В нашу редакцию обратилась Анастасия Шелковникова, мама 18-летней Кати, оказавшейся на грани жизни и смерти из-за собственной горячности. В декабре девушка, поссорившись с молодым человеком, выпила горсть таблеток и впала в кому. Врачам удалось привести ее в сознание, однако последствия медикаментозного отравления оказались очень тяжелыми. Рассказать откровенно о столь личной проблеме отчаявшаяся мать решила после того, как поняла, что в одиночку дочь ей не спасти.


- Катя - мой единственный ребенок, и я готова на многое ради ее жизни, - начала рассказ Анастасия. - Она с детства была очень творческой натурой, пела, танцевала, выступала на всех утренниках. Я сама педагог по вокалу, поэтому старалась развить музыкальные способности дочери. К сожалению, от занятий танцами нам пришлось отказаться: в 8 лет у дочери обнаружили полиартрит. Суставы воспалились так сильно, что Катя не могла даже ходить, не то что танцевать. Около года я носила ее на руках, она не могла держать даже ложку, ручку, так что в 9 лет ей пришлось учиться писать заново. Обычные лекарства не помогали, и нам назначили сильнодействующий препарат, который относится к первому ряду химиотерапии. Эффект от него был, однако он очень сильно посадил иммунитет, в результате чего Катя не смогла ходить в школу со всеми, перешла на домашнее образование.

Однако девочка старалась учиться не хуже других, углубленно изучала английский язык, самостоятельно освоила корейский и японский. Она продолжала заниматься музыкой, и даже подрабатывала удаленно звукорежиссером.

- Когда состояние здоровья улучшилось, Катя стала принимать участие в различных фестивалях японской культуры, переводила и исполняла популярные японские и корейские хиты, даже завела свой канал на Ютубе, - продолжает Анастасия.

У талантливой девушки была мечта - увидеть культурную столицу. Накопив денег и слетав в Санкт-Петербург, Катя поняла, что хочет там жить. После получения аттестата, она поступила в питерский колледж на менеджера по рекламе. Чтобы быть финансово независимой, девушка устроилась работать бариста в кофейню. Казалось, все хорошо. 


- Глубокой ночью 6 декабря вдруг раздался звонок из Питера. Молодой человек, с которым дочь встречалась, сказал: «Катя не просыпается!» Выяснилось, что она в порыве отчаяния, после очередной ссоры с ним, приняла сразу несколько препаратов, один из которых вызвал анафилактический шок. В это время я ухаживала за родителями - осенью у мамы случился микроинсульт, у отца спустя несколько недель геморрагический. Но при первой же возможности я вылетела к дочери. 

По словам Анастасии, неделю дочь провела на ИВЛ, при этом по невыясненным причинам девушке травмировали голосовые связки и трахею. За то время, которое Катя провела в коме, у нее развилась внутрибольничная пневмония, образовались сильные пролежни вплоть до некроза мягких тканей, дала о себе знать хроническая астма.

- Дальше было хуже, Катя заразилась коронавирусом, он очень сильно ударил по ослабленному организму, дав осложнение на ЦНС, сердце, легкие, почки, эндокринную систему и психику. В результате за два месяца дочь четырежды оказывалась в реанимации. Сейчас нас выписали, но состояние дочери плачевное. Она не может говорить, пить и глотать, не говоря уже о пении, передвигается по комнате с большим трудом, страдает от сильных болей, купировать которые не могут даже анальгетики. Развилась дыхательная недостаточность, правое легкое практически не работает. Из-за гормональной терапии, которая сейчас только и держит лёгкие, произошел эндокринный сбой, продолжает уходить костная и мышечная масса. Мне снова приходится носить ее на себе, как десять лет назад. Организм сильно истощен. Количество жизненно необходимых лекарств ежедневно растёт. Врачи разводят руками. Но я не могу спокойно наблюдать, как мой ребенок угасает. Я намерена отвезти дочь в германскую клинику, где ей проведут полное обследование, чтобы определить дальнейшее лечение. Самое главное - нам сейчас решить проблему с легкими (Катя вынуждена дышать кислородом из баллонов), а затем восстановить связки (вероятно, понадобится пластика). Запрос в клинику мы уже отправили, ждем ответа. Но мне одной лечение не потянуть. Мы пока не знаем точную сумму, по предварительным расчетам, понадобится 30 тысяч евро. Благо-творительные фонды, в которые я обращалась, отказываются нам помогать: Катя уже совершеннолетняя, а большинство организаций оказывают содействие либо детям, либо онкобольным. Но моя дочь тоже очень хочет жить! Она давно поняла, что совершила ошибку, осознала, что жизнь бесценна. Жаль, что этот важный урок дался такой ценой. У Кати есть планы на будущее, она решила освоить новую профессию, связанную с разработкой сайтов, а я очень хочу снова услышать, как она поет!


Девушка завела аккаунты в соцсетях, в которых практически ежедневно описывает свое самочувствие. Делает она это не только для того, чтобы собрать нужную сумму для лечения, но и чтобы остальные молодые люди, страдающие юношеским максимализмом, не повторили ее ошибок.

- Если среди ваших читателей найдутся неравнодушные люди, готовые помочь нам финансово, мы будем очень благодарны. Деньги можно перечислять на мою карту Сбербанка 4274 3200 5106 2407 (получатель Анастасия Владимировна Шелковникова), - обращается мама Кати. 

Дарья ДРУЖИНИНА.