себя. «Сороковые, роковые…» - по стихам военных лет. «Не ругайтесь, такое дело…» - по творчеству Есенина, в виде суда над поэтом. У спектакля по Маяковскому, который мы сейчас готовим, рабочее название: «Эх, поговорить бы иначе…»

- Если бы вы были поэтом...

- В детстве и юности баловался стихами. И позже иногда… Но в наше время быть поэтом сложно. Уж больно оно прагматичное. 

Беседовала Инна ВОЛКОВА.