Испытания 

Плато Путорана - самый крупный горный массив Русского Заполярья, расположенный на юге Таймырского полуострова. Он занимает площадь больше, чем вся Великобритания. Путорана в переводе с эвенкийского означает «озёра с крутыми берегами», здесь их 25 тысяч. Еще это плато называют Страной тысячи водопадов: их количество на единицу площади самое высокое в России, а может быть, даже в мире. В это удивительное место и отправились четыре амурчанки: Татьяна Морозова, Ольга Кобысова, Виктория Купчишина, Светлана Пинтусова. 

Путь был неблизким: самолетами по маршруту Благовещенск - Екатеринбург - Норильск, потом 25 километров до небольшого городка Талнах, откуда 1,5 часа на квадроциклах по бездорожью до палаточного лагеря у подножия плато. Состоятельных клиентов местные турфирмы забрасывают вертолетами в самое сердце Путораны, туда, где большие озера и грандиозные водопады. Амурчанкам такие расходы были не по карману, и они воспользовались услугами норильских краеведов, которые, пропагандируя свой край, организовывают путешествия меньшего масштаба - к подножию плато. В качестве проводника нашим туристкам был выделен молодой человек по имени Евгений, ставший охранником, поваром, завхозом и «добрым ангелом» одновременно. 

Путорана решила испытать женщин в первый же день. Они поднялись на одно из плоскогорий, а спуститься сразу не смогли, хотя считались опытными экстремалами. Стороны невысоких на первый взгляд возвышенностей заканчивались «посыпухой» - так туристы называют подвижные острые камни скальных пород, которые при неосторожном движении осыпаются. Спускаться по ним опасно и очень трудно. Только со временем, совершив несколько восхождений, амурчанки поняли, каким путем можно вернуться назад. А однажды после отдыха они едва успели отойти, как на их место, где они только что сидели, упал камень. Хорошо, что он не повлек за собой камнепад.

Донимал амурчанок и гнус. На плато не водились клещи, мухи и змеи, зато в избытке были оводы, мошка и мокрец - крохотное, почти невидимое насекомое. Эту проблему все четверо решали просто. Утром, перед тем как выйти из палатки, они вместо крема наносили на себя препараты от комаров. Больше ничего на Путоране их не беспокоило, кроме…

Наглый медведь

Рассказывает Татьяна Морозова: 

- На третий день нашего пребывания на плато утром лежу в палатке и вдруг слышу какой-то радостно-удивленный возглас Вики: «Миша!» Думаю: «Странно, нашего проводника зовут Женя». Потом послышался грубый окрик Евгения: «Пошел отсюда!», и понимаю, что это… медведь. А первое правило при встрече с мишкой - шуметь, поэтому я заорала благим матом. Мы все выскочили из палаток и стали кричать. Потом оказалось, что Вика, решив приготовить на костре кашу, склонила голову над кастрюлькой, а когда подняла глаза - перед ней практически в двух метрах стоял пестун, пришедший на вкусный запах. Причем он был довольно наглый. Мы почти целый день «шаманили» - без устали стучали металлическими предметами, кричали, шумели, но мишка ходил кругами вокруг лагеря. Надо было вызывать помощь, поскольку ружья у Жени не было - там это запрещено. Но чтобы позвонить, необходимо было подняться на одну из вершин, а бросить нас в компании с медведем проводник не решался. И всё-таки он сумел  позвонить.

К вечеру приехали организаторы поездки и охотник с собакой, с которой ходят на медведя. Но умный дикий зверь ушел на это время подальше от лагеря, и отстрельщик возвратился домой, оставив нам огромную восточно-сибирскую лайку по кличке Мишка. Все десять дней пес провел с нами. Женя выводил его на поводке за пределы лагеря, и Мишка, где надо, покатался по земле, где-то сделал свои собачьи дела, то есть пометил территорию. Медведь, чуя этот запах, хоть и бродил рядом, но ни разу в лагерь не зашел.

«Вы откуда?»

Несмотря на все перипетии, амурчанки отдыхали: спали, сколько хотели, дышали хрустально-чистым воздухом, любовались разноцветьем растений, поражались голубой водой в речушках, из которых можно было пить без боязни. Однажды решили сходить на рыбалку. Хотя Ольга Кобысова слывёт заядлой рыбачкой, поймать ничего не удалось, зато наши туристки наткнулись на норильских рыбаков. Когда женщины вышли из леса, мужчины поразились - они никогда не встречали женщин, в одиночку бродивших по этим диким местам. 

Рыбаки угостили амурчанок свежевыловленным хариусом. Туристки побоялись пробовать сырую рыбу, но мужчины их успокоили: «Ешьте смело, хариус - чистая рыба и водится только в чистой воде». Действительно, после такого угощения проблем с пищеварением ни у кого не возникло.

- На рыбалке мы ничего не поймали, зато насобирали грибов. Вышло по-женски: пошли за рыбой, вернулись с грибами, - смеется Татьяна.

Хотелось летать

Казалось бы, пейзаж Путораны не отличался большим разнообразием - камни, речушки, небольшие водопады. Но каждый день плато открывало амурчанкам новые секреты. Они видели красные камни - выходы на поверхность какой-то руды; пласты каменного угля в природных условиях; поражались ярко-розовым кустикам гвоздик, растущих на скальнике; островку посреди реки, на котором одновременно цвели все растущие в этих местах цветы. Заросли можжевельника, огромные лиственницы и пихты, каменные березы в пойме рек и, конечно, множество водопадов, которые кардинально меняли свой облик после дождя. За 10 дней путешествия по плато туристки пережили сильнейший ливень, дым от горевшего леса в Хакасии, ураганный ветер на одной из вершин, туман и морось. Но это не мешало им впитывать в себя суровую, древнюю красоту Путораны.

- На одной из вершин на нас обрушился шквалистый ветер, который буквально сбивал с ног. Но было чувство летящей свободы, хотелось иметь крылья и взлететь. Вообще на Путоране ты испытываешь ощущение вечности, а из-за этого - какой-то светлой грусти. Если бы у меня была возможность, я бы еще раз поехала на плато, но только подальше, вглубь, - говорит Татьяна Морозова.

Такие чувства пережили все четыре женщины. До Путораны они, заядлые туристки, видели в нашей стране многое: Байкал, Камчатку, Сахалин, Якутию, Бурятию. Но таймырское плато в этом списке будет стоять особняком.

Анна АЗАНОВА.